Antoshka

Путь к Файлу: /по учёбе в ПТК / 2 курс / ист эк учен / 2.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   0
Пользователь:   Antoshka
Добавлен:   20.12.2014
Размер:   146.7 КБ
СКАЧАТЬ

Лекция №6

 

Экономическое учение Адама Смита.

 

1. Философия “экономического человека” и разделение труда А. Смита. Книга Смита “исследование о природе и причинах богатства народов”. Учение Смита об обмене и деньгах. Теория стоимости Смита. Теория доходов: заработной платы, прибыли, процента, ренты.

Адам Смит (1723 -1790гг.) был сыном таможенного чиновника, получил хорошее образование. В 1751г. Смит был избран профессором университета в Глазго. В марте  1776 г. вышла в свет книга “Исследование о природе  и причинах богатства народов”, имевшая громадный успех и несколько раз переиздававшаяся при жизни автора.

А. Смит - второй крупнейший представитель английской политической экономики, начало которой положил У. Петти. Эпоха Смита была периодом расцвета английской мануфактуры, кануном промышленного переворота. Совершенно справедливо для своего времени Смит рассматривал мануфактуру как наиболее прогрессивную, передовую форму производства. Смит хорошо знал, что рабочие, капиталисты и собственники земли составляют разные классы и считал, что благотворные последствия экономического прогресса распространяются на все классы общества, что все заинтересованы в росте народного богатства.

Появление “Богатства народов” было крупным событием в развитии экономической науки. Своей книгой Смит завершил период становления политической экономии как особой отрасли знания. В ней ясно очерчен круг вопросов, являющихся предметом  изучения экономической теории.

В своём исследовании Смит исходит из представления,  что люди наделены некоторыми естественными свойствами, которые не зависят от общественного строя. Одним из таких свойств — эгоизмом — люди руководствуются в своей хозяйственной деятельности. Но интересы отдельного лица, утверждает Смит, совпадают с интересами общества. Каждый отдельный человек стремится к наиболее выгодному приложению капитала. “Он имеет в виду свою собственную выгоду, - пишет Смит, — а отнюдь не выгоды общества. Но когда он принимает во внимание свою собственную выгоду, это естественно или, точнее, неизбежно приводит его к предпочтению того занятия, которое наиболее выгодно обществу”. Так, в изображении Смита погоня за прибылью и конкуренция предстают как деятельность, приносящая пользу всему обществу.

Экономическая жизнь в понимании Смита, - это процесс, который подчинён объективным, не зависящим  от желания отдельных лиц, законам. Центральное место в методологии исследования А. Смита занимает концепция либерализма, в основу которой он, как и физиократы, положил идею естественного порядка, то есть рыночных экономических отношений. В понимании Смита рыночные законы лучшим образом могут воздействовать на экономику, когда частный интерес стоит выше общественного, то есть когда интересы общества в целом рассматриваются как сумма интересов составляющих его лиц. В развитие этой идеи автор “Богатства народов” вводит ставшие затем знаменитыми понятия “экономический человек” и “невидимая рука”.

Сущность “экономического человека”  достаточно рельефно показана  уже во второй главе книги “Богатство народов”,  где особо впечатляет положение о том, что разделение труда является результатом определённой склонности человеческой природы к торговле и обмену. Напомнив вначале читателю, что собаки друг с другом сознательно костью не меняются, А. Смит характеризует “экономического человека” словами: “Он скорее достигнет своей цели, если обратится к их (своих ближних) эгоизму и сумеет показать им, что в их собственных интересах сделать для него то, что он требует от них. Всякий предлагающий другому сделку какого-либо рода, предлагает сделать именно это. Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что тебе нужно, - таков смысл всякого подобного предложения...”.

Без особых комментариев А. Смит преподносит читателю и положение о “невидимой руке”. В его книге смысл “невидимой руки” заключается в пропаганде таких общественных усилий и правил, при которых благодаря свободной конкуренции предпринимателей и через их частные интересы рыночная экономика будет наилучшим образом решать общественные задачи и приведёт к гармонии личную и коллективную волю с максимально возможной выгодой для всех и каждого.

А. Смит счёл уместным сформулировать главную задачу политической экономии следующим образом: “И главная задача политической экономии каждой страны состоит в увеличении её богатства и могущества;  поэтому  она не должна давать преимуществ или оказывать особое поощрение внешней торговле предметами потребления предпочтительно перед внутренней торговлей или же транзитной торговлей предпочтительно перед той и другой”.

“Богатство народов” А. Смита начинается с проблематики разделения труда вовсе не случайно. На ставшем хрестоматийном примере, показывающем как в булавочной мануфактуре разделение труда, по меньшей мере, трояко повышает производительность труда (повышение квалификации работников, экономия времени, изобретение машин и механизмов), он фактически подготовил почту для будущих рассуждений и споров по многим ключевым теоретическим проблемам политической экономии.

Учение о разделении труда. Обобщая особенности капиталистического производства на его мануфактурной стадии, Смит считал важнейшим фактором экономического прогресса разделение труда и  сделал его исходным пунктом своего исследования.

Исходя из того, что творцом материального богатства является человеческий труд, Смит считал связи, которые возникают между производителями на базе разделения труда и обмена, реальной основой общества. Обмен товарами он рассматривал как обмен продуктами разделённого труда, утверждая, что при разделении труда каждый становится торговцем,  а общество представляет собой торговый союз.

Размер богатства общества, доказывал Смит, зависит от производительности труда, а разделение труда является  основным фактором повышения производительности труда. На основе разделения труда, указывал Смит, повышается ловкость рабочего, сберегается время, которое теряется при переходе от одного вида труда к другому, получают распространение машины. На примере булавочной мануфактуры Смит продемонстрировал громадный рост производительности труда, достигнутый в результате того, что отдельные группы рабочих специализировались на выполнении только одной операции.

Прославляя выгоды разделения труда, Смит прекрасно видел и оборотную сторону медали. Частичный рабочий, констатирует он, становится тупым и невежественным, его профессиональное мастерство приобретается за счёт его “умственных качеств”.

Смит рассматривал зависимость разделения труда с позиций размеров рынка. Обширный рынок, доказывал он, создаёт благоприятные предпосылки для разделения труда и специализации производства, а на этой основе достигается высокая производительность труда. Когда рынок узок, возможности разделения труда ограничены,  и рост производительности труда затруднён.

Хотя отдельные положения учения о разделении труда были сформулированы уже раньше, в трактовке Смита они получили совершенно новое значение. В своей книге Смит убедительно показал, что труд - источник богатства общества, а разделение труда - важнейший фактор повышения производительности труда и умножения общественного богатства.

Однако в системе взглядов Смита отсутствует понятие о различиях между общественным и мануфактурным трудом. Разделение труда в обществе имеет место на всех этапах его исторического развития, мануфактурное же разделение труда порождено конкретным способом производства.

Взгляды на деньги. Теория денег А. Смита не выделяется какими-либо новыми положениями. Возникновение денег он рассматривал сразу за проблемой разделения труда, объясняя их возникновение техническими трудностями обмена товара на товар. Смит понимал, что деньги - особый товар, который стихийно выделился из всей массы товаров. Но для него деньги лишь средство обращения, мимолётный посредник, облегчающий обмен товаров.

Однако специально проблематике денег А. Смит посвятил вторую главу книги 11.  Именно здесь произнесена одна из его крылатых фраз: “Деньги - это великое колесо обращения”.

Наиболее оригинальными были взгляды Смита на кредитные деньги. Золото и серебро в обращении с его точки зрения, - мёртвый капитал. Банковские операции, в результате которых банкноты заменяют в обращении золото и серебро, “позволяют стране превращать большую часть этого мёртвого капитала в капитал активный и производительный...”. Однако, подчёркивал он, такая система денежного обращения будет менее устойчива. Чтобы избежать излишнего выпуска банкнот, необходим свободный размен банкнот на золото.

Теория стоимости. Одной из теорий, имевших неоднозначное толкование ещё до А. Смита, была теория стоимости (ценности) товаров и услуг. Эта теория впоследствии вплоть до конца 19 в. оставалась центральной теорией экономической науки.

Вокруг теории стоимости А. Смита более всего полемизировали его последователи и противники, поскольку именно в ней противоречия его теоретических взглядов выступают в особенно яркой форме.

