Antoshka

Путь к Файлу: /по учёбе в ПТК / 2 курс / ист эк учен / 5.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   0
Пользователь:   Antoshka
Добавлен:   20.12.2014
Размер:   441.5 КБ
СКАЧАТЬ

Лекция №21

 

Отечественная экономическая мысль (1)

 

1. Методологические проблемы 20-х годов

 

В.И. Ленин в конце жизни утверждал, что “после Маркса говорить о какой-либо другой, немарксовой политической экономике можно только для одурачивания мещан, хотя бы и “цивилизованных “ мещан. Эта позиция, органически связанная с тезисом Маркса о ненаучности буржуазной политэкономии, начиная с 30-х гг. ХIX в., ещё при жизни Ленина, была возведена в ранг государственной политики в сфере образования и науки. Именно этот политический курс методично осуществлялся в течение всего послереволюционного периода, что привело советскую экономическую науку к отрыву от мировой экономической мысли и в конечном счете - к её глубочайшему кризису. Методология старой политэкономии отвергалась целиком и полностью. Вместе с тем отвергалась и накопленная культура политэкономических исследований.

НЭП породил новые условия для развития экономической науки. Несколько расширились рамки свободы интеллектуальной деятельности, появились новые журналы, издательства, оживилась деятельность научных обществ.

Появились и специальные работы по методологии политэкономии. Наиболее серьезной из этих работ была книга проф. С.И. Солнцева “Введение в политическую экономию”. В книге Солнцева содержится развернутая критика этического метода в политэкономии. Ещё

более резко он критикует субъективно-психологический метод. Солнцев считал совершенно правильным жёсткое разграничение экономического и психического. Развитие мировой экономической мысли в ХХ веке, однако, не подтвердило этого предположения. Эти два ряда явлений вовсе не разделены, хотя растворение экономического в психическом неизбежно приводит к выхолащиванию специфики экономических явлений как явлений социальных. В целом Солнцев даёт высокую оценку марксисткой методологии. В то же время он сетует на то, что сами теоретики-марксисты уже много лет не разрабатывают методологических проблем.

К концу 20-х годов положение существенно меняется: уже в то время не допускалось отклонение от марксизма.

Огромное методологическое воздействие экономистов оказали учебники по политэкономии, автором которых был А.А. Богданов, другие его работы. До второй половины 20-х годов эти учебники сохраняли монопольное положение среди учебных пособий по политэкономии.

Самой крупной и известной работой Богданова была “Всеобщая организационная наука (тектология)”. В ней всякая человеческая деятельность рассматривалась с организационной точки зрения, которая представлялась “универсальной” и единственно правильной. Развитие тектологии он ставил в центр всей познавательной деятельности человечества, связывая именно с этой наукой решение коренных проблем человеческого бытия. Однако и богдановская “экономическая наука” оказалась замкнутой, автономной теоретической системой, вырывающейся из общего потока мировой экономической мысли и при всем своём огромном потенциале почти не повлиявшей на её последующее развитие.

 

2. Вопросы рынка и товарно-денежных отношений в экономике СССР 20-30-х годов

 

Политика “военного коммунизма “ была попыткой построения нетоварного социалистического хозяйства. В 1920-1921гг А. Чаяновым и А. Вайнштейном была разработана система материального (натурально - вещественного) учёта. По мнению этих экономистов, социализм должен представлять собой натуральное хозяйство, устроенное и работающее как одно предприятие. Рынок в нём заменен централизованным распределением, производство подчинено единому народнохозяйственному плану, а вместо товарно-денежных показателей используется система разнообразных натуральных показателей и норм, выражающих технологические связи. В другом проекте централизованного натурального хозяйства (Л. Крицман) предлагалось использовать нормативный подход в учёте и планировании не только производства, но и потребления.

Большинство экономистов не поддержали такие проекты и полагали, что измерение будет осуществляться в часах рабочего времени. Для практического осуществления этой идеи 1920-21 гг. были предложены многообразные системы трудового учёта, основанные на “трудовых расценках”, которые были очень похожи на цены. Например, К. Шмелёв вычислил паритет одного “треда” (трудовой единицы) к рублю и предлагал использовать дореволюционные цены до тех пор, пока развитие статистики позволит выразить квалифицированный труд в часах простого труда.

Другие экономисты прямо заявляли о неизбежности сохранения в будущем денег и цен, доказывая, что обобщенный учёт хозяйственных благ, удовлетворение многообразных индивидуальных потребностей, обеспечение свободы потребительского выбора невозможны без денег. Большое значение придавалось также зависимости спроса от цен, без которой невозможно правильное распределение продуктов между разными потребителями в соответствии с их индивидуальными потребностями.

Особую позицию занял Б. Бруцкус (1922).

Разделяя господствующее мнение о несовместимости социализма и рынка, Бруцкус делал решительный выбор в пользу последнего. В отсутствие рынка, государство не сможет взвесить общественные потребности и, следовательно, не сможет дать правильные директивы производству. Неизбежным станет авторитарное распределение благ, что дорогой ценой приведёт к ухудшению удовлетворения потребностей. Введение же “трудовых цен”, которые будут фиксированными, не обеспечит равновесие между спросом и предложением.

Ещё более опасной, по мнению Б.Бруцкуса, является полная бюрократизация хозяйственной жизни общества. Превратившись в чиновников, хозяйственные руководители не будут заинтересованы в успешной работе своих предприятий, а отсутствие материальной заинтересованности позволит им перекладывать хозяйственный риск на общество в целом. Снабжение предприятий будет осуществляться независимо от их производительности - по усмотрению служащих центральных хозяйственных органов.

Бруцкус делал вывод, что без использования рынка организация хозяйства будет характеризоваться крайним расточительством, ”громадным консерватизмом и инерцией”.

Другие авторы (Л. Литошенко, 1928г) также считали, что авторитарное распределение ресурсов не в состоянии предотвратить технический застой и расточительство. Поэтому необходимо применение производственных цен как объективного выбора между разными вариантами использования ресурсов.

Под воздействием кредитной реформы 1930г. многие экономисты все более приходили к выводу о необходимости использования денег и при социализме - как универсального средства учёта труда, соизмерения его затрат и результатов, распределения предметов потребления. Предполагалось использовать уже не фиксированные, а подвижные цены, используемые государством для оперативного потребления.

Коррекция экономического курса в 1931г. не привела к отмене товарно-денежных отношений, так как было признано, что на начальной стадии социализма они сохраняются. Более того, некоторые теоретики считали, что стоимость создается не только в частном, но и в государственном секторе. Отсюда они делали вывод о необходимости длительного использования товарно-денежных отношений и тщательного учёта закона стоимости. В результате накопления оплата планирования и познания закона стоимости стихийность этого закона будет постепенно ослабляться, а трудовые затраты также постепенно станут освобождаться от своей “иррациональной стоимостной оболочки”. Признавая руководящую роль народнохозяйственного плана, многие авторы подчёркивали, что закон стоимости учитывается, используется планом и даже дополняет его.

Оригинальными на роль товарно-денежных отношений были взгляды В Новожилова и Л.Юровского. В.Новожилов в 1924г. охарактеризовал существующий в СССР строй как государственный капитализм, построенный на признании и использовании обособленности интересов государственных предприятий. Этой обособленности интересов соответствует особая частно правовая форма отношений.

Л.Юровский в 1926г выдвинул идею, что советская экономика является системой товарного хозяйства, регулирующегося государством, но подчиняющегося закону стоимости. От считал, что это “товарно - социалистическая форма хозяйства”. Специфика формы заключается в небывалой концентрации средств производства в руках государства.

