Antoshka

Путь к Файлу: /Методология науки / Ракитов о Поппере.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   0
Пользователь:   Antoshka
Добавлен:   29.10.2014
Размер:   68.5 КБ
СКАЧАТЬ

Из книги А.И. Ракитова «Философские проблемы науки» М., «Мысль», 1977.

 

2. Знание как объект философского анализа и концепция автономии знания К. Поппера

Чтобы исследовать науку как функционирующую или развивающуюся систему, ее необходимо представить как особый объект, существующий вне и независимо от человека. Это вызывает определенную трудность. Как и всякое знание, наука есть продукт познавательной деятельности человека, и в этом смысле она радикально отличается от фрагментов материального мира, существовавшего и существующего до, вне и независимо от нее. Вместе с тем в сфере производства человек также создает феномены, не существующие и не существовавшие в природе: электростанции, синтетические вещества и даже трансурановые элементы, обретающие бытие лишь в лабораторных условиях.

Таким образом, то обстоятельство, что продукты интеллектуальной или предметно-практической деятельности могут существовать вне человека на тех же самых основаниях, как и другие фрагменты материального мира, представляет собой вполне банальную истину. Однако не банальным является подход, согласно которому мы выделяем и рассматриваем знание как объективный феномен. И в этом смысле необходимо точное различение того, что материальные носители знания — знаковые конструкции, или, точнее, тексты, будучи фиксаторами, выразителями знания, в то же время не совпадают с ним как особым сложным социально-когнитивным отношением, возникающим в результате познавательной деятельности и лишь в ней получающим жизнь, смысл и значение. Непонимание этого может привести к принципиально неверному подходу к проблеме, к ее ошибочной формулировке, а следовательно, и невозможности адекватного решения. В связи с этим я считаю необходимым подвергнуть критическому обсуждению концепцию автономности знания К. Поппера. Это обсуждение позволит нам вместе с тем уточнить принимаемую здесь позитивную позицию.

Главный тезис Поппера состоит в утверждении автономии и независимого существования мира объективных знаний. Согласно его взглядам, действительность

101

распадается на три связанных и взаимодействующих между собой мира: мир физических предметов—«первый мир»; психической, умственной, или ментальной деятельности, в которой реализуются человеческие переживания, психическая деятельность, познавательные акты и т. п.,—«второй мир» и, наконец, «третий мир»—готовые знания, выраженные в языке. «Жителями» этого «третьего мира», согласно Попперу, являются проблемы, теории и критические аргументы, доказательства и опровержения тех или иных гипотез. Эти знания зафиксированы в языке и прежде всего в книгах и статьях. «Третий мир» является результатом или продуктом второго, т. е. «мира» ментальных состояний, познавательных процессов и актов подобно тому, как воск является продуктом деятельности пчелы, а паутина — продуктом деятельности паука. Будучи зависим от «второго мира» как результат от создающего процесса, «третий мир» после его создания обретает самостоятельность, объективность, независимость или, по выражению Поппера, автономию. Хотя полученные знания есть знания о «первом мире», т. е. о природе, технике, социальных механизмах, человеке и т. д., после своего создания и реализации они обретают такую же объективность, как «первый мир».

В докладе «Эпистемология без познающего субъекта», прочитанном Поппером на III Международном конгрессе по логике, методологии и философии науки и содержащем наиболее полную аргументацию в защиту автономии «третьего мира», он приводит два разъясняющих его позицию примера. Вообразите себе, что разрушены все наши машины и инструменты, навыки, жилища и т. д., но сохранены библиотеки, содержащие научные знания и навыки обучаться. В этом случае, опираясь на «третий мир», мы можем восстановить фрагменты разрушенного первого — мира материальных вещей. Представим теперь другую ситуацию: разрушены не только машины, инструменты, города и полезные навыки, но уничтожены также и все книги, статьи (библиотеки). В этом случае восстановить разрушенные фрагменты «первого мира» наверняка не удастся9. В другом месте того же доклада Поппер усиливает этот

9 Popper К. R. Objective knowledge. An evolutionary approach. Oxford, 1973, p. 106, 152.

102

пример, допуская, что полностью разрушенная человеческая цивилизация может быть восстановлена разумными существами из других миров, если они сумеют расшифровать сохранившиеся в библиотеках письменные тексты, содержащие научные знания.