Отметив наличие у каждого товара потребительной и меновой стоимости, первую А. Смит оставил без рассмотрения. Причина здесь в том, что в понятие “потребительная стоимость” Смит вкладывал смысл не предельной, а полной полезности, то есть возможность отдельного предмета, блага удовлетворить потребность человека, причём не конкретную, а общую. Поэтому для него потребительная стоимость не может быть условием меновой стоимости товара. Это объясняется тем, что во времена Смита отвергали теорию ценности, основанную на понятии полезности, поскольку казалось невозможным установить количественную связь между полезностью и ценой, - об этой трудности тогда просто не задумывались. В те времена просто не видели связи между полезностью в том смысле,  в каком мы её понимаем, и ценой.

Отмежевавшись от рассмотрения потребительной стоимости, А. Смит обращается к выяснению причин и механизма обмена, сущности меновой стоимости. Обмен товаров он рассматривал как обмен продуктами разделения труда. В полном соответствии с этим взглядом он доказывал, что пропорции, в которых товар обменивается друг на друга, определяются затратами труда. Таким образом, он прямо определял меновую стоимость рабочим временем.

Но трудовая теория стоимости Смита страдала и серьёзными недостатками. Это, прежде всего, касается смитовской сентенции (мнения) о постоянстве стоимости труда, которая, по сути, означает условие производства каждой единицы товара при постоянных издержках, что не выдерживает никакой критики, так как в зависимости от объёма производства удельные издержки, как известно, подвержены изменению.

Другой свой тезис, согласно которому труд “составляет действительную цену товаров”, А. Смит развивает с двойственных позиций, следуя которым впоследствии одни смитианцы увидели “трудовую” природу происхождения стоимости товаров, а другие - через издержки.

По ряду уточнений, связанных с теорией стоимости (ценности), присутствующих на страницах “Богатства народов”, можно было бы предположить, что А. Смит был склонен не к трудовой теории, а к теории издержек. Но в двойственности его позиции не остаётся сомнений, когда в восьмой главе книге 1 он утверждает о трудовом происхождении всех доходов, из которых складывается цена, а не о сумме издержек, обуславливающих эти доходы, как составляющие цены.

Теория доходов: заработной платы, прибыли, процента, ренты.

Теория доходов у А. Смита базируется исключительно на классовом подходе. По Смиту, годичный продукт распределяется между тремя классами: рабочие, капиталисты, землевладельцы. При этом, как уже отмечалось, экономическое благополучие страны он считал зависимым от деятельности землевладельцев, а не промышленников. Но ради справедливости, следует отметить, что первые, в его глазах, непременно моты.

Заработная плата - доход рабочих - в рассмотрении А. Смита находятся в прямой зависимости от уровня национального богатства. Достоинство его теории заработной платы состоит, прежде всего, в том, что в отличие от У. Петти, физиократов, а затем и Д. Рикардо он отрицал так называемую закономерность снижения величины оплаты труда до уровня прожиточного минимума. Более того, по его убеждению, “при наличии высокой заработной платы мы всегда найдём рабочих более деятельными, прилежными и смышлёными, чем при низкой заработной плате...”. При этом он отмечает, что хозяева находятся в постоянной и единообразной стачке с целью не повышать заработной платы рабочих выше её существующего размера.

Прибыль как доход на капитал определяется, как пишет А. Смит в главе девятой книги 1, “стоимостью употреблённого в дело капитала и бывает больше или меньше в зависимости от размеров этого капитала” и её не следует путать с заработной платой, устанавливаемой в “соответствии с количеством, тяжестью или сложностью... предполагаемого труда по надзору и управлению”. По его мнению, сумма прибыли предпринимателя, рискующего своим капиталом, - это часть созданной рабочим стоимости, направляемая на оплату прибыли их предпринимателя на весь капитал, который он авансировал в виде материалов и заработной платы.

Рассматривая прибыль как продукт неоплаченного труда рабочего, Смит считал нужным подвергнуть критике попытки изображать прибыль как заработную плату за особый вид труда, а именно: труд по надзору и управлению. Несостоятельность этого взгляда, указывает он, видна уже из того, что размеры прибыли зависят от величины капитала, а не от количества труда, затраченного капиталистом.

Ренте - ещё одному виду доходов — специально посвящена последняя, одиннадцатая глава книги 1. Наиболее ценным в теории ренты Смита было его прямое указание, что  рента создаётся неоплаченным трудом рабочего, представляет вычет из продукта его труда. “Как только земля становится частной собственностью, землевладелец требует долю почти со всякого продукта, который работник может вырастить на этой земле или собрать с неё. Его рента составляет первый вычет из продукта труда, затраченного на обработку земли”.

Землевладельцы, указывал Смит, хотят пожинать там, где они не сеяли. Они присваивают то, что произведено чужим трудом. Ренту нельзя смешивать с процентом на капитал: “Землевладелец требует ренту и за земли, совершенно не подвергшиеся улучшению...”. Землевладелец требует также увеличения ренты и в том случае, когда улучшение земли произведено арендатором за свой счёт.

В некоторых случаях Смит утверждал, что рента, подобно прибыли и заработной плате, является элементом издержек производства и вместе с другими доходами участвует в образовании стоимости.

Не преодолев полностью заблуждений физиократов, Смит утверждал также, что ренту можно рассматривать как продукт природы. В этой связи он причислял рабочий скот к производительным работникам и заявлял, что в сельском хозяйстве природа работает вместе с человеком.

2. Теория капитала, его структура и воспроизводство. Валовой и чистый доход общества. Теория производительного и непроизводительного труда.

В теории капитала А. Смита (первая глава книги 2) очевидна его более прогрессивная позиция по сравнению с физиократами. Капитал характеризуется им как одна из двух частей запасов, от которой ожидают получения доходов, а другая часть - это та, которая идёт на непосредственное потребление.

Большое значение Смит придавал делению капитала на основной и оборотный. Под оборотным он понимал капитал, который постоянно уходит от своего владельца в одной форме и возвращается к нему в другой. Основным капиталом Смит считал капитал, который не вступает в процесс обращения, остаётся в руках владельца. Поэтому, с точки зрения Смита, часть капитала, затраченного фермером на сельскохозяйственные орудия, составляет его основной капитал, а затраты на заработную плату и содержание рабочих - оборотный капитал. Рабочий скот - это основной капитал, а скот, предназначенный на продажу, - оборотный капитал. Капитал купца Смит целиком относил к оборотному капиталу.

В самом анализе проблемы основного и оборотного капитала у Смита имеются серьёзные недостатки. Различие основного и оборотного капитала определяется, по Смиту, не той ролью, которую различные вещественные элементы капитала играют в производстве, а их физическими свойствами.

Смит ошибочно распространил категории основного и оборотного капитала на капитал обращения. Смит видел различие между основным и оборотным капиталом в том, что один обращается, а другой нет. Обращаются и тот и другой, но различными способами. Смит фактически противопоставляет друг другу не оборотный и основной капитал, а капитал обращения и производительный капитал. Сам процесс обращения он понимал неправильно, как перемещение. Поэтому ему кажется, что элементы основного капитала вообще не обращаются.

Не осталась не затронутой А. Смитом теория воспроизводства, введённая до него в научный оборот Ф. Кенэ. Известно, что позиция А. Смита по этой проблеме К. Маркс оценил критически и назвал её “баснословной догмой Смита”. Такая критика вполне обоснована, поскольку автор “Богатства народов”, характеризуя то, из чего состоит подлежащая распределению “вся цена годичного продукта труда”, целиком сводит последнюю к доходам, из которых складывается, как он полагает, цена товара. Путаница, внесённая Смитом в теорию воспроизводства подверглась развёрнутой критике.

Приравнивая общественный продукт к сумме доходов, Смит тем самым утверждал, что он целиком поступает в личное потребление. Но при рассмотрении валового и чистого дохода он трактовал вопрос иначе. Под валовым доходом он понимал годовой продукт, под чистым - фонд потребления. Значит фонд потребления - только часть годового продукта. Кроме него, есть и другая часть, которая не входит в личное потребление. Тем самым Смит фактически признал, что по своей натуральной форме элементы основного капитала не пригодны для личного потребления, что, следовательно, весь общественный продукт не может поступать в личное потребление.

Учение А. Смита о производительном труде. В числе теоретических проблем, охваченных А. Смитом, нельзя оставить без внимания его концепцию о производительном труде.

Излагая свои взгляды на производительный труд, Смит противопоставлял рабочих мануфактуры слугам, подчёркивая, что первые не только возмещают свою заработную плату, но и приносят прибыль хозяину. Человек становится богаче, указывает Смит, если он нанимает большое количество мануфактурных рабочих, но он беднеет, если держит много слуг.