Однако в 30-е годы действие закона стоимости в советской экономике отрицалось. Сами товарные отношения рассматривались в основном как метод управления народным хозяйством, а не как производственные отношения.

 

3. Проблемы денежного обращения

Попытки в период “военного коммунизма” найти вместо денег какую-либо иную форму народнохозяйственного учета потерпели неудачу. В 1921 и 1922 гг. наряду с бумажными деньгами обращалось и золото, восстанавливавшее свою роль всеобщего эквивалента. Некоторые экономисты предлагали перейти к золотому обращению. При чрезвычайной ограниченности золотого запаса государства (составлял менее 9% дореволюционного) такое предложение могло усилить позиции частного капитала, а также привело бы к утечке золота за границу.

С идеей товарного обеспечения устойчивости валюты выступил С.Г. Струмилин . Он предлагал эмитировать деньги по образцу облигаций хлебного займа - как представителей определенного товара или набора товаров. Накопление запаса золота в руках государства Струмилин предлагал заменить накоплением запаса товаров. Он абсолютизировал опыт демонизации золота в годы “военного коммунизма”, делал выводы о полном отрыве денег от золота.

В целях создания устойчивой денежной системы в обращение был выпущен устойчивый денежный знак- червонец, представлявший собой банкноты Госбанка СССР, приравненный к золоту и иностранной валюте. Выпуск червонца подорвал и без того обесценившийся совзнак, хотя ожидали обратного. Некоторые авторы были против обращения двух параллельных валют, предполагая этот процесс только при крайней деградации экономики. При нормальном же состоянии экономики не может быть двух параллельных валют, обладающих самостоятельным курсом. Червонец постепенно проник в розничный оборот, начал замещать совзнак в качестве средства обращения и средства платежа. Исчисление обязательств стало также осуществляться в червонцах. Поддерживая курс червонца за счёт стремительного обесценения совзнака, Наркомфин и Госбанк способствовали распадению денежного обращения и рынка на две части - червонную и совзначную.

В 1923г разрыв между двумя валютами вылился в разменный кризис, который не удалось преодолеть. Разрыв между двумя валютами превратился в разрыв между двумя сферами рыночного оборота: между городом, использующим червонец, и деревней, куда “накачивались” совзнаки. Возник кризис сбыта промтоваров осенью 1923г. Пришлось финансировать хлебозаготовки за счёт выпуска червонца, в результате его покупательная способность снизилась в два раза.

Однако весной 1924г удалось завершить реформу, изъять из обращения падающий совзнак, заменить его разменными знаками, приравненными к червонцу. Обмен по всей стране был закончен в мае 1924г. К июлю 1924г. впервые был достигнут бездефицитный бюджет, прекращена эмиссия денег для покрытия государственных расходов. Основой успешности денежной реформы стало возрождение и быстрый рост экономики в время НЭПА. Кроме того, реформа была очень квалифицировано обоснована и проведена.

 

4. Вклад Л.Н. Юровского в разработку денежной реформы 1922-1924гг.

Видный участник и организатор денежной реформы 1922-1924гг. Л.Н. Юровский был её ведущим теоретиком и историком. В своей книге “На путях к денежной реформе” (1924) Юровский убедительно демонстрировал невозможность нормального ведения хозяйства в условиях обесценивающейся валюты, когда все хозяйственные действия, включая и составление государственного бюджета, “приобретают характер рискованных спекуляций”. Затем автор прослеживал, каким образом потребность в устойчивой валюте находила временное удовлетворение в различных искусственных методах счёта. Так, госбюджет на 1922 год предполагалось составить в довоенных или золотых рублях, т.е. с учётом индекса роста цен за период с 1913г.

Калькуляция цен и себестоимости товаров велась в каждой отрасли по своим, особым методикам. Например, в топливной промышленности, где большую часть издержек производства составляла зарплата, за единицу счёта брались цены на ржаной хлеб. Т.е., срочно необходима была устойчивая валюта.

Однако вопрос о характере необходимой твердой единицы измерения стоимости мнения экономистов разделил. Одни были за товарный или “индексный” рубль, другие за золотой рубль.

Спор завершился в конце 1922г с началом выпуска “червонцев” - банкнот, не менее чем 25% обеспечившихся золотом и устойчивой иностранной валютой, Правда, червонцы не разменивались на золото, хотя такая возможность не исключалась в будущем. Наконец, курс червонца, равный 10 руб. в прежней российской золотой монете, систематически поддерживался по отношению к фунту стерлингов, доллару и другим валютам в соответствии с их золотым паритетом. Практическую победу сторонников “золотого исчисления” Л.Н. Юровский считал вполне закономерной как в силу теоретической правильности их позиции, так и в силу её большой дальновидности - с точки зрения перспектив преодоления изоляции советского хозяйства от мирового рынка.

В обобщающем исследовании Л.Н. Юровского “Денежная политика Советской власти (1917-1927) автором была предложена периодизация развития денежной системы страны за послереволюционное десятилетие. Период после осуществления реформы 1922-1924гг. подразделялся им на ряд этапов: 1924г - первая половина; 1925 - устойчивый курс червонца, незначительное расхождение с его покупательной силой на внутреннем рынке; середина 1925г - начало 1926г - непродуманная кредитная экспансия, инфляция и товарный голод, резкое расхождение между покупательной силой и внешним официальным курсом червонца, запрет вывода советской валюты за границу; весна 1926г - лето 1927г -поворот к сдержанной кредитной политике, некоторое улучшение золото валютного положения страны; с лета 1927г - возврат к кредитной экспансии путем необеспеченной эмиссии денег.

Главную причину трудностей в системе денежного оборота учёный видел в завышенных темпах планируемой Госпланом индустриализации, не опиравшейся на реальные ресурсы. Юровский боролся за сохранение устойчивости рубля и был против эмиссии как дополнительного источника средств финансирования. В 1938г он был репрессирован.

 

Лекция №22

 

Отечественная экономическая мысль (2)

 

1. Становление теории общественного воспроизводства в 20-30-х годах

Возникновение тех или иных дискуссий по проблемам воспроизводства было связано с решением конкретных экономических задач. В условиях восстановления народного хозяйства большое внимание уделялось проблеме путей достижения экономического равновесия. Разработка этих вопросов требовала уточнения таких понятий, как равновесие, сбалансированность, пропорциональность и т.д.

Работа над первым пятилетним планом выдвинула прежде всего вопрос о пропорциях, в частности о пропорции между I и II подразделениями общественного производства, накоплением и потреблением, об источниках накопления и темпах роста производства.

Широко дискутировалась проблема экономического равновесия, разработки народнохозяйственных планов и народнохозяйственного баланса. Разработка балансового метода началась ещё в начале 20-х годов. Первый шахматный баланс межотраслевых связей, составленный на 1923/24г., предвосхитил разработанный позднее В. Леонтьевым в США анализ затрат и выпуска продукции. Теоретические проблемы построения народнохозяйственного баланса получили отражение в дискуссии, проходившей в ЦСУ СССР в 1927г, в которой участвовали ведущие экономисты и статистики страны. Большое место в дискуссии отводилось проблеме хозяйственного равновесия. Понимая под равновесием состояние экономической сбалансированности, соразмерности в народном хозяйстве, экономисты ставили задачу выявить факторы, обеспечивающие равновесие, характеризовали его формы, тип и уровень, определяли особенности равновесия и пути его достижения. Идеи рыночного равновесия были представлены в работах В.А. Базарова, В.Г. Громана, Н.Д. Кондратьева, Л.Н. Юровского и др.

Так, Л. Юровский отмечал, что если сохраняются товар и деньги, то действует и закон стоимости, обеспечивающий рыночное равновесие. Реакция на нарушение рыночного равновесия со стороны государства может быть двоякая: оно может принять меры к его восстановлению или ввести в народное хозяйство нерыночный принцип “планового распределения” в самых разнообразных формах, в том числе и карточное распределение.