Эта позиция Поппера, несмотря на ряд рациональных положений, представляется мне не только уязвимой, но и принципиально неверной. Сам он неоднократно указывал на сходство своих воззрений с учением Платона об автономном мире идей, В то же время он подчеркивал коренное различие, состоящее в том, что мир идей Платона не есть продукт человеческой деятельности и существует не только вне, но и до человека, тогда как мир знаний, фиксированных в языке,—специфический продукт человеческой деятельности. Это обстоятельство иногда игнорируется критиками Поппера, подчеркивающими элементы идеализма в его воззрениях, несмотря на то, что сам он настойчиво называет свою позицию реализмом или даже наивным реализмом10.

Поппер — чрезвычайно сложная и многоплановая фигура, и при критическом анализе его конкретных позиций нельзя ограничиться одними упреками в идеализме. Основная ошибка Поппера заключается не в том, что он признает объективность научных знаний (а именно об этом и идет в первую очередь речь), а в том, что он считает знаковые системы, точнее, научные тексты знаниями самими по себе безотносительно к другим вне-знаковым феноменам, с одной стороны, и к определенным видам человеческой деятельности как интеллектуальной, так и предметно-практической — с другой. Но именно здесь, как я попытаюсь показать, и находится корень проблемы.

Прежде всего следует указать на то, что Поппер отнюдь не является первым, кто рассматривал знания в качестве более или менее объективных феноменов. Не говоря уже о Платоне и Гегеле, которых Поппер сам упоминает в качестве своих предшественников, концепция объективности знания обнаруживается в трудах Боль-цано и Фреге. Первый из них говорил о мире «высказываний в себе», второй — о мире объективных истин. Концепция объективности знания встречается и у представителей специальных наук. Н. Бурбаки в «Очерках

10 Там же, с. 107.

по истории математики» приводит слова Эрмита: «Я верю, что числа и функции анализа не являются произвольным созданием нашего разума; я думаю, что они существуют вне нас в силу той же необходимости, как и объекты реального мира, и мы их встречаем или их открываем и изучаем точно так, как это делают физики, химики или зоологи»11.

В этой позиции самой по себе нет никакого идеализма, ибо идеализм состоит не в признании или отрицании объективности знания, в том числе объективных истин, а в признании первичности того, что Поппер называет «вторым» и «третьим миром» по отношению к «первому». Но Поппер ничего подобного не говорит и подчеркивает, что «первый мир» предшествует «второму» и «третьему». В связи с этим уместно напомнить чрезвычайно важное и поразительное по глубине замечание Ленина о том, что противопоставление материи сознанию уместно лишь в рамках основного гносеологического вопроса: «Пределы абсолютной необходимости и абсолютной истинности этого относительного противопоставления суть именно те пределы, которые определяют направление гносеологических исследований. За этими пределами оперировать с противоположностью материи и духа, физического и психического, как с абсолютной противоположностью, было бы громадной ошибкой»12.

Из этого замечания с ясностью следует, что в рамках гносеологии диалектического материализма «готовые», т. е. сложившиеся, сформулированные, созданные в некотором познавательном процессе, знания могут рассматриваться как объективные феномены при условии материалистического решения основного вопроса философии. Каждая единица знания, будучи объективным, «сделанным», «готовым» феноменом, выраженным в знаковой форме, выступает в качестве таковой лишь в силу двустороннего отношения: а) к внезнаковым феноменам, образующим область значений для знаковых конструкций, б) к другим единицам и системам знания. Знаки и знаковые системы, не включенные в такое двустороннее отношение, являются изолированными и не фиксируют, не выражают и не передают никакого знания.

11 Бурбаки Н. Очерки по истории математики, с. 29.

12 Ленин В. И. Поли.  собр. соч., т. 18, с. 259.

104

B соответствии с этим знание не имманентно знаковой системе13.