Таким образом, с точки зрения Смита, производительным является работник, который оплачивается из капитала и создаёт прибыль своему нанимателю. Когда же владелец капитала содержит слугу, он тратит на его оплату часть своего дохода, поэтому труд слуги не является производительным независимо от того, производит ли он вещественные потребительные стоимости или оказывает личные услуги хозяину.

Подходя, таким образом, к вопросу с точки зрения капиталистического производства, Смит считал производительным труд, обмениваемый на капитал.

Однако в этом вопросе Смит выдвигал и второе определение производительного труда, согласно которому производительным является труд, производящий товары, а непроизводительным - труд по указанию услуг.

Такая трактовка проблемы была подвергнута критике, прежде всего со стороны К. Маркса, который считал ошибкой провозглашённую точку зрения о том, что производителен всякий труд, создающий потребительные стоимости. По Марксу, мелкие самостоятельные товаропроизводители, производящие материальные продукты, не относятся ни к производительным, ни к непроизводительным работникам, так как они не создают прибыли, и их производство не подчинено капиталу.

Современная экономическая наука отвергает основные постулаты концепции о производительном труде А. Смита и ряда других экономистов классической политической экономии. Различие производительного и непроизводительного труда по принципу - создаёт или не создаёт данный вид труда осязаемый материальный продукт - имеет скорее идейно-политическое значение. Современная экономическая наука любой труд рассматривает как производительный только по признаку, что он ценится, то есть обладает специфической ценностью для различных “экономических субъектов”. Вероятно, поэтому М. Блауг сделал весьма нелицеприятный вывод по поводу рассматриваемой теории автора “Богатства народов”, заявив следующее: “Разграничение производительного и непроизводительного труда, введённое Смитом - это, пожалуй, одна из самых пагубных концепций в истории экономической мысли. Но при всём критическом отношении к изложению этой идеи у Смита нельзя не признать, что она ни в коем случае не двусмысленна и не нелепа”.

3. Современное значение учения А. Смита, его концепция экономической свободы.

Смит был глубоко убеждён в том, что важнейшим условием роста богатства страны является свобода хозяйственной деятельности. В ликвидации регламентации хозяйства он видел одну из главных предпосылок быстрого экономического прогресса Англии. Чем меньше государство вмешивается в хозяйство, тем лучше для развития страны. Государственное регулирование целесообразно только в тех случаях, когда свобода угрожает общественному благу. Так, полезной мерой Смит считал регулирование выпуска банкнот. А вообще государство должно, по мнению Смита, ограничиваться охраной страны от внешних врагов и заботой о безопасности граждан.

Ссылаясь на целесообразность международного разделения труда, Смит отстаивал также свободу торговли между странами. Подобно тому, как отдельные лица специализируются на производстве одного вида товаров, каждой стране также следует развивать у себя производство только таких товаров, которые можно производить дешевле, чем в других местах. Так сложится международное разделение труда, которое будет выгодно всем странам. Всякие попытки мерами экономической политики помешать такой специализации в международном масштабе принесли бы, по утверждению Смита, только вред.

В своей книге Смит убедительно доказывал несостоятельность меркантилистской идеи о необходимости накопления золота и серебра показал, что подлинным источником богатства страны является процесс производства материальных благ.

Идеи А. Смита об экономической политике государства, ограничивающего своё вмешательство в экономику страны и выполняющего только минимум необходимых функций, о международном разделении труда легли в основу современной экономической политики большинства стран мирового сообщества. В современных условиях международное разделение труда достигло высокого уровня и было положено в основу зарождающихся интеграционных процессов.

Интеграция выступает как высшая форма проявления интернационализации хозяйственной жизни, как результат очень высокого уровня международного разделения труда и кооперационных связей. При этом международные экономические взаимосвязи становятся настолько прочными, что происходит глубокое переплетение национальных процессов воспроизводства.

По оценкам специалистов, экономический эффект от реализации намеченной программы дальнейшего развития экономической специализации и интеграции в Западной Европе проявится прежде всего от экономии на масштабах производства, снижения издержек производства, ускорения научно-технического прогресса, повышения темпов экономического роста, улучшения условий торговли и т.д.

 

Лекция №7

 

Экономическое учение Давида Рикардо.

 

1. Философия Давида Рикардо. “Начала политической экономии и налогового обложения”, её содержание и структура.

Давид Рикардо (1772 - 1823 гг.) - самый выдающийся представитель английской классической школы политической экономии. В его трудах научные взгляды Петти и Смита получили дальнейшее развитие.

Рикардо был сыном биржевого маклера. Он учился в торговой школе, с четырнадцати лет стал помощником отца. Будучи совсем ещё молодым человеком, Рикардо удачными операциями на бирже составил себе большое состояние. Разбогатев, Рикардо взялся за изучение естественных наук, а затем посвятил себя занятиям политической экономией.

В 1817 г. вышло в свет первое издание главного труда Рикардо - “Начала политической экономии и налогового обложения”. При жизни Рикардо было опубликовано ещё два издания “Начал”.

Исходной позицией в творчестве Д. Рикардо стала свойственная всем авторам классической политической экономии приверженность концепции экономического либерализма, не допускающей никакого государственного вмешательства в экономику и предполагающей свободное предпринимательство,  свободную  торговлю и прочие “экономические свободы”. Эту позицию он последовательно отстаивал в своих научных трудах.

Начиная знакомство с лучшими произведениями Д. Рикардо - “Начала политической экономии и налогового обложения”, следует обратить внимание на то, что уже в предисловии к книге он в свойственной ему лаконичной форме высказал собственное понимание двух, на его взгляд, ключевых проблем экономической теории.

Во-первых, солидаризируясь с А. Смитом, он также выделяет в обществе три основных класса (владельцы земли; собственники денег и капитала,  необходимого для её обработки; рабочие, трудом которых она обрабатывается) и три вида доходов (рента, прибыль, заработная плата).

Во-вторых,  даёт свою трактовку “главной задачи политической экономии”, заключающуюся, по его словам, в том, чтобы “определить законы, которые управляют этим распределением” доходов.

Позднее (в середине XIX столетия) лидер классической политической экономии США Г.Ч.  Кэри назвал учение Д. Рикардо системой раздора и вражды между классами. У Рикардо именно классовые отношения лежат в основе процессов распределения доходов в обществе,  поскольку он убеждён, что рост доходов капиталистов (прибыль)  обязательно снижает доход рабочих  (заработную плату)  и наоборот, и видел в этом жёсткую закономерную обратную связь.

Аналогично А. Смиту, Д. Рикардо главным условием для приумножения богатства страны, рассматриваемого как соответствующая величина физического объёма производства, считает свободную конкуренцию  и другие принципы политики экономического либерализма. Это, в частности, видно из его заявления о том, что только “плодотворная страна, особенно если она разрешает свободный ввоз пищевых продуктов, может накапливать капитал в изобилии без значительного увеличения нормы прибыли или значительного возрастания земельной ренты”.

Значительное внимание в своих “Началах” Д. Рикардо уделил теоретическому осмыслению таких категорий, как: “стоимость”, “рента”, “заработная плата”, “прибыль” и других, и особенностям формирования их количественных характеристик в условиях машинной индустрии, различного плодородия земли, роста численности населения и иных обстоятельств. Свою задачу Рикардо видел в том, чтобы выяснить закономерности, которыми определяются количественные отношения между заработной платой и прибылью и т.д.  Качественные особенности капиталистических отношений он не исследовал.

Рассмотрим некоторые основные моменты теоретических разработок Д. Рикардо с учётом их новизны, спорных положений и отдельных упущений,  очевидных с позиций современной экономической теории.

2. Теория стоимости Рикардо.

Судя по структуре упомянутых “Начал”, теории стоимости, занимающей одно из центральных мест  в исследованиях А. Смита, Д. Рикардо посвятил самую первую главу  своей книги. В ней, полемизируя со Смитом, он отрицает смитовскую двойственную оценку этой категории, безапелляционно настаивая только на одной -  однофакторной оценке, сформулированной им следующим образом: “Стоимость товара,  или количество какого-либо другого товара, на которое он обменивается, зависит от относительного количества труда, которое необходимо для его производства, а не от большего или меньшего вознаграждения, которое уплачивается за этот труд”. Тем самым Д. Рикардо впервые продемонстрировал свою приверженность трудовой теории стоимости, поскольку ранее он эту проблему не затрагивал.

О тенденциозности и затратном принципе подобной трактовки стоимости товаров уже говорилось выше в общей характеристике классической политической экономии. Но при этом весьма существенны и примечательны сделанные Рикардо здесь же оговорки и комментарии, в которых отмечается, что на меновую стоимость товара, наряду с количеством и качеством труда, влияет редкость товара; что не следует упускать различия в качестве труда и трудность сравнения единицы труда (час, день) в различных отраслях.