Сторонники равновесия на рынке выступали против сложившихся в народном хозяйстве пропорций, считая, что это неизбежно ведет к нарушению равновесия всей хозяйственной системы. Они подчеркивали, что задача планирования - не ликвидация рынка и рыночных законов, а регулирование рынка на основе этих законов.

В связи с разработкой первого пятилетнего плана встал вопрос о соотношении I и II подразделений общественного производства, групп “А” и “Б” в промышленности. Многие авторы обосновали необходимость активного воздействия на исторически сложившуюся структуру общественного производства, необходимость опережающего развития I подразделения по сравнению со II. В то же время отмечалось, что опережающее развитие I подразделения не является абсолютной необходимостью для всех периодов развития общества и допускалось опережение темпов II подразделения. Это нашло своё практическое применение при разработке второго пятилетнего плана, в котором были запланированы более высокие темпы группы “Б” по сравнению с группой “А” промышленности.

Большая дискуссия в 20-е годы развернулась по проблеме темпов роста общественного производства. Одни авторы считали, что темпы соответствуют “затухающей кривой” (В. Базаров), другие, что темпы постоянно будут возрастать. Однако и Базаров считал, что теоретически в перспективе возможны более высокие темпы, чем при капитализме.

В 30-е гг. значительное место отводилось исследованию таких категорий воспроизводства, как совокупный общественный продукт, национальный доход, национальное богатство и т.д. Была продолжена работа над составлением народнохозяйственного баланса, что потребовало уточнения представлений о границах материального производства, производительном и непроизводительном труде и др.

Исследовались возможности использования в планировании таких показателей, как валовый продукт и чистый продукт. Одни авторы предпочитали первый, а другие - второй показатель. По-разному понималась и сущность такого синтетического показателя, как национальный доход. Были попытки понимания национального дохода как воспроизводственной категории, связанной не только с созданием, но и с движением продукта по фазам воспроизводства.

Происходило уточнение понятий производительного и непроизводительного труда. Наряду с ограничительной характеристикой производительного труда как труда, создающего материальные блага, продолжала существовать расширенная трактовка, отождествлявшая производительный труд со всяким общественно полезным трудом.

В понятие национального богатства включались не только накопленные результаты труда, но и природные ресурсы. Дискутировался вопрос и о границах национального богатства - сводить ли его только к материальным благам или включить в него и также моменты как накопленные знания, опыт, квалификацию работников и т.п. Окончательного решения этот вопрос не получил.

 

2. Концепции народнохозяйственного планирования

Периоду “военного коммунизма” соответствовал поиск правильной системы централизованного распределения факторов и результатов производства, а также организационных форм, обеспечивающих централизованное планирование и управление.

Новый этап в развитии теории и практики планирования открыл НЭП; формировалась принципиально новая идеология планирования. На место представлений о плане- расписании выдвигается трактовка планирования как выбора оптимального пути движения к намеченной цели.

В феврале 1920г был создан Госплан, который приступил к активному функционированию в условиях Нэпа. 20-е гг. стали наиболее плодотворным периодом в развитии теории и практики планирования. Госплан и ВСНХ, Наркомфин и Наркомзём не просто разрабатывали плановые документы в пределах своей компетенции, но выдвигали альтернативные концепции социально - экономических перспектив страны Открытое сопоставление позиций было благоприятным фактором для решения задач планирования.

Был выдвинут и получил широкое распространение тезис о необходимости сочетания перспективного и текущего планирования. Был сделан вывод о необходимости четкого разграничения целей, стоящих перед планированием на различные периоды, и связанное с этим понимание существенных различий в методологии, структуре и содержании плановых документов.

В 1925-1932 гг велись исследования и в области генерального плана. Первым разработкам в наибольшей мере были присущи методы экстраполяции; в дальнейшем были предложены и опробованы составление баланса и математическое моделирование, прогнозирование технического прогресса и др.

В научной литературе и практической деятельности в первой половине 20-х годов наметились два подхода к пониманию роли и задач планирования в условиях Нэпа. Так, Н.Д. Кондратьев видел в плане по возможности наиболее точный прогноз будущего движения народного хозяйства. Он указал на ограниченность прогностических возможностей в условиях разрухи и предостерегал от разработки долгосрочных планов. Базаров же считал правильным вообще не связывать плановый документ с конкретными временными рамками, а дать в нем анализ целевого состояния, к которому должно прийти общество, указать взаимосвязанные проблемы, которые предстоит решать на этом пути.

В этой же связи Базаров выдвинул методологическую идею о соотношении генетического и телеологического подходов. Имелось в виду, что при разработке плана необходимо сочетание поиска путей к достижению поставленных целей (телеология) с проецированием в будущее фактической динамики настоящего (генетика). По мнению Базарова, “поле телеологического конструирования тем сильнее расширяется за счёт генетического прогноза, чем полнее схвачена данная отрасль оперативным воздействием государства”. Следовательно, телеологически должен разрабатываться план для национализированных отраслей (промышленности), а генетически - план сельского хозяйства, причём последний должен составлять основу для целостного народнохозяйственного плана .

Важным методологическим вопросом в 20-х гг. считалось изучение хозяйственной конъюнктуры и закономерностей роста советского хозяйства. Т.е., речь шла о наличии в хозяйственной системе некоторых устойчивых тенденций, типичных для данного этапа, которые надо учитывать в планировании контрольных цифр на 1925/26г., в первоначальных проектах первой пятилетки. Статистический анализ Громана позволил выявить некоторые устойчивые соотношения темпов восстановления отдельных отраслей и тенденции изменения стоимостных пропорций.

Важной областью методологических исследований стал анализ существа балансового метода и его роль в планировании народного хозяйства. Крупным вкладом в развитие мировой экономической мысли стал подготовленный в ЦСУ под руководством П.И. Попова межотраслевой баланс за 1923/24г., основу которого составил популярный метод ”затраты - выпуск”. Критика этого метода сводилась к тому, что сбалансированность показателей плана ещё не говорит о его реалистичности и обеспечении роста всех сфер экономики.

Кондратьев и другие выдвинули тезис о необходимости при разработке перспективного плана ориентироваться на создание наиболее благоприятных экономических условий для накопления и использования капитала; ставили вопрос о внедрении в хозяйственную жизнь рычагов заинтересовывающих предприятия наиболее эффективно применять имеющиеся у них ресурсы. Проблемы динамического равновесия занимали центральное место в их концепции.

Принципиальное значение имел вопрос о критериях социально - экономического прогресса, которые следовало заложить в перспективный план в качестве стратегических установок. Эти критерии необходимо было соподчинить друг другу, например, максимальный рост производительных сил, социализацию и благосостояние населения.

В 30-е годы абсолютно доминировала иная, формальная точка зрения: директивное адресное планирование было признано неотъемлемой чертой планового хозяйствования. Подчёркивалось проникновение плана во все детали общественного производства, значительная конкретизация натуральных показателей, распространение централизованных плановых заданий не только на крупную, но также на мелкую и местную промышленность, на все сельское хозяйство.

 


3. Обоснование плана ГОЭЛРО

План ГОЭЛРО был первым планом индустриального развития страны. План ГОЭЛРО в целом вобрал и развил многое из того ценного опыта, который накопила к 1917г. российская экономическая мысль. Это касалось самой постановки задачи индустриального преобразования России, определения структурных и отраслевых изменений, выделения приоритетных направлений и регионов, объективного учёта экономического потенциала и состояния людских ресурсов страны и т.п. Научно обоснованным было решение о темпах промышленного роста. Оно напрямую корректировалось практикой подъема российской экономики в 1908-1912гг. Соответственно темпы намечавшегося на ближайшее десятилетие роста были равнозначны показателям дореволюционной поры или ненамного превышали их. При подготовке плана ГОЭЛРО предполагалось треть средств (6 из 17 млрд. руб.), необходимых для намечавшегося промышленного преобразования страны, получить с помощью концессий и иностранных кредитов. Однако реально этого не получилось. Поэтому план ГОЭЛРО в полной мере не был реализован.