Именно в этом пункте и заключается принципиальное отличие эпистемологии Поппера от эпистемологии диалектического материализма. Даже в своих крайне утрированных примерах, иллюстрирующих автономию «третьего мира», он не был и не мог быть последовательным. В самом деле, научные тексты, сохранившиеся в чудом уцелевших библиотеках, могут быть использованы для реставрации машин, инструментов, трудовых навыков и т. д., уничтоженных в результате катастрофы, лишь при условии, что сохранились разумные существа, будь то люди или космические пришельцы, обладающие навыками читать, расшифровывать и понимать эти тексты. Более того, и это, пожалуй, самое главное, они должны уметь действовать, чтобы реализовать знания, извлеченные из научных текстов.

Принципиальное отличие куска базальта от высказывания, записанного на каком-либо языке и формулирующего, скажем, закон Кулона, заключается в том, что физико-химический состав, механическая структура и геометрическая форма базальта существуют как таковые, даже если они никем не поняты, никем не используются, даже если мы не знаем об их существовании и никогда чувственно не воспринимали данную каменную глыбу. В то же время та или иная запись оказывается высказыванием, несет информацию, только если она отнесена к чему-то, к какой-либо вещи или процессу и используется кем-то в качестве такового.

Последнее обстоятельство имеет решающее значение. Здесь со всей очевидностью обнаруживается непонимание логиком и методологом Поппером логической структуры знания. Дело в том, что предикат «знание» приписывается некоторому феномену или множеству феноменов лишь при наличии совершенно особых отношений этих феноменов с другими. Это утверждение возвращает нас к концептуальному аппарату системно-структурного анализа. В предыдущей главе было показано, что

13 Подробнее см.: Логическая структура научного знания. М., l965; Ракитов А. И. Курс лекций по логике науки. М., 1971. Эта книга  была завершена в 1965 г., но издана позднее. Поэтому представленные в обеих работах концепции объективности научного знания  никоим  образом не были инспирированы идеями Поппера, с которыми автор познакомился значительно позднее.

105

любое свойство представляет особый вид отношения. Переменные, входящие в состав предиката, фиксирующего отношения, четко делятся на два непустых подмножества. В одном из них находятся переменные, выражающие не принимаемые в расчет изменения элементов, состояний и т. п., в другом — единственная переменная, предназначенная для обозначения выделяемого феномена, находящегося в центре рассмотрения. Абсолютизация свойств и противопоставление их отношениям часто приводили и приводят к серьезным познавательным ошибкам, в частности к эффекту ложного сознания.

В связи с этим я считаю важным напомнить о Марксовом анализе понятия товарного фетишизма. Товарный фетишизм как факт ложного сознания возникает как раз потому, что потребительным стоимостям — вещам в качестве их собственного автономного свойства, взятого вне контекста социальной деятельности, приписывается стоимость. В действительности, как показал Маркс, стоимость есть понятие, выражающее определенный тип отношений, неотделимых от деятельности по производству и обмену предметов в определенных условиях.

В силу своей враждебности к социально-политической доктрине марксизма Поппер «не заметил» логико-методологического аспекта Марксова анализа товарного фетишизма. А между тем он дает основание для некоторых важных эпистемологических заключений. Поскольку все свойства представляют собой «замаскированные» или свернутые отношения, мы можем разбить последние в первом приближении на два больших класса. В первый включаются отношения, в которых не участвует человек и не обнаруживается человеческая деятельность, во второй — отношения, непременным компонентом которых являются человек или человеческая деятельность, Так, свойство «быть твердым» («х твердый») фиксирует, если брать минералогический аспект этого свойства 14, устойчивое отношение между любыми парами тел в определенном агрегатном состоянии, из которых одно при нажиме и соприкосновении с другим оставляет на последнем царапину. При этом неважно, какова причина такого нажима. Он может осуществляться посредством чисто природных механизмов.

14 Более сложные схемы определения свойства «твердый» даны в предыдущей главе.