В то же время  в изложении текста у Д. Рикардо, в отличие от работ К. Маркса, категории “стоимость” и “цена” приводятся как синонимы.

Что касается утверждения Д. Рикардо о том, что на уровень цен товаров, наряду с затрачиваемым живым трудом, влияет и труд овеществлённый,  то есть “труд, затраченный на орудия, инструменты и здания, способствующие этому труду”, то с ним, конечно, нельзя не согласиться. К числу спорных можно отнести тезис Рикардо о том, что относительная стоимость товаров не зависит от изменений уровня заработной платы рабочих и некоторые другие.

Из положений, высказанных Д. Рикардо в связи с характеристикой категории “стоимость”, стоит выделить ещё два, которые по праву входят в золотой фонд классической политической экономии. Суть их состоит в следующем.

Первое: деньги как товары при снижении своей стоимости обуславливают необходимость роста заработной платы, что в свою очередь неизменно сопровождается повышением цены товаров.

Второе: деньги как всеобщее средство обмена между всеми цивилизованными странами “... распределяются между ними в пропорциях, которые изменяются с каждым усовершенствованием в торговле и машинах, с каждым увеличением трудности добывания пищи и других предметов жизненной необходимости для растущего населения”. Эти вполне логичные суждения и привели Рикардо к неординарному выводу об изменении стоимости денег как товаров в зависимости от их количества в обращении.

3. Теория земельной ренты.

Концепция Рикардо о ренте сохраняет актуальность даже в наше время. Главные её идеи заключаются в том, что рента всегда платится за пользование землёй, поскольку её количество небеспредельно, качество - неодинаково, а с ростом численности населения обработке начинают подвергаться новые участки земли,  худшие по своему качеству и расположению. Затратами труда на различных земельных участках определяется стоимость сельскохозяйственных продуктов. Как пояснял Рикардо, “не потому хлеб дорог, что платится рента, а рента платится потому, что хлеб дорог”.  Убедительны и названные им рентообразующие факторы: неодинаковый природный потенциал участков (плодородие) и разная удалённость этих участков от рынков,  где может быть реализована полученная с них товарная продукция.

Во времена Д. Рикардо бытовало мнение о том, что ренту как доход следовало бы изымать в виде налога в пользу государства. Но, как отмечал М. Блауг (автор книги “Экономическая мысль в ретроспективе”, М. 1994), даже если бы рентные суммы перешли от землевладельцев к арендаторам, цены на сельскохозяйственную продукцию в сельском хозяйстве остались бы прежними, так как перевод дохода не отразится на предельных издержках производства зерна. Таким образом, теория дифференцированной ренты Рикардо знаменует первое появление маржинального (основанного на теории предельной полезности) начала в экономической теории.

4. Теория заработной платы и прибыли.

Взгляды Рикардо на заработную плату, или, как он писал, “рыночную цену труда”, вероятнее всего сложились под влиянием теоретических воззрений его друга Т. Мальтуса. Характеризуя “естественную цену труда” как возможность рабочего содержать благодаря своему труду себя и семью, а “рыночную цену труда” как плату, складывающуюся с учётом реального соотношения спроса и предложения на труд, Рикардо сделал весьма сомнительный прогноз по поводу перспективного уровня заработной платы в обществе в связи с темпами народонаселения. В соответствии с его прогнозом предложена и аргументация.

Центральное место в его аргументации занимает утверждение, что движение заработной платы зависит от движения народонаселения.  Цена труда, доказывает Рикардо, как и цена других товаров, колеблется в зависимости от спроса и предложения на рабочие руки. При быстром росте населения спрос на рабочих отстаёт от предложения, и заработная плата падает, наоборот, заработная плата повышается, когда вследствие замедления прироста населения на рынке не достаёт свободных рабочих рук. Таким образом, полагает Рикардо, несмотря на постоянные колебания заработной платы, она под воздействием движения населения неизменно возвращается к естественной норме, к стоимости необходимых средств существования.

Придерживаясь мальтусовского “закона народонаселения”, Рикардо утверждал далее, что сколько-нибудь длительное повышение жизненного уровня рабочего класса невозможно, так как улучшение положения рабочих ускорит прирост народонаселения, а за этим неизбежно последует падение заработной платы.

В противоположность Смиту, Рикардо придерживался взгляда, что положение рабочих с развитием общества ухудшается. Денежная заработная плата, доказывал Рикардо, будет отставать от роста цен на продовольственные продукты, поэтому реальная заработная плата будет снижаться.

Неоднозначность суждения высказал Д. Рикардо в связи с формированием, динамикой и перспективой роста прибыли предпринимателей. Как и в случае с заработной платой, в условиях свободной конкуренции, по мнению Д. Рикардо, “прибыль имеет естественную тенденцию падать, потому что с прогрессом общества и богатства требуется добавочное количество пищи, получаемой при затрате всё большего и большего труда”. Здесь же он добавляет, что снижение прибыли приостанавливается благодаря усовершенствованиям в машинах, применяемых в производстве предметов жизненной необходимости, а также открытиям в агрономической науке, которые позволяют нам сберечь часть труда, требовавшегося раньше, и, таким образом, понизить цену предметов первой необходимости рабочего.

5. Теория денежного обращения.

Известно, что система монометаллизма, или система золотого стандарта, означающего закрепление за золотом монопольной роли денег, установилась в Англии в конце 18 века, а в 1816 году была законодательно закреплена. Поэтому теоретические позиции Д. Рикардо по проблемам денежного обращения базировались на положениях, характерных для формы золотомонетного стандарта, согласно которому оговоренному законом количеству золота в отчеканенной для обращения монете гарантировался свободный размен бумажных денег. При этом, оставаясь приверженцем трудовой теории стоимости, Рикардо писал, что “ни золото, ни какой-либо другой товар не могут служить всегда совершенной мерой стоимости для всех вещей”.

Кроме того, Д. Рикардо был сторонником количественной теории денег, указывая изменение их стоимости как товаров с их (денег) количеством в обращении. Он утверждал, что в процесс обращения может войти любое количество не только бумажных знаков, но и золотой монеты. В процессе обращения совокупная масса товаров противостоит всему количеству денег, имеющихся в стране. Соотношение этих величин, доказывал Рикардо, и определяет уровень цен и стоимость денег; при данной массе товаров увеличение количества денег приводит к росту цен и обесцениванию денег; при уменьшении количества денег в обращении цены будут падать, а стоимость денег возрастать.

К этим ошибочным выводам Рикардо пришёл вследствие того, что он неправильно представлял себе сущность денег и их функции. Деньги, с его точки зрения, - техническое средство обмена. Игнорируя все другие функции денег, кроме функции орудия обращения, Рикардо считал, что вся денежная масса всегда пребывает в сфере обращения. На самом деле часть полноценных денег постоянно выбывает из обращения,  превращаясь в сокровище. Цены товаров складываются не только в процессе обращения, но и до него.

На основе количественной теории денег Рикардо пытался объяснить и закономерности международного движения золота.

6. Категория капитала, взгляды на воспроизводство.

Категорию “капитал” Д. Рикардо характеризовал как “часть богатства страны, которая употребляется в производстве и состоит из пищи, одежды, инструментов, сырых материалов, машин и пр., необходимых, чтобы привести в движение труд”. Здесь его позиция в принципе созвучна с воззрениями других представителей классической политической экономии, обращающихся к категории капитала. Но в отличие от них он сумел показать, что из-за неравенства прибыли на вложенный капитал последний “...перемещается из одного занятия в другое”.

Рикардо придерживался взгляда, что стоимость распадается на доходы. Но вслед за Смитом, который считал, что стоимость складывается из доходов, Рикардо при анализе воспроизводства опускал постоянный капитал, приравнивал стоимость общественного продукта к сумме доходов. Это лишило его возможности развить теорию воспроизводства. Одновременно Рикардо считал, что потребление определяется производством, а расширение производства предполагает накопление, превышение производства над потреблением.

Положение классиков, что производство само создаёт себе рынок, само определяет потребление было вполне справедливым. Однако Рикардо, исследуя закономерности экономического развития общества, в котором господствуют принципы неограниченной свободной конкуренции предпринимателей и свободы торговли, пожалуй, не предвидел того, что в условиях экономического либерализма неотвратимы несоответствия произведённой товарной продукции и услуг платежеспособному спросу на эти товары и услуги, то есть так называемые кризисы перепроизводства.