 

Лекция №23

 

Отечественная экономическая мысль (3)

 

1. Дискуссии вокруг заданий первой пятилетки

Обсуждение и разработка пятилетнего плана проходили в весьма противоречивых условиях. В промышленности наблюдается заметный подъем; и в 1927, и в 1928гг. Выпуск изделий превысил годовые задания. Два года подряд шло снижение себестоимости продукции, увеличивались прибыли. Государство своевременно собирало налоги, аккумулируя в своих руках все более значительные доходы. Расширение индустрии на 40% происходило за счет собственных вложений, т.е. ресурсов предприятий, которые оставались у них после выплаты всех налогов в госбюджет.

Однако в 1928г наметилась единая линия и для города, и для деревни. Методы ее реализации тоже совпадали: административный нажим, подчинение центру, применение, если требуется, экстраординарных мер. Т.е. речь шла о форсированном свертывании нэпа. Этот курс был сформирован Сталиным и куйбышевым.

Главным оппонентом был Н. И. Бухарин, который стоял за возможно более бескризисное общественное воспроизводство. “Наивно полагать, — писал Бухарин, —будто максимум годовой перекачки из крестьянского хозяйства в промышленность обеспечит максимальный темп индустриализации. Нет, длительно наивысший темп получится при таком сочетании, когда промышленность поднимется на активно растущем сельском хозяйстве, обеспечивающем быстрое реальное накопление.” Бухарин справедливо писал о дисбалансе между планами сооружения новых предприятий и наличием стройматериалов, о том, что деньги сами по себе не могут толкать промышленность вперед. Статья Бухарина “Заметки экономиста” заканчивались глубокими рассуждениями об общих сложностях реконструктивного периода, о наличии бюрократических преград, излишней централизации. Т.е. в статье Бухарина отвергается предложенный Сталиным в 1928г путь последующего преобразования экономики.

В этой связи примечателен спор между ВСНХ и Госпланом СССР. Председатель Госплана Кржижановский, аккумулируя опыт, накопленный во время плана ГОЭРЛО, еще в 1927г. считал, что индустриализация должна пройти в СССР четыре основных этапа: 1) развитие добывающей промышленности в целом и расширение производства технических культур в сельском хозяйстве; 2) реконструкция транспорта; 3) индустриальный этап, обеспечивающий правильное размещение производительных сил и общий подъем товарности сельского хозяйства. Первые три этапа предполагают соответствующее развитие электрификации, и четвертый этап - это развернутое развитие  энергетики.

Руководители ВСНХ упорно ратовали за первоочередное развитие промышленности, в рамках которого безраздельный приоритет получали машиностроение, металлообработка.

1 октября 1928г. официально началось выполнение пятилетнего плана, намеченного на 1928/29 - 1932/33гг. Но задания не были еще опубликованы, они не были утверждены. Только в конце 1928г. были рассмотрены контрольные цифры на 1928/29гг. Куйбышев, Рыков, Кржижановский отмечали многие трудности выполнения этих плановых цифр. Однако все были единодушны в определении умеренных темпов роста промышленности. Приоритет был сохранен за принципом пропорционального развития.

2. Осуществление индустриализации в первом пятилетнем плане

Первый пятилетний план в отличие от последующих базировался на принципах нэпа. Намечалось дальнейшее развертывание хозрасчета, доведения его до каждого предприятия. Составителям удалось добиться сбалансированности всех важнейших заданий между собой. При этом речь шла о должной согласованности в развитии индустрии и сельского хозяйства.

Первая пятилетка должна была обеспечить значительный шаг вперед в деле превращения страны из аграрно-индустриальной в индустриально-аграрную. При опережающем росте промышленности наивысшие темпы предусматривались для отраслей группы “А”, сюда направлялись 78% всех капвложений в промышленность.

Признавалось, что к началу первой пятилетки разрыв между уровнем индустриального производства СССР и Северной Америки был больше, чем до 1917г. Это отставание определялось в 50 лет.

В итоге по большинству видов продукции промышленности в натуральном выражении пятилетка не была выполнена. В наихудшем положении оказались отрасли, работа которых предопределялась состоянием сельского хозяйства. Хуже того, в 1932г. продукция этих отраслей по объему заметно уступала показателям кануна пятилетки. Все это отразилось на материальном благосостоянии населения - оно ухудшилось. Общий объем сельскохозяйственной продукции, произведенный на исходе первой пятилетки, был ниже, чем в начальном 1928г. Тем не менее, если бы подсчитывали итоги научно, в ценах, близких к реальной стоимости продукции, пришлось бы признать, что доля промышленности в начале 30-х гг. еще не превзошла долю сельского хозяйства в национальном доходе страны. Уже в 1931г. проявилось снижение темпов роста промышленности, резкое ухудшение всех качественных показателей работы предприятий, невыполнение планов, о чем предупреждали Кондратьев, Базаров и другие. Темпы развития индустрии быстро снизились: с 23,7% в 1928/29г. до 5% в 1933г. К тому же сверхмаксимальная концентрация сил и средств на развитии  тяжелой промышленности усугубило и без того тяжелое положение в отраслях группы “Б” и на транспорте. Это сказалось на социальном положении населения.

 

3. Чаянов А. В. - защитник крестьянства и кооперации

Биографы называют А. В. Чаянова одним из последних энциклопедистов. Действительно, наряду  со специальными экономическими работами (200 наименований), он написал несколько книг по истории Москвы и ее окрестностей, вел искусствоведческие исследования, опубликовал пять повестей и один киносценарий.

А. В. Чаянов в 1906г. поступил в Московский сельскохозяйственный институт. С 1910г. стал работать в институте на кафедре сельскохозяйственной экономии. Начинают выходить его научные труды по теории крестьянского хозяйства и кооперации. Кооперативное движение в 1917г. выдвигает его осенью 1917г. на пост заместителя министра земледелия во Временном правительстве. С 1919г. Чаянов работает в Народном комиссариате земледелия, в  1922г. он возглавил крупный НИИ экономики сельского хозяйства. В 1923г. - 1927гг. Вышли его основные труды “Организация крестьянского хозяйства” (1925), “Краткий курс кооперации” (1925), “Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации” (1927).

После второго ареста в 1937г., Чаянов был репрессирован.

В методологическом отношении концепция Чаянова вобрала в себя самые передовые идеи мировой экономической мысли и опыта, в том числе, и отечественные. Из зарубежных теорий Чаянов воспринял принципы эффективного хозяйствования на крупных капиталистических фермах, творчески переработав их для условий семейно-трудовых хозяйств в России. Большое влияние на взгляды Чаянова оказали также работы немецких экономистов И. Тюнена, А. Вебера по рациональному размещению производительных сил в масштабе региона, народного хозяйства в целом.

 

4. Концепция семейно-трудового крестьянского хозяйства, теория крестьянской кооперации, организации аграрного сектора

Главным предметом теоретических исследований А. В. Чаянова является семейно-трудовое хозяйство и его взаимоотношения с окружающей экономической средой. Такое хозяйство нацелено прежде всего на удовлетворение потребностей самих членов семьи. Чаянов рассматривает его в основном как натуральное хозяйство, втягивающееся в процесс рыночного обмена с целью продажи излишков и лучшего удовлетворения собственных нужд. Методология Чаянова исходила из того, что факторы социальной и хозяйственной устойчивости семейного трудового хозяйства логически и практически преобладают над факторами его дифференциации. Чаянова интересовало состояние семейного хозяйства на данный момент времени, ибо статика есть необходимый, хотя и частный момент динамики.