106

Напротив, в свойстве «быть домом» или «быть железнодорожными рельсами» фиксируются отношения, непременным участником которых является человек, манипулирующий с теми или иными предметами. Именно в силу включенности их в данный вид деятельности. Тем или иным вещам приписывается свойство «быть домом», «быть железнодорожными рельсами». Такие свойства (и в этом их главная специфика) приписываются предметам не на основании их взаимодействия или в отношении с другими вещами, но на основании их отношения к человеческой деятельности, на основании того, что эта деятельность осуществляется при посредстве данных вещей. Маркс, иллюстрируя это положение, говорил: «Продукт получает свое последнее завершение только в потреблении. Железная дорога, по которой не ездят, которой не пользуются, которая не потребляется, есть железная дорога только в возможности...» 1Б Эффект «использования», включенности в определенный вид деятельности является фундаментальным для всех объектов, фигурирующих в отношениях, принадлежащих ко второму классу.

Возвращаясь к концепции автономии «третьего мира», следует подчеркнуть, что свойство «быть знанием» представляет сложное отношение второго класса. Это отношение является не бинарным, как считают некоторые исследователи, и не тернарным, как я утверждал сам в вышеупомянутых работах, а гораздо более сложным.

Введем обозначения:

S0, S1, ... Sn (n—целое положительное) для знаков и знаковых конструкций некоторого языка; (i—для по- знающего (знающего) индивида; 0 —для объекта произвольной природы; с—для набора необходимых условий; а—для деятельности, осуществляемой индивидом над объектом; N—для предиката, выражающего отношения «... есть знание ...», «... является знанием ...».

Мы можем сказать, что структура понятия «знание» передается отношением «S0 является знанием об 0 для i, если в условиях с i может осуществить а». В сокращенном виде это выражение записывается: N (So, i, о, с, a). Однако и это выражение передает структуру понятия «знание» относительно упрощенно, так как входя-

15 Маркс К; Энгельс Ф. Соч., т. 12, с. 717.

107

щие в него составляющие не всегда являются элементарными.

В математике мы часто сталкиваемся с так называемыми сложными функциями или суперпозициями функций, имеющими вид, к примеру, F (G (Н (х))), где F, G, Н—символы функций, х—символ переменной. По аналогии с понятием «суперпозиция функций» можно ввести понятие «суперпозиция отношений». В частности, отношение N (So, i, о, с, а) является такой суперпозицией, ибо условие по существу само представляет собой набор некоторых отношений.

Не вдаваясь в детали, можно указать лишь самые общие отношения, включенные в с:

1. So обозначает о; это отношение обозначения устанавливается вербальным определением с помощью других знаковых конструкций, указательным жестом или другим видом предметно-практической деятельности.

2. So включается в конструкцию из других знаков:

S1, S2 ... Sn (или несовместимо с некоторыми из них, или эквивалентно некоторым из них, или является сокращением для некоторых из них для их произвольной комбинации, или обозначает логическое следствие из знаковых конструкций, относящихся к S1, S2, ..., Sn).

Перечисленные здесь отношения являются логическими. Они образуют формальную основу для психического акта понимания знаковых конструкций, выступающих в роли языка, С помощью этих отношений обычно выражается то, что называют смыслом языковых выражений.

3. Существует набор феноменов, необходимых для осуществления деятельности а с объектом о, обозначаемым посредством So. To что Sin x не просто типографские значки на бумаге, а знаковая конструкция (So), обозначающая элементарную тригонометрическую функцию, может быть установлено лишь при выполнении определенной вычислительной деятельности, для которой необходимы карандаш и бумага, мел и доска или счетная машина. Школьник может вообразить, что он знает, что такое Sin х, и представить себе, как говорят, в уме связанные с этим символом определения, теоремы и вычисления. Однако учитель может зафиксировать наличие знания лишь после того, как будут высказаны определения, теоремы доказаны, вычисления записаны в тетради, т. е. когда будет осуществлена объективиро-

108

ванная, речевая или, как говорил Бриджмен, «карандашно-бумажная деятельность».