Допуская возможность частичного перепроизводства, Рикардо утверждал, что общего перепроизводства вообще не может быть. Отдельный товар, заявлял Рикардо, может быть произведён в излишнем количестве. Но это не может случиться одновременно со всеми товарами.

Первый кризис перепроизводства произошёл в 1825 году на родине учёного спустя два года после смерти. Экономисты-классики - последователи Д. Рикардо знали о периодических кризисах, явились свидетелями кризисов 1825, 1836, 1847 гг. Каждый из них понимал, что экономика свободного предпринимательства подвержена периодическим колебаниям деловой активности. Однако они продолжали развивать мысль о том, что экономика совершенной конкуренции всегда тяготеет к полной занятости, а депрессия не может тянуться долго.

К заключению о том, что перепроизводство товаров невозможно на множестве рынков, Рикардо пришёл, игнорируя особенности рыночного производства. Он рассматривал капиталистическое производство как производство, целью которого является удовлетворение потребностей. Поэтому ему кажется, что кроме падения нормы прибыли,  никаких границ для роста производства и расширение спроса не существует. Процесс обращения товаров Рикардо изображал как обмен продукта на продукт,  товар с его противоречивыми средствами он подменял потребительной стоимостью. Рассматривая деньги как техническое средство обмена, Рикардо не видел разницы между непосредственным обменом по формуле Т - Т и товарным обращением по формуле Т - Д - Т. Вследствие этого он исходит из единства купли-продажи, утверждая, что за продажей обязательно следует покупка.

Рикардо один из наиболее выдающихся представителей классической политической экономии в Англии, внёсший в экономическую науку ценный вклад. Его теоретические разработки сыграли выдающуюся роль в развитии экономической мысли.

При жизни Рикардо крупная машинная промышленность начала уже играть решающую роль в английской экономике, а вместе с этим отчётливо проявились основные особенности нового (капиталистического) способа производства. Теоретическая система Рикардо имела прогрессивное значение, прежде всего потому, что выступала против крупной земельной собственности. Опираясь на теорию Рикардо, английские промышленники и предприниматели смогли преодолеть препятствия, создаваемые феодальными пережитками, мешающими развитию  хозяйства.

 

Лекция №8

 

Развитие идеи классической школы политической экономии и возникновение новых экономических концепций

 

Экономическое учение Л. Симонд де Сисмонди.

1. Философия Симонд де Сисмонди. Работа “Новые начала политической экономии или о богатстве в его отношении к народонаселению”. Предмет экономической теории по Сисмонди.

Леонард Симонд де Сисмонди (1773 - 1842 гг.) занимает своеобразное место в истории общественно-экономической мысли. Он является одним из завершителей классической школы политической экономии во Франции и в то же время основоположником нового направления, известного под названием экономического романтизма.

Экономический романтизм - это идеология мелких производителей, зародившаяся в период наиболее быстрого развития капитализма в Европе и ломки старых феодальных отношений, непосредственно после промышленного переворота и буржуазных революций.

Сисмонди явился родоначальником этого направления не случайно. Экономика Франции и Французской Швейцарии, уроженцем которой он был, более чем на половину была представлена в этот период времени мелкими производителями - крестьянством и ремесленниками.

Процесс разорения мелкого производителя в этих странах происходил особенно болезненно. Лишь небольшая часть из них выбивалась в буржуазию, большая часть разорялась, пополняя ряды рабочих, или нищенствовала в поисках хлеба и работы.

Формированию взглядов Сисмонди способствовала и та обстановка провинциальной замкнутости, в которой он вырос. Всю свою юность Сисмонди провёл в имении своего отца - протестантского пастора, который близко стоял к феодальной аристократии и прививал своему сыну враждебное отношение к новому нарождающемуся строю - капитализму.

Сисмонди не понимал процесса становления новых экономических отношений, недаром он, не употребляя самого понятия “капитализм”, осуждал развитие товарно-денежных отношений, конкуренций. Выступая с требованием возврата к мелкому производству, Сисмонди не понимал, что мелкое товарное хозяйство также является базой капитализма, что капиталистическое промышленное производство неразрывно связано с мелким самостоятельным производством, что это не противоположные формы хозяйства, а лишь две формы товарного производства.

Эта особенность французской школы объясняет возникающее, на первый взгляд, противоречие: соединение в Сисмонди завершителя классической школы во Франции и представителя экономического романтизма, идеолога мелкого производителя, особенно крестьянства.

Научный анализ закономерностей общественного развития Сисмонди отличается идеалистической трактовкой социально-экономических процессов. Он считал политическую экономию “нравственной наукой”, имеющей дело не с объективными закономерностями общественного развития в чистом виде, а с человеческой природой, изучающей, что такое человек, как на него действуют те или иные учреждения, каковы его потребности, чувства и т.д. С этих идеалистических позиций Сисмонди становился в оппозицию к английской классической школе, пытаясь сформулировать новые принципы политической экономии, отличные от тех, на которых была основана политическая экономия Смита и Рикардо. Эта цель подчёркнута в самом названии основной экономической работы Сисмонди - “Новые начала политической экономии или о богатстве в его отношении к народонаселению”.

Этой работой характеризуется второй, завершающий этап развития экономических взглядов Сисмонди. В ранних своих работах Сисмонди стоял на позициях Смита, широко пропагандируя его учение. Различие классовых позиций предопределило разрыв Сисмонди со смитовской экономической теорией, его оппозицию к английской классической школе на втором этапе.

Смит и Рикардо рассматривали хозяйственные процессы как естественные, совершающиеся спонтанно, независимо от воли людей. Целью Сисмонди являлось стремление показать, как государство должно руководить производством и распределением богатства. Тем самым он с самого начала преграждал себе путь к выявлению законов экономического развития.

Предметом политической экономии, по мнению Сисмонди, должно быть “материальное благосостояние людей, поскольку оно зависит от государства”. “Мы называем политической экономией, - писал он, - управление народным богатством”. С этих позиций он резко выступал против свободной конкуренции и свободы торговли - требований, сформулированных в трудах Смита и Рикардо. По его мнению, общественное развитие не должно основываться на свободе конкуренции, государственная власть и государственное законодательство должны направлять производство, обращение и распределение в интересах мелкого производства, мелкого производителя.

В этих взглядах наиболее резко сказалась классовая позиция Сисмонди как защитника мелкого производства: он выступал против свободы конкуренции потому, что результатом её является дифференциация мелкого производителя, победа крупного производства в промышленности и сельском хозяйстве.

2. Учение Сисмонди о национальном доходе и потреблении. Трактовка кризисов перепроизводства.

Учение Сисмонди отличается от учений большинства классиков тем, что прекрасно смогло подметить противоречия современных условий производства. Оно сдерживало непомерный оптимизм экономистов. Теория реализации и кризисов Сисмонди является отражением всего его экономического учения о производстве и потреблении, капитале и доходе, о противоречиях капитализма и т.д. Она являлась теоретической основой реакционной программы возврата к прошлому, которую пропагандировал Сисмонди.

Сисмонди возражал против теории воспроизводства Смита - Сэя - Рикардо, но не мог разбить теоретических позиций своих противников, поскольку как они неверно определял стоимость всего совокупного общественного продукта доходами - прибылью и заработной платой, совершенно игнорируя долю постоянного капитала. (Ренту он объединял с прибылью). Эта методологическая предпосылка исключает возможность разграничения капитала и дохода, личного и производительного потребления. Она, следовательно, исключает не только правильное решение проблемы воспроизводства, но даже и правильную постановку этой проблемы.

Разделяя ошибочное положение Смита, относительно общественного продукта, Сисмонди считал, что для того чтобы весь произведённый товар был реализован, необходимо, чтобы производство полностью соответствовало доходам общества.  Если производство превышает сумму дохода общества, продукт реализован не будет.

Но с развитием капитализма, утверждал он, суживается внутренний рынок, так как сокращается доход рабочих, вытесняемых машинами. Не расширяет внутреннего рынка и спрос капиталиста, поскольку он, не заботясь о том, чтобы производство не превышало доходы, стремится всё больше производить. Часть своего дохода, которую они должны были бы пустить на потребление, они накапливают. Таким образом, заключает Сисмонди, производство превышает потребление рабочих и капиталистов. Часть общественного продукта остаётся нереализованной. Внешний рынок также сужается, поскольку описанная ситуация складывается во многих государствах. В результате, считает Сисмонди, развитие приостанавливается из-за перманентного кризиса перепроизводства, который является прямым результатом развития капитализма.