Итак, первая стадия анализа Чаянова касается организации хозяйства отдельной крестьянской семьи. В качестве основополагающих здесь выступают понятия организационного плана и трудопотребительского баланса крестьянского хозяйства, организационный план, или субъективное отображение крестьянином системы целей и средств хозяйственной деятельности, включая в себя выбор направления хозяйства, сочетание его различных отраслей, увязку трудовых ресурсов и основных объемов работ, разделение продукции, потребляемой в собственном хозяйстве и продукции, направляемой на рынок, баланс денежных поступлений и расходов. В свою очередь, концепция трудопотребительского баланса исходила из того, что крестьянин, используя в своем хозяйстве собственный труд и труд членов своей семьи, стремится не к максимуму чистой прибыли, а к росту общего, валового дохода, равновесию производственных и природных факторов, соответствию производства и потребления, равномерному распределению труда и дохода в течение всего года. Поскольку конечной целью трудового крестьянского хозяйства остается потребление, а не накопление денежных средств, рыночные критерии не всегда здесь применимы. Так, категория заработной платы в хозяйстве крестьянина превращается в его чистый доход, пополняющий личный бюджет семьи. Земельная рента в крестьянском хозяйстве теряет нетрудовой доход, принимает вид избыточного дохода, получаемого крестьянской семьей из-за выгод местоположения по отношению к рынку сбыта, повышенного плодородия земли, других факторов.

Рассмотренная концепция организационного плана и трудопотребительского баланса Чаянова позволила ему объяснить ряд парадоксов в развитии крестьянского хозяйства дореволюционной России. Кроме того, Чаянов внес существенный вклад в интерпретацию процессов дифференциации крестьянских хозяйств. Он установил, что демографические факторы обусловливают тот факт, что динамика трудового потенциала крестьянской семьи, подчиняясь процессу ее роста и распада, носит волнообразный характер. Таким образом, существенная часть имущественной дифференциации крестьянских хозяйств не носит социального характера.

А. В. Чаянов отчетливо видел те препятствия, которые ставит семейно-трудовая ячейка на пути технического прогресса. Кроме того, сама цель крестьянского хозяйства несла в себе весьма заметные пределы для расширения товарности и общего подъема производства.

Путь к кардинальному повышению эффективности аграрного сектора Чаянов усматривал в массовом распространении кооперации, при которой от семейно-трудового хозяйства постепенно отпочковались бы и переходили в ведение крупных кооперативных товариществ операции по переработке, хранению, сбыту крестьянской продукции, закупке и обслуживанию техники, заготовке минеральных удобрений, семян, племенная, селекционная работа, кредитное дело, словом,- все те операции, где крупное хозяйство имеет явный перевес над мелким.

Ученый подходил к кооперации с двух сторон - как к организационной форме хозяйства и как к общественному движению. Ценность кооперации как движения заключалась в антикапиталистическом и антибюрократическом содержании. Кооперативы вовлекают крестьян в самостоятельную деятельность по закупке товаров, переработке и сбыту продукции, тем самым освобождая их от эксплуатации перекупщиков, ростовщиков, купцов. Кооперативы поддерживают и развивают тягу крестьян к формам хозяйственного самоуправления. Согласно Чаянову, антикапиталистическое, антибюрократическое содержание кооперации во многом обуславливает экономический эффект ее деятельности - относительно низкие цены на продукцию и дополнительный доход для ее членов. Т.е. кооперация выгодна для крестьян и поэтому перспективна как хозяйственная форма.

Чаянов полагал, что с точки зрения организации к кооперативам должны отойти лишь те виды деятельности, технический оптимум которых превосходит возможности отдельного крестьянского хозяйства. “Отщепление” операций происходит обычно “от рынка к полю”: сначала кооперативная форма распространяется на операции, связывающие хозяйство с рынком (кооперативы по закупкам, сбыту, кредиту), затем процесс первичной обработки сырья, наконец, на производственные биотехнологические процессы. Вплоть до конца 1920-хгг. Чаянов исходил из того, что индивидуальные крестьянские хозяйства способны вести эффективную обработку почвы и животноводство, остальные виды деятельности подлежат постепенному и добровольному кооперированию. Следовательно, А. В. Чаянов выступал как сторонник вертикальных форм кооперации. К горизонтальным формам, объясняющим “интегральные земледельческие артели” (колхозы), в том числе на основе производственного кооперирования, он относился прохладно.

Рассмотрим воззрения Чаянова на организацию сельскохозяйственной отрасли в целом. Уже летом 1917г. ученый выдвинул подобный план реконструкции аграрного сектора: передача земли в собственность трудового крестьянства, введение трудовой собственности на землю (без права купли-продажи участков), передача государству помещьих хозяйств и образцовых имений, введение единого сельхозналога для частного изъятия дифференциальной ренты.

Наличия планы аграрного переустройства, Чаянов исходил из необходимости следовать двойственному критерию - повышению производительности труда и демократизации распределения национального дохода. Позднее им было предложено разграничение двух типов рентабельности аграрных мероприятий: экономическая рентабельность выражалась в росте доходов отдельного хозяйства, социальная - в реализации интересов всего народного хозяйства.

Чаянов возглавляет институт сельскохозяйственной экономики, который становится теоретическим и методическим центром по разработке рациональных методов ведения сельского хозяйства. Труды Чаянова по экономике крупных аграрных регионов, намеченные здесь мероприятия не потеряли значение до сих пор. Чаянов выдвигает идею активной государственной политики по использованию водных ресурсов. Конечная цель такой политики видится ему в достижении наивысших урожаев с  единицы орошаемой площади. Опираясь на собственную концепцию водной ренты, ученый предлагал ввести плату за воду и регулировать ее с учетом изменений цен на продукты и средств производства, а также капитальных затрат.

Крупным достижением Чаянова является выдвинутая им теория дифференциальных оптимумов сельскохозяйственных предприятий. По Чаянову, оптимум имеет место там, где при “прочих равных условиях себестоимость будет наименьшая”. Согласно Чаянову, в аграрном секторе экономики оптимальный размеры хозяйств весьма сильно зависят от природно-климатических, географических условий, биологического характера процессов и других особенностей.

Чаянов выдвинул и весьма простую методику определения оптимальных размеров предприятий. Так, в земледелии все элементы себестоимости подразделялись им на три группы: 1) уменьшающиеся при укрупнении хозяйств; 2) увеличивающиеся при укрупнении хозяйств; 3) не зависящие от размера хозяйства. По Чаянову, задача нахождения оптимума сводится к нахождению точки, в которой сумма всех трех видов издержек на единицу продукции будет минимальной.

До середины 1920-хгг. концепция дифференциальных оптимумов использовалась Чаяновым в целях обоснования “вертикальной кооперации”. В 1928-30гг. В центре Чаянова находятся все вопросы организации крупных и крупнейших предприятий - совхозов. Совхозная форма представлялась ему более приемлемой, чем колхозная, так как в совхозах легче было использовать для внедрения механизацию, передовые методы аграрной науки. Чаянов предложил критерий оценки деятельности крупных совхозов: по степени выполнения ими государственного плана с точки зрения учета интересов региона и по уровню прибыльности самого предприятия. В разработанные им  организационные планы совхозов ученый включил новые способы использования техники.