Совершенно ясно, что введение символической записей указанных здесь отношений в структуру понятия "знание" могло бы продемонстрировать его сложность. Однако и установленная выше структура N (So, i, о, а, с) показывает, что выделение на основе процесса абстрагирования из этого пятиместного предиката одноместного представляет чрезвычайно рискованное предприятие. В процессе научного анализа структуры знания философам в целях более глубокого изучения отдельных связей в этой сложной композиции часто приходится рассматривать как несущественные те или иные переменные, входящие в установленную выше запись. При этом рассмотрение в качестве знания частичных структур наподобие N (So, о), N (So, i), N (So, i, a), N (So. i, с) и т. д. может быть вполне оправданным в свете различных целей и проблем, порождающих те или иные философские изыскания. Действительная ошибка возникает тогда, когда данные частичные структуры рассматриваются не как подструктуры N (So, i, о, а, с), а как автономные или даже единственные и окончательные структурные представления знания.

Однако Поппер идет еще дальше и предполагает тождество N(So)=N(So, i, о, а, с). Но тогда знаковые конструкции, вырванные из «контекста» их отношений к обозначаемым объектам, человеческому сознанию и деятельности, сами превращаются во фрагменты «первого мира». Поэтому Поппер в первом из примеров, подтверждающем автономию «третьего мира», предполагая разрушение машин, инструментов, а также большинства навыков, вынужден сохранить навыки к чтению и к активной деятельности на основе вновь обретенного знания. Таким образом, уже «с заднего хода» он вводит в свою структуру по крайней мере компоненты а, о  с, от чего вся его концепция рушится. Поппер называет свою позицию реализмом, я бы назвал ее наивным реализмом, даже слишком наивным, ибо по существу она означает слияние «третьего мира» с «первым» и полное тождествление знаний с физической структурой знака и  знаковых конструкций.

Поппер, иллюстрируя связь «третьего мира», т. е. готовых зафиксированных в текстах знаний, со «вторым  миром»—ментальных, психических состояний, приводит

109

в качестве поясняющей аналогии деятельность паука, создающего паутину, и пчёлы, производящей воск. Подобно паутине и воску знания объективны и могут, с точки зрения Поппера, существовать автономно, после того как создавшие их индивиды и деятельность этих индивидов перестали существовать. Но как раз эта аналогия и делает позицию Поппера весьма уязвимой, ибо, сравнивая паутину и воск с текстами как продуктами ментальной деятельности, он должен был бы добавить, что текст может использоваться в качестве знания в силу своей геометрической или физико-химической структуры, в силу своих механических или биохимических свойств, коль скоро речь заходит об использовании паутины и воска.

Текст, состоящий из знаков (чернильных значков, клинописных  оттисков,   иероглифических  рисунков и т. п.), а также несущие его материалы (лист бумаги, глиняная табличка, поверхность скалы) действительно обладают некоторой геометрической формой, физико-химической структурой, но знания, как известно, инвариантны способам их записи. Пчела не может воспользоваться паутиной для создания сот, паук не ловит мух с помощью воска. Физико-химическая и геометрическая природа этих вещей принципиальна для выполняемых видов деятельности. И напротив, природа материальных носителей знания—текстов—имеет второстепенное значение; существенно другое — чтобы тексты были действительно материальными, чувственно воспринимаемыми феноменами, включенными в познавательную деятельность. Вне такой включенности текст не несет, не выражает и не хранит никакого знания; он, перефразируя выражение Маркса, является знанием лишь в возможности.

Критический анализ концепции Поппера имеет и позитивный аспект. Он состоит в понимании того, что знание может рассматриваться при определенных условиях как объективный феномен, проявляющий себя в знаковых конструкциях, но не совпадающий с ними полностью. Поэтому выделение текста как объекта исследования требует эксплицитного указания на те реальные отношения, в системе которых была осуществлена изолирующая абстракция — абстракция выделения знаковых конструкций из контекста познавательной деятельности. Если это условие выполнено и сформулированы процедуры, допускающие обратный переход, так сказать

110

реконструкцию знаковых феноменов в полном наборе отношений, в котором проявляется и существует познавательная деятельность, то рассмотрение текстов или знаковых систем в качестве объективных носителей знания оказывается рационально оправданным и законным.

Эти замечания позволяют нам возвратиться к рассмотрению научного знания как функционирующей системы или машины особого рода. Разумеется, обоснование и оправдание этой точки зрения нуждаются в уточнении ряда понятий и выявлении условий их объективной значимости.

 

 

 

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

Яндекс.Метрика