Сисмонди обращался, поэтому к правительству стран, вставших на капиталистический путь, с просьбой, чтобы они своей властью прекратили капиталистическое развитие этих стран, ибо, по его мнению, только власть может стать выше материальных стимулов к расширению производства, которыми руководствуются отдельные лица, и противопоставить им соображения всеобщего довольства и достатка.

Дальнейшее развитие экономической теории показало, что кризисы перепроизводства носят не перманентный, а циклический характер. Капиталистическое расширенное воспроизводство осуществляется циклически. Практическая программа Сисмонди, предлагаемая правительствам, может считаться первой программой государственного регулирования рыночной экономики, хотя она и преследовала своей целью приостановление общественного развития и возлагала на государство реакционную утопическую роль.

2. Экономическая теория в Англии. Концепция Т.Р. Мальтуса: теория народонаселения, реализации и “третьих лиц”.

Томас Мальтус (1766 - 1834) - видный представитель классической политической экономии Англии. Творчество этого учёного формировалось в основном в первой четверти 19 в.,  но результаты его научных изысканий ценны и для современной экономической теории.

Родился Т. Мальтус в сельской местности вблизи от Лондона в семье помещика. Его отец был человеком образованным, водил знакомство с философами и экономистами своего времени.

Как младшему сыну, Т. Мальтусу по обычаю предназначалась духовная карьера. Закончив колледж Кембриджского университета, он принял духовный сан и получил в сельском приходе место второго священника. Однако молодой Мальтус, всегда тяготевший к науке, с 1793 г. (в 27 лет) стал одновременно преподавать в колледже. При этом всё своё свободное время он посвящал исследованию проблемы взаимосвязи экономических процессов с природными явлениями.

В 1798 г.  появилась анонимно опубликованная книга под названием “Опыт о законе народонаселения”. Её автором был молодой пастор - будущий учёный-экономист Т. Мальтус, вызвавший на себя неисчислимые нападки. Спустя пять лет, в 1803 г., на этот раз под своим именем и предисловием ко второму изданию этой книги автор искренне признал тяжесть восприятия некоторых удручающих прогнозов, содержащихся в работе, и допускал неизбежность “ошибок в счёте и изложении фактов”.

Всего при его жизни вышло шесть изданий книги нарастающим раз за разом тиражом. Успех, который принесла Т. Мальтусу  публикация его первой книги, побудил автора “Опыта” сделать это сочинение более совершенным. Поэтому не только второе,  но и последующие издания были существенно обновлены и расширены, в том числе историческими экскурсами, критическим анализом трудов других авторов. В итоге в последующих изданиях книга представляла собой обширный трактат.

По оценке А. Маршала Мальтус строит своё исследование на таком большом количестве и на столь тщательном подборе фактов, что он может претендовать на место в ряду основателей историко-экономической науки. Примечательно, что во втором издании (1803 г.) он стал на менее мрачную точку зрения относительно будущего рода человеческого и выразил надежду на возможность ограничения роста населения на основе соблюдения нравственных принципов и на то, что действия “болезней и бедности” - старых сдерживающих факторов - можно не допускать.

Правильность научного предвидения Т. Мальтуса оказалась очевидной прежде всего потому, что обоснованная им так называемая теория народонаселения, популярности которой благоприятствовало многократное переиздание “Опыта о законе народонаселения” стала неотъемлемой частью методологической базы, как это признавали они сами, и Чарльза Дарвина, и Давида Рикардо, и многих других учёных с мировым именем.

В чём же состоит новизна и оригинальность теории народонаселения Т. Мальтуса, принёсшая ему совершенно невероятный успех, ни с чем не сравнимый в истории экономической мысли? По мнению М. Блауга, признанного авторитета в области истории экономической мысли, Т. Мальтус явился создателем теории народонаселения, из которой вытекают определённые аналитические выводы, превратившие её в неотъемлемую часть наследия классической экономической мысли. Эта теория стала неким стандартом в суждениях классиков об экономической политике, сводя причину бедности к простому соотношению темпа прироста населения с темпом жизненных благ, определяющих прожиточный минимум.

По Мальтусу, всякая сознательная попытка усовершенствовать человеческое общество с помощью социального законодательства будет сметена неодолимой людской массой, и поэтому каждому человеку необходимо заботиться о себе самому и полностью отвечать за свою непредусмотрительность. Ряд авторов, в том числе Джон Стюарт Милль, взглянув на проблему несколько иначе и признав, что контроль над рождаемостью приемлем с моральной точки зрения, смогли использовать мальтузианскую доктрину как знамя социальных реформ.

“Опыт” Т. Мальтуса не восприняли главным образом представители марксистской экономической теории. Критикуя это сочинение, они традиционно усматривали в нём лишь “глупости” и “апологетику” (защиту) в надежде доказать никчемность его автора как учёного. Особым нападкам подверглась центральная идея книги - о влиянии численности и темпов прироста населения на благосостояние общества. И хотя идея в принципе верна и актуальна, следует действительно признать, что расчёты Т. Мальтуса, которые должны были с достоверностью подтвердить вытекающие из неё прогнозы, оказались, к счастью, нереальны. Ведь он пытался ввести в ранг закона положение о том, что при благоприятных условиях (если будут изжиты ставшие почти естественными и неотвратимыми в силу безудержного роста численности населения войны, болезни и нищета бедных слоёв общества) население, увеличиваясь по принципу геометрической прогрессии, будет удваиваться каждые 20-25 лет, а производство пищи и других необходимых предметов существования, возрастая всего лишь по арифметической прогрессии, не сможет приумножаться аналогичными темпами. И тогда из-за перенаселения бедность может стать жалким уделом всего человечества.

Биологическую способность человека к продолжению рода Т. Мальтус характеризует его природными инстинктами, такими же, как и у животных. Причём эта способность, полагает он, несмотря на постоянно действующие принудительные и предупредительные ограничения, превосходит физическую способность человека наращивать продовольственные ресурсы. Столь простые и не требующие дополнительных аргументов и фактов идеи стали истинной причиной многочисленных и неоднозначных откликов на теорию Т. Мальтуса.

Невозможность увеличить производство продовольствия  Т. Мальтус объяснял не только медленным техническим усовершенствованием сельского хозяйства и ограниченностью земли, а, прежде всего, надуманным и популярным в то время “законом убывающего плодородия почвы”. Кроме того, использованная им американская статистика в пользу “геометрической прогрессии” роста численности населения более чем сомнительна, ибо не отражает разницу между числом иммигрантов в США и числом родившихся в этой стране. Одновременно нельзя забывать оговорку самого Т. Мальтуса о том, что, познакомившись с его трудом, “...всякий читатель должен признать, что, несмотря на возможные ошибки, практическая цель, которую преследовал автор этого сочинения, состояла в улучшении участи и увеличении счастья низших классов общества”.

В результате многолетней дискуссии по поводу теории народонаселения её интерпретировали так, чтобы она соответствовала критерию опровержимости. В этом виде, по словам М. Благу, она и была опровергнута, “но теорию Мальтуса невозможно опровергнуть, так как она неприменима ни к каким вероятным или действительным демографическим тенденциям: она претендует на то, чтобы описывать реальный мир, но её описание справедливо по определению её собственной терминологии”.

Талант Т. Мальтуса как учёного-исследователя и преподавателя с более чем десятилетним стажем не остался незамеченным. В 1805 году он принял предложенную ему кафедру профессора современной истории и политической экономии во вновь созданном колледже Ост-Индской компании.

Мальтус, исходя из естественной природы ренты, пытался раскрыть механизм её формирования и роста, обосновать значение этого вида доходов в реализации произведённого в обществе совокупного продукта в последующих своих научных изысканиях. Окончательное суждение о ренте и некоторых других проблемах экономики он высказал позднее в 1820 г. В этот год Т. Мальтус выпустил свой главный в творческом отношении труд “Принципы политической экономии,  рассматриваемые в расчёте на их практическое применение”, который в теоретико-методологическом плане не имел существенных отличий от изданных тремя годами ранее знаменитых “Начал политической экономии” его друга Д. Рикардо.

Обращает на себя внимание то, что критиками творчества Г. Мальтуса, как правило, замалчивается или упоминается вскользь сам факт многолетних дружественных отношений и научных контактов между ним и Д. Рикардо. В лучшем случае их дружба и сотрудничество преподносятся как нечто случайное, обусловленное идейными спорами и разногласиями “разных” по призванию коллег. Между тем Т. Мальтус и Д. Рикардо имели немало общих суждений по социально-экономическим и общественным проблемам.