Новая программа Чаянова предусматривала первоочередное создание гигантских (размером в 40-100 тыс. га) централизованно управляемых хозяйств по производству зерна. После простейших с точки зрения организации зерновых совхозов данная форма должна была распространяться в овощеводстве, льноводстве, хлопководстве. Для предприятий каждой отрасли ученым были разработаны дифференцированные технические и организационные нормативы. По Чаянову, всеохватывающая система механизированного земледелия должна была сформироваться довольно быстро - за 10-15 лет.

Таким образом, воззрения А. В. Чаянова претерпели значительную эволюцию, что связано и со сменой экономического курса страны. Но в историю экономической мысли А. В. Чаянов вошел прежде всего как теоретик трудового крестьянского хозяйства и сельскохозяйственной кооперации.

Лекция №24

 

Н.Д. Кондратьев:

исследование проблем экономической динамики

 

1. Основные этапы жизни и деятельности

Николай Дмитриевич Кондратьев родился в 1892г. В 1910г поступил в Петербургский университет на экономическое отделение юридического факультета, а в 1915г выходит его первая монография . Участвует в политической деятельности - избирается по списку эсеров в Учредительное собрание. В канун октябрьских событий 1917г. Кондратьеву поручен пост заместителя министра Временного правительства по продовольствию. В 1920 г Кондратьев ставится директором Конъюнктурного института, руководству которого он отдал лучшие годы жизни.

На период Нэпа приходятся наиболее крупные труды ученого, принесшие ему мировую известность. Благодаря его усилиям, Конъюнктурный институт превращается в научный центр мирового уровня. Однако уже в 1928г Кондратьева увольняют с поста директора Конъюнктурного института, а сам институт был вскоре закрыт. В июле 1930 года профессор Кондратьев был арестован как глава несуществующей “Трудовой крестьянской партии”. В тюрьме он работает над обобщающим экономическим трактатом теоретического и методологического характера, из которого дошла лишь его первая часть (Кондратьев Н.Д. Основные проблемы экономической статики и динамики. М.1991). В 1938г Кондратьев был расстрелян.

 

2. Концепция народнохозяйственного планирования.

Большая часть десятилетия 1920-х гг была заполнена напряженной работой Н.Д. Кондратьева по разработке теории народнохозяйственных планов. Главным методом воздействия государства на народное хозяйство Кондратьев считал планирование. Он сам лично участвовал в составлении первых планов. Кондратьев ставил перед Конъюнктурным институтом задачу создания макроэкономической теории планирования и прогнозирования.

К середине 1920-х годов, как уже отмечалось, сложились два основных подхода к планированию: генетический и телеологический. Н.Д. Кондратьев выступал за разумное сочетание обоих методов. Для этого он многое делал для изучения объективных характеристик и тенденций рыночной экономики. Для него рынок был связующим звеном между национализированным, кооперативным и частным секторами и важным источником хозяйственной информации. Предназначение плана ученый видел в том, чтобы обеспечить более быстрый, чем при спонтанном развитии, темп роста производительных сил. Кроме того, задачу планирования Н.Д. Кондратьев усматривал в обеспечении сбалансированного роста производства. Он предполагал разумное сочетание рыночных и плановых начал для всех секторов экономики.

Как показал Кондратьев, указанная концепция модифицировалась в зависимости от сектора как объекта планирования. Так, в сфере частного сельского хозяйства план должен быть преимущественно генетическим. В национализированной промышленности в большой степени можно использовать телеологическое планирование. Но в любом случае, построение научного плана, а главное, воплощение его в жизнь, возможно только сообразуясь с реальной обстановкой, объективными законами рынка. Большую роль Кондратьев придавал экономическим прогнозам. Он был против изменений детализации перспективных планов, выступал против “Фетишизма цифр”, при котором разработка слабо обоснованных цифровых заданий превращалась в самоцель плановой деятельности. Н.Д. Кондратьев, в частности, предлагал убрать из плановых документов чрезмерно подробные цифровые расчеты и заменить их более тщательным анализом исходного уровня хозяйства.

Сначала Кондратьев считал, что основу народнохозяйственного планирования должен составлять генетический план, но в дальнейшем усилилась роль телеологических методов. В целях сбалансированного развития экономики Кондратьев предлагал направлять часть капиталовложений в аграрный сектор экономики. Эти меры в сочетании с производственной и иными формами кооперации должны были, по его мнению, обеспечить долговременный экономический эффект.

Учёный предостерегал, что в противном случае недостаточный темп роста сельскохозяйственной продукции может стать одной из причин срыва программы индустриализации.

Н.Д. Кондратьев разработал довольно стройную концепцию научного планирования, сознательного воздействия на экономику в условиях Нэпа, при сохранении механизмов рыночного регулирования и рыночной сбалансированности. Концепция Н.Д. Кондратьева по необходимости содержала компромиссные положения. Он полагал, что план является руководящим заданием для государственных органов, проводящих экономическую политику государства. Однако для государственных предприятий контрольные цифры перспективного плана должны носить скорее рекомендательный характер и не увязываться с обязательными решениями об объемах производства. Фактически Кондратьев уже в конце 1920-х гг. подошёл к концепции индикативного планирования, реализованный во многих странах Запада после второй мировой войны.

Эти воззрения Н.Д. Кондратьева весьма актуальны и в наши дни. Актуальными представляются и многие другие идеи Кондратьева - о сочетании научного регулирования и прогнозирования, о сочетании механизмов рыночного равновесия с долгосрочным планированием и т.д.

 

3. Учение о “больших циклах конъюнктуры”

Мировой экономической науке Н.Д. Кондратьев известен прежде всего как автор теории больших циклов хозяйственной конъюнктуры. Учёный развивал идею множественности циклов, выделяя различные модели циклических колебаний: сезонные (продолжительность меньше года), короткие (продолжительность 3-3,5 года), торгово-промышленные (средние) циклы (7-11 лет) и, наконец, большие циклы, длящиеся 48-55 лет. Концепция больших циклов Н.Д. Кондратьева состоит из трех основных частей: 1) эмпирическое доказательство существования “большой ”модели цикла”, 2) некоторые эмпирически установленные закономерности, сопровождающие длительные колебания конъюнктуры; 3) попытка их теоретического объяснения, или собственно теория больших циклов конъюнктуры.

Чтобы установить, существуют ли большие циклы, Н.Д. Кондратьев обработал значительный фактический материал. Им были изучены статистические данные по четырем ведущим капиталистическим странам - Англии, Франции, Германии и США. Кондратьев анализировал динамические ряды цен, процента на капитал, заработной платы, объема внешней торговли, а также производства основных видов промышленной продукции. Динамика производства угля и чугуна учитывалась также по индексам общемирового производства.

Большинство взятых данных обнаруживают наличие циклических волн продолжительностью в 48-55 лет. Причем периоды в колебаниях отдельных показателей совпадали между собой весьма близко . Период статистических наблюдений и анализа составлял максимально 140 лет. На этот отрезок времени - к середине 1920-х гг. - пришлось всего два с половиной закончившихся цикла. “Очевидно, - писал Н.Д. Кондратьев, - что если доступный нашему изучению отрезок времени и достаточен, чтобы решить вопрос о существовании больших волн конъюнктуры, то он не достаточен, чтобы с полной категоричностью признать и цикличность этих волн. Однако мы считаем имеющиеся данные достаточными, чтобы признать большую вероятность этой цикличности”.

На основе теории больших циклов Н.Д. Кондратьев фактически предсказал наступление мирового экономического кризиса 1929-1933гг и последующей многолетней депрессивной фазы. Предсказано было и наступление понижения волны с 1967-73гг по 1982-85гг.