Почти идентичными по существу были теории стоимости Т. Мальтуса и Д. Рикардо, имея в виду не только затратный принцип, который лежит в их основе, но и сделанные к ним личные комментарии. Кроме того, Т. Мальтус фактически повторил Д. Рикардо в освещении теории прибыли. Последнюю оба автора представляли себе в качестве составной части цены. Причём по формулировке Т. Мальтуса для её выявления из стоимости (цены) товара следует вычесть издержки в процессе производства на труд и капитал.

Личный вклад Т. Мальтуса в разработку классической политической экономии и концепции рыночных экономических отношений отнюдь не ограничивается выявлением взаимосвязи экономических процессов с природой или полемикой с Д. Рикардо, помогавшей обоим учёным вносить коррективы в свои теоретические и методологические позиции. Есть важный аспект, в котором Т. Мальтус пошёл дальше других экономистов той поры и который делает ему большую часть в истории экономической мысли, это - его исследование проблем реализации совокупного общественного продукта.

В соответствии с достигнутым к началу 19в. “классической школой” уровнем экономической теории (особенно “благодаря” А. Смиту и Д. Рикардо) ключевой проблемой экономики считалось накопление, обеспечивающее инвестирование дальнейшего роста производства. Возможные трудности в потреблении, то есть реализации производимой товарной массы, во внимание не принимались и оценивались как частное преходящее явление. И это несмотря на завершившийся к тому времени в развитых европейских странах промышленный переворот, который сопровождался и такими новыми социальными невзгодами, как разорение в конкурентной борьбе мелких собственников-предпринимателей и безработица.

Учитывая определённую тенденциозность своих предшественников и современников “по школе” в подходе к проблеме производительного характера труда различных классов общества, Мальтус выдвинул неожиданное в то время положение о недостижимости достаточного спроса и полной реализации производимого общественного продукта без посильного и столь же необходимого участия в этом, наряду с производительными классами, и “непроизводительных классов”. Тем самым Т. Мальтус бросил смелый вызов тем, кто допускал абсурдную мысль о паразитизме огромных масс людей, относимых к непроизводительным классам из-за их деятельности, скажем, в вооружённых силах, административных учреждениях и т.д. На взгляд Т. Мальтуса, чиновничество и другие непроизводительные слои общества представляют собой совокупность “третьих лиц”, содействующих и созданию, и реализации общественного продукта.

Т. Мальтус и Д. Рикардо не обошли проблемы реализации и в частной переписке. Они были солидарны в возможности облегчения бремени безработицы путём реализации общественных программ, как, например, дорожного строительства.

Мальтус, как и Рикардо, считает, что пределов для расширения производства не существует. По Мальтусу, в отличие от Рикардо, возможны не только частные, но и общие кризисы. Однако при этом оба они единодушны в том, что любые кризисы - явления временные, и в этом смысле доводы об их отступничестве от постулатов “закона Сэя” исключаются.

Несмотря на то, что с высот современной экономической теории концепция Т. Мальтуса о возможности полной реализации (а по сути предотвращение кризисов) посредством предъявляемого спроса “третьих лиц” в действительности подобного достичь не позволяет, её значение, тем не менее, велико. Как признал более чем 100 лет спустя Дж.М. Кейнс, именно Т. Мальтус вооружил его антикризисными идеями о факторах “эффективного спроса”, роли в потреблении произведённого продукта промежуточных слоёв общества и т.д.

3. Теория стоимости как обмена услугами на основе полезности Ж.Б. Сэя. Закон реализации Сэя, его историческая судьба. Теория факторов производства Ж.Б. Сэя.

Во многих развитых странах Европы и в США на всём протяжении 19 в. вплоть до смены классической политической экономии маржинализмом учение А. Смита было основополагающим для дальнейшего развития идей и концептуальных положений “классической школы” и главным образом тех из них, которые абсолютизировали политику экономического либерализма, стихию рыночного механизма хозяйствования. В этом смысле последователем и продолжателем творческого наследия А. Смита в первой трети 19 столетия во Франции явился Ж.Ю. Сэй.

Жан Батист Сэй (1767 - 1832)  родился во французском городе Лионе в семье купца. Получив образование, достаточное по тем временам, чтобы продолжить семейные предпринимательские традиции, Сэй решил заняться самообразованием, особенно изучением политической экономии. Жизненный путь Ж.Б. Сэя как учёного‑экономиста, а не бизнесмена сложился в известной степени под влиянием политических событий, произошедших во Франции в конце 18 - начале 19 вв., и отчасти под впечатлением от поездки в 1789 г. в Англию, где в отличие от его страны в хозяйстве и политической экономии на первый план выводили уже индустриальные, а не аграрные проблемы.

Одна из первых теоретических заслуг Ж.Б. Сэя на поприще экономической науки имеет преимущественно национальное значение. Именно Сэй смог преодолеть сложившиеся во Франции стереотипы физиократизма благодаря одной из своих ранних, но значимых работ “Трактат политической экономии, или простое изложение способа, которым образуются, распределяются и потребляются богатства” (1803).

Это была книга, лишь на первый взгляд повторявшая и интерпретировавшая идеи А. Смита. После её издания Ж.Б. Сэй, как и его английские коллеги, продолжал работать над совершенствованием своего труда, неоднократно дополняя и переделывая его для новых изданий, что превратило это сочинение в одно из лучших.

Примечательно, что между первым и вторым изданиями этой книги, несмотря на громадный успех после первого, разрыв составил более десяти лет. Причина здесь в том, что центральная идея “Трактата” Сэя - идея об экономическом либерализме - была обозначена им настолько выпукло и недвусмысленно, что её реализация, особенно в части невмешательства государства в экономику и перестройку хозяйственной жизни, лишила  бы военно-промышленное руководство в правительстве Франции того времени реальной полноты власти.

За несколько лет до своей смерти (в 1828 - 1829 гг.) Ж.Б. Сэй издал как бы итоговую в своей жизни работу “Полный курс практической политической экономии”. В ней он попытался отразить, прежде всего, практическую значимость экономической теории, базирующейся на принципах экономического либерализма, невмешательства в экономику из вне.

Оценивая творческое наследие Ж.Б. Сэя, следует отметить, что, по словам К. Маркса, он якобы не более чем вульгаризировал смитовское учение и политическую экономию. Но если утопический социализм, а затем и марксизм “извлекли” из учения А. Смита, прежде всего, положение об эксплуатации рабочего класса капиталистами и землевладельцами (посредством вычета в свою пользу из полного продукта труда и его стоимости),  то “школа Сэя” во Франции, также строившая своё “мышление” на трудах А. Смита, одним из главных извлечений сделала положение о взаимосвязи и взаимообусловленности труда, капитала и земли как основных факторов общественного производства и создания стоимости общественного продукта.

Ж.Б. Сэй снискал себе несомненный авторитет смитианца, безоговорочно приняв принципы свободы рынков, ценообразования, внутренней торговли, неограниченной свободной конкуренции предпринимателей и недопустимости никаких проявлений протекционизма и возведя эти принципы в ранг абсолюта. В случае их принятия он предвещал человечеству объективную невозможность ни перепроизводства, ни недопотребления общественного продукта, то есть экономических кризисов. Положение Сэя о реализации общественного продукта позже получило название “закона рынков” или просто “закона Сэя”, и разделяли этот “закон” не только столпы классической политической экономии Д. Рикардо, Т. Мальтус и др., но и экономисты многих других школ экономической мысли вплоть до начала 20 в.

В истории экономических учений имя Ж.Б. Сэя ассоциируется, как правило, с образом учёного, беззаветно верившего в гармонию интересов классов общества в условиях рыночных экономических отношений и проповедавшего для их утверждения принципы смитовской концепции экономического либерализма, саморегулируемости экономики. Критика основных идей Ж.Б. Сэя, в том числе и той, что принято называть “законом Сэя”, по которой экономические кризисы не являются закономерными, более чем 100 лет (то есть до появления экономического учения Дж.М. Кейнса) оставалась для теории и практики мирового хозяйства недостаточно убедительной.

“Долгожительство” концепции Ж.Б. Сэя о беспрепятственной и полной реализации общественного продукта и о бескризисном экономическом росте, воплотившейся в так называемом законе рынков, можно объяснить обстоятельствами, своими корнями уходящими в наследие А. Смита. Во-первых, смитовский “естественный порядок” предполагает гибкость цен и заработной платы, взаимовыгодный при пассивной роли денег обмен трудом и результатами своего труда всех субъектов рынка. С учётом этого по “закону Сэя” иной ход вещей совершенно неприемлем. Во-вторых,  также “благодаря” А. Смиту “закон Сэя” исключает всякое вмешательство в экономику извне. В нём поддерживается требование о минимизации бюрократического по своей природе государственного аппарата, недопущении протекционизма.