Н.Д. Кондратьев выделил целый ряд эмпирических закономерностей, сопровождающих длительные колебания экономической конъюнктуры. Эти закономерности выражаются в значительных изменениях техники, в вовлечении в мировые экономические связи новых стран, в изменении добычи золота и денежного обращения. Главную роль, по мнению Н.Д. Кондратьева, играют научно-технические новации. Например, третье повышение волны (конец XIX - начало XX в) было подготовлено изобретениями в сфере электротехники и основывалось на массовом внедрении электричества, радио, телефона и других новшеств. Начавшееся в 80-х годах пятое большое повышение волны связано с массовым внедрением микропроцессоров, достижений генной инженерии, биотехнологии и т.д.

Другими эмпирическими закономерностями, сопровождающими длительные конъюнктурные колебания, Н.Д. Кондратьев считал следующие:

а) на периоды повышения волны каждого большого цикла приходится наибольшее число социальных потрясений;

б) периоды понижения волны каждого большого цикла сопровождаются длительной и особенно резко выявленной депрессией сельского хозяйства;

в) в период повышения волны больших циклов средние капиталистические циклы характеризуются краткостью депрессий и интенсивностью подъемов; в период понижения волны больших циклов наблюдается обратная картина.

Все эти закономерности подтвердились на практике, в реальной истории.

Подводя итог идеям Кондратьева о внутреннем механизме длинных циклов, можно выделить следующие основные положения.

1. Капиталистическая экономика представляет собой движение вокруг нескольких уровней равновесия. Равновесие “основных капитальных благ” (производственная инфраструктура плюс квалифицированная рабочая сила) со всеми факторами хозяйственной и общественной жизни определяет данный технический способ производства. Когда это равновесие нарушается, возникает необходимость создании нового запаса капитальных благ.

2. Обновление “основных капитальных благ” происходит не плавно, а толчками. Научно - технические изобретения и нововведения при этом играют решающую роль.

3. Продолжительность длинного цикла определяется средним сроком жизни производственных инфраструктурных сооружений, которые являются одним из основных элементов капитальных благ общества.

4. Все социальные процессы - войны, революции, миграции населения - результат преобразования экономического механизма.

5. Замена “основных капитальных благ” и выход из длительного спада требуют накопления ресурсов в натуральной и денежной форме. Когда это накопление достигает достаточной величины, появляется возможность радикальных инвестирований, которые выводят экономику на новый подъем.

 

4. Вопросы статики и динамики

Последняя работа Н.Д. Кондратьева - “Основные проблемы экономической статики и динамики” является первой “вводной общеметодологической части” к более обширному произведению из пяти книг. Вторую книгу предполагалось посвятить теории “тренда” - общей (вековой) тенденции мирового экономического развития в XIX - XX вв., третью непосредственно” большим колебаниям “конъюнктуры, или большим циклам, предмет изучения в четвертой книге - “малые циклы и кризисы”, и, наконец, в пятой книге Н.Д. Кондратьев предполагал дать “синтетическую теорию социально-экономической генетики, или развития “.

С точки зрения Кондратьева, экономическая наука представляет собой часть социологии, тот её раздел, который изучает общество как хозяйство. Следовательно, Н.Д. Кондратьева можно считать сторонником социального направления экономической мысли, который одновременно стремился к синтезу лучших достижений всех школ мировой науки.

 

Лекция №25

 

Экономико-математическое направление в отечественной экономической мысли

 

1. Л.В. Канторович - создатель теории линейного программирования

Леонид Витальевич Канторович (1912-1986гг) родился в Санкт-Петербурге, в 14 лет поступил на математический факультет ЛГУ, где закончил его за 4 года, в 20 лет - доцент, в 23 г - профессор ЛГУ. С 1964 г - академик АН СССР.

В 1938 г к нему за консультацией обратились инженер из лаборатории фанерного треста с просьбой решить задачу максимизации выпуска продукции из различного сырья на разных станках. Для решения этой задачи Канторович в январе 1939 г разработал специальный метод, при котором с каждым ограничением связывалась специальная оценка, называемая разрешающим множителем. Оптимальный (наилучший) план определялся в результате итеративного процесса, в ходе которого происходила последовательная корректировка разрешающих множителей. Таким образом, Канторович открыл новый раздел математики - линейное программирование, изучающий задачи нахождения экстремума линейной функции на допустимом множестве, задаваемом линейными ограничениями неравенствами, и предложил алгоритм решения таких задач.

Результаты своих исследований Канторович изложил в брошюре “Математические методы организации и планирования производства”, опубликованные в 1939 г. в издательстве ЛГУ. В ней, наряду с задачей фанерного треста (станковый), рассматривались проблемы: наиболее полное использование механизмов, максимальное уменьшение отходов, наиболее полное использование топлива, наилучшее выполнение плана строительства, наилучшее распределение посевной площади, наилучший план перевозок. Метод Канторовича был пригоден для решения всех этих задач.

Канторович описал ряд важных в точке зрения экономической науки свойств этих множителей. Если продукт не дефицитен, соответствующий множитель равен нулю. Таким образом, множители выступают показателями дефицитности продукции. Они также являлись показателями эквивалентности для различных деталей, и с помощью множителей можно было определять, как влияют величины запасов сырья или выпуска деталей, выступающие в задаче в качестве ограничений, на оптимальное значение целевой функции задачи.

В ответ на критику своих оппонентов Канторович полагал, что неточность исходных данных для использования его метода не имеет большого значения и при массовом применении эффект от их использования будет очень большим. Он считал, что если будет доказана эффективность применения оптимального плана, то будут проведены и необходимые организационные изменения для его использования.

Летом 1940г произошло знакомство Канторовича с В.В. Новожиловым - ими был организован совместный семинар в Политехническом институте.

От задач микроэкономического уровня Канторович перешёл к изучению оптимизационных проблем на макроуровне. В 1959г. им была опубликована книга “Экономический расчет наилучшего использования ресурсов”, в которой его концепция была изложена наиболее полно. Разрешающие множители стали называться оценками (о.о оценками), которые должны были стать ключевым элементом в предлагавшемся Канторовичем новом хозяйственном механизме. Выбор термина “о.о. оценки” очень удачен, так как самым Канторовичем ясно дает понять, что ценность блага определяется его оценками или двойственными оценками в терминах линейного программирования. В задачах линейного программирования нельзя одновременно минимизировать затраты и максимизировать результаты. Вместе с тем оба подхода взаимосвязаны; если, например, найдена оптимальная схема перевозок, то ей соответствует определенная система цен. Если найдены оптимальные значения цен, то сравнительно нетрудно получить оптимальную схему перевозок. Т.е., для любой задачи линейного программирования существует сопряженная ей, или двойственная задача. Если прямая задача заключается в минимизации целевой функции , то двойственная- в максимизации. Двойственные оценки (о.о. оценки) соответствуют конкретным условиям. Канторович предлагал рассчитывать их при разработке планов на микро - и макроуровне; на эти оценки должны опираться предприятия при расчете затрат и объемов выпуска тех или иных видов продукции. Двойственные (о.о. оценки) определяются в зависимости от соотношения спроса и объемов производства и предусматривали использование в практике хозяйствования рыночных категорий.

В 1975г Канторовичу была присуждена Нобелевская премия по экономике совместно с Т. Купмансом (США).

 

2. Модели социалистического воспроизводства 20-30-х годов

Целью экономико-математического моделирования в 20-30-х годах было выявление источников и определение стратегии политики в области экономического роста. Варианты решения этой проблемы предложили В.А. Базаров м Г.А. Фельдман.

При построении модели экономического роста В.А. Базаров применил простую модель продажи товара. Последняя имеет вид:

dc/dt=K(A-C) (1),

где А- общее число покупателей, К - вероятность покупки, С - число покупателей, уже купивших товар. В этом случае математическое ожидание числа покупок за малое время равно К(А-С); эта величина равна изменению числа купивших товар за тот же промежуток времени: dc/dt. Базаров обосновывал использование этой модели для описания экономического роста тем, что рост производства зависит от насыщения платежеспособного спроса. В соответствии с моделью Базарова процесс роста описывался плавно затухающей кривой, что противоречило реальному положению дел в экономике. Другая модель Базарова основывалась на формуле основного закона биологического роста:

 

5 , (2)

 

где x(t) - размеры выпуска продукции; А - тот новый уровень, достижение которого обеспечивается повышающейся производительностью труда. Графически эта функция изображается S - образной логистической кривой. Установленная Базаровым связь между ускорением экономического развития и обновлением технологии оказалась верной, и впоследствии S - образные логистические кривые стали использовать как один из основных инструментов для описания динамики нововведений.

Выдающийся вклад в теорию экономического роста внес Г.А. Фельдман, намного опередивший аналогичные западные ( в частности, Е. Домара) разработки.

Исследование динамики он начал анализа зависимости темпов промышленного производства от капиталоотдачи и определил, что наиболее высокий уровень капиталоотдачи присущ легкой промышленности, а наиболее низкий - тяжёлой. Фельдман считал , что противоречие между высокой эффективностью легкой промышленности и низкой - тяжёлой промышленности выражает тот факт, что “интересы завтрашнего дня противоречат интересам сегодняшнего дня”. Он считал, что темпы экономического роста зависят от структуры отраслей народного хозяйства и от распределения капиталовложений по отраслям. Поэтому он предложил для достижения высоких темпов развития экономики на длительную перспективу направлять инвестиции в тяжёлую промышленность.

Основные свои идеи Г.А. Фельдман изложил в двух статьях (1927, 1928гг), где описывается модель экономического роста, и предложены принципы разработки долгосрочного плана. Фельдман ставил задачу изучения закономерностей темпов роста всей экономики, её отдельных секторов, а также динамику потребления.

При построении модели он опирался на схемы расширенного воспроизводства К. Маркса, давая им собственную интерпретацию. Фельдман рассматривал двухсекторную экономику (подразделений I и II) и выделил сектор, обеспечивающий простое воспроизводство в I и II подразделениях, и сектор, производящий блага, обеспечивающие расширенное воспроизводство.

Окончательная формула его анализа приводит к следующим качественным выводам: высокие темпы требуют, чтобы большая часть капитала направлялась в производство средств производства; в условиях устойчивого экономического роста структура инвестиций отражает структуру капитала.

В связи с разработкой первых моделей экономического роста в 20-е годы был проведён ряд дискуссий. Дискуссия по проблеме темпов экономического роста привлекла представителей многих течений экономической мысли того времени. Это выразилось в разнообразных подходах к проблеме темпа - от обоснования теории “затухающей кривой”(В. Базаров) до утверждения возможности постоянного возрастания темпов по мере развития социализма (Л. Сабсович). Активными участниками этой дискуссии были В. Базаров, В. Мотылев, В.Милютин, С. Струмилин, Г. Фельдман и другие. Спор вызывал вопрос о том, при каких условиях темпы будут более высокими, чем при капитализме, какие темпы следует планировать на ближайшую и отдаленную перспективу, стабильные или падающие. Требовались научные обоснования уровня темпа и факторов, его определяющих.

В. Базаров исходил из того, что имевшие место в 20-х годах высокие темпы экономического роста во многом определяются особенностями восстановительного процесса в народном хозяйстве, а потому его завершение неизбежно будет сопровождаться падением темпа, его “затуханием”. В то же время он не отрицал возможности развития экономики высокими темпами в дальнейшем. При этом В. Базаров замечал, что этот равномерно быстрый или равномерно ускоренный ход хозяйственной эволюции, оптимальный с точки зрения общественного развития, возможен лишь в условиях “идеально действующего механизма планового регулирования производства и чрезвычайно высокого уровня производительных сил во всех основных отраслях народного хозяйства”.

Альтернативная позиция по вопросу о темпах экономического роста развивалась С.Струмилиным, В. Милютиным и другими. Они утверждали, что в силу социально - экономических преимуществ социализма, высокие темпы возможны уже в переходном периоде. При этом указанные авторы постоянно подчеркивали, что определение того или иного темпа роста производства должно опираться на объективное научное исследование, на точный экономический расчет.

Г. Фельдман на основе предложенной им модели анализирует факторы, влияющие на рост национального дохода и потребление населения, среди которых особое место он отводил эффективности использования живого и овеществлённого труда.

Фельдман разработал три варианта модели экономического роста, отличающиеся степенью возрастания потребления населения (1 - потребление неизменно, 2 - темп роста потребления постоянен, 3 - потребление увеличивается возрастающим темпом) и показал различные соотношения факторов экономического роста, обеспечивающие реализацию той или иной задачи.

 

3. Теория эффективности капиталовложений в СССР

Проблема эффективного использования ресурсов рассматривалась российскими экономистами 20-х гг. главным образом, в связи с анализом двух групп вопросов: эффективности капиталовложений и рациональной организации сельскохозяйственного производства.

Разработка проблемы эффективности капиталовложений и использование математических методов для этой цели во многом были определены и стимулированы практическими задачами индустриализации. Проблема эффективности капиталовложений рассматривалась как в целом, так и с учётом специфики различных отраслей промышленности и строительства.

Проблема эффективности капиталовложений в целом рассматривалась Л.Н. Литошенко, Л.П. Юшковым, М. М.Протодъяконовым и др. Юшков поставил вопрос в плане методологии, отметив, что задача получения максимальной эффективности вложений вытекает из существования ограниченности ресурсов по сравнению с возможностями их использования. Литошенко попытался связать понятия оптимизации и эффективности использования ресурсов. Он предложил при планировании исходить из схем потребления, т.е. осуществлять планирование на основе конечного потребления. Протодъяконов попытался дать научное обоснование методу приведенных затрат, согласно которому в текущие издержки включалась амортизация капиталовложений. Добавление процента на капиталовложения приводило к двойному счёту. Протодъяконов считал , что величина народнохозяйственной эффективности является эквивалентом для сопоставления единовременных и ежегодных расходов, что даёт возможность использовать формулу приведённых затрат.

 

4. В.В. Новожилов - создатель экономической школы эффективности капиталовложений (30-50-е годы)

Наиболее значимый вклад в разработку общих вопросов эффективности капитальных вложений внес В.В. Новожилов. Поскольку народнохозяйственную эффективность нельзя выразить числом из-за разнородности элементов эффекта, он выдвинул основные условия сравнения вариантов, состоящее в тождестве эффекта. Выбор при этом может быть сделан посредством сравнения затрат на данные варианты. Тождество эффекта должно соблюдаться по объему, месту, времени выпуска продукции и отвечать одним и тем же целям экономической политики. То есть, он предложил процедуру приведения вариантов с различным эффектом к общему эффекту.

Процедура приведения по объему продукции сводится к следующему: сначала формируется вариант с максимальными из имеющихся в этих вариантах выпусками, затем к каждому из них добавляются определенные объемы ежегодных расходов и капиталовложения, обеспечивающие выпуск той продукции, которая отличает данный вариант от максимального. Таким образом, варианты оказываются соизмеримыми, и их различие состоит в величине ежегодных и капитальных издержек. При разработке этой проблематики Новожилов подошел к проблеме соизмерения “расчетных” и “реальных” затрат, отметив ряд трудностей: наличие обратной зависимости между величинами капитальных и ежегодных затрат, сложность процедуры приведения при больших объемах общего эффекта с учетом комплексности производства продукции и т.д.

 

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

Яндекс.Метрика