В-третьих, “закон Сэя” предрекает поступательное развитие рыночных экономических отношений в обществе на базе достижений научно-технического прогресса. А несвершившиеся катаклизмы,  которые обещал С. Сисмонди в случае падения приоритетной роли в экономической жизни страны участников уходящего в прошлое натурального хозяйства - “третьих лиц” (ремесленников, крестьян, кустарей), также отметали аргументы против этого “закона”.

Самое главное в “законе Сэя” состоит в том, что при достижении принципов экономического либерализма производство (предложение) будет порождать адекватное потребление (спрос), то есть производство товаров и услуг в условиях смитовского “естественного” порядка” обязательно порождает доходы, на которые эти товары и услуги свободно реализуются. Подобным образом “закон Сэя” воспринимался всеми сторонами концепции экономического либерализма, полагавшими, что гибкое и свободное ценообразование на рынке будет приводить к почти мгновенной реакции на изменение в конъюнктуре хозяйства, являясь гарантией саморегулирования экономики.

Экономические взгляды Сэя получили определённое одобрение и отражение в трудах Т. Мальтуса. В частности, популярная теория издержек производства Т. Мальтуса практически целиком зиждется на положениях, выдвинутых немногим ранее него Ж.Б. Сэем, теории трёх главных факторов производства: труда, капитала и земли. Так, если Д. Рикардо, социалисты-утописты, С. Сисмонди, К. Маркс и некоторые другие экономисты, следуя “заветам” А. Смита, единственным источником стоимости товара (услуги) считали труд, то другая, не менее значительная часть экономистов различных школ и течений экономической мысли, приняла в качестве исходной аргументацию Сэя-Мальтуса, в соответствии с которой стоимость товара складывается из издержек собственника-предпринимателя в процессе производства: на средства производства (фактор “капитал”), на заработную плату (фактор “труд”) и на ренту (фактор “земля”).

В результате последователи Смита-Рикардо стали рассматривать прибыль и ренту как вычет из стоимости труда рабочих, как результат эксплуатации труда капиталом и антагонизма классов. Последователи Сэя-Мальтуса, также считавшие себя смитианцами, и стоимость товара, и доходы классов общества рассматривали как совместный труд и мирное сотрудничество представителей этих классов.

Только в конце 19 в. маржиналисты второй волны в лице А. Маршалла и других учёных доказали тупиковую сущность и теории трудовой стоимости, и теории издержек производства, поскольку в их основе лежит затратный принцип.

Относительно теории стоимости Сэя к сказанному выше следует добавить, что у него на этот счёт было несколько определений.  В частности, он писал, что “ценность есть мерило полезности” предмета.

Одновременно и гораздо большее значение в создании стоимости товара Ж.Б. Сэй придавал трём факторам производства. Труд, земля и капитал, на его взгляд, участвуя в процессе производства, оказывают услугу по созданию стоимости. Позаимствовав у А. Смита идею о роли классовой структуры общества в происхождении и распределении различных видов  доходов, Сэй как бы уточнил, что названные выше факторы (труд, капитал, земля) имеют самостоятельное значение в создании доходов рабочих, капиталистов и земледельцев.

Следовательно, у Ж.Б. Сэя отвергается всякая мысль о возможности, в условиях ничем не ограниченной свободной конкуренции предпринимателей, эксплуатации факторов производства и классов общества. Сэй, таким образом, пытался вывести весьма упрощённое положение о гармонии интересов всех слоёв общества, строя свои суждения на том, что личный интерес “экономического человека”, направляемый “невидимой рукой”, обязательно совпадает с общественным.

Вопрос о пропорциях, по которым созданная главными факторами производства стоимость общественного продукта распределяется на доходы владеющих этими факторами классов общества, по мнению Ж.Б. Сэя, самостоятельного значения не имеет. В частности, доходы предпринимателя, по определению  Сэя, представляют вознаграждение за его промышленные способности, таланты, руководство и т.д.

Само понятие “вульгарная политическая экономия”, которое ввёл в научный оборот К. Маркс, в значительной степени связано с теорией факторов производства Ж.Б. Сэя. Эту теорию К. Маркс счёл апологетической,  преднамеренной защитой интересов эксплуататорских слоёв капиталистического общества. Считая не все доходы Маркса на этот счёт бесспорными, следует согласиться с тем, что необходимость ясности в изложении иногда понуждала Сэя скользить по поверхности важных проблем, вместо того чтобы проникать вглубь их.  В его руках политическая экономия часто становится слишком простой.

 

Лекция №9

 

Возникновение и развитие социалистических экономических учений

Возникновение социалистической экономической теории в Западной Европе. Хотя в начале 19 в. крупная машинная промышленность уже заняла ведущее место в национальном хозяйстве Англии и Франции, но большинство рабочих работало ещё на мелких предприятиях. Выступления рабочих за свои права носили стихийный неорганизованный характер. В этой исторической обстановке, в первые десятилетия 19 в. возникли утопические системы Сен-Симона, Фурье и Оуэна. Свою основную задачу утописты видели в том, чтобы найти основы нового разумного общественного строя. Им казалось, что достаточно понять их планы, чтобы они получили всеобщее признание. Социалисты-утописты, создавая фантастическое описание будущего общества, как правило, обращались к господствующему классу, стремясь самих капиталистов убедить в неразумности капиталистического строя.

Анри де Сен-Симон (1760 - 1825 гг.) по своему происхождению принадлежал к французской знати. Принимал участие в войне английских колоний в Северной Америке за независимость. Во время французской буржуазной революции Сен-Симон некоторое время примыкал к якобинцам, но вскоре отказался от участия в политической жизни. Удачными спекуляциями Сен-Симон составил себе большое состояние, но затем разорился. Последние годы своей жизни Сен-Симон посвятил литературной деятельности.

Первое произведение Сен-Симона “Письма Женевского обитателя к современникам” вышло в 1803 г. В последующие годы им написано много работ, среди них: “Промышленность, или политические, моральные и философские рассуждения” (1817 - 1818 гг.), “О промышленной системе” (1812 г.), “Катехизис промышленников” (1823 - 1824 гг.), “Новое христианство” (1825 г.).

К концу жизни у Сен-Симона образовалась значительная группа учеников и последователей, которые пропагандировали его учение, но вскоре движение выродилось в реакционную религиозную секту.

Взгляды на капитализм. Общество, по воззрениям Сен-Симона, находится в состоянии постоянного развития. Развитие общества - закономерный процесс, каждый новый этап в развитии прогрессивен по сравнению с предыдущим. Процесс исторического развития Сен-Симон объяснял идеалистически - прогрессом человеческого знания. В соответствии с этим основную задачу философии он видел в том, чтобы определить основы наиболее разумного общественного строя. Новая эпоха в жизни человечества - промышленная система — наступит, с точки зрения Сен-Симона, в результате распространения созданного им учения.

Несмотря на идеализм во взглядах на историю, Сен-Симон в ряде случаев отстаивал материалистические идеи. Так, основу всего общества Сен-Симон видел в отношениях собственности. Форма правления, доказывал Сен-Симон, имеет второстепенное значение, существо общественного строя определяется собственностью.

Своеобразны взгляды Сен-Симона на классовую структуру современного ему общества: он делит общество на две большие части - промышленников и феодалов. По его собственному разъяснению, под промышленниками надо понимать земледельцев, фабрикантов, коммерсантов, банкиров, а также служащих и рабочих, которым “они дают работу”. К промышленникам он относит также учёных, художников, ремесленников. Только собственников, не участвующих в руководстве предприятиями, он относит к паразитическому классу феодалов.

Крупнейшим недостатком капиталистической системы Сен-Симон считал анархию, царящую в сфере производства. Она препятствует рациональному использованию ресурсов общества, приводит к многочисленным потерям.

Будучи убеждённым противником капиталистического строя, Сен-Симон не понимал природы капиталистических противоречий. Капиталистов он рассматривал как организаторов производства, которые вместе с рабочими участвуют в создании материального богатства, принадлежат к одному и тому же классу - классу промышленников. Сравнивая общество с пирамидой, Сен-Симон её гранитным основанием считал рабочих, занятых ручным трудом. К последующим слоям он, наряду с учёными и деятелями искусства, относил также руководителей промышленности.

Общество будущего. Сен-Симон был убеждённым сторонником перехода к новому общественному строю, который он называл промышленной системой. Главной задачей промышленной системы Сен-Симон считал обеспечение физического и морального благополучия народа.

Интересна мысль Сен-Симона о том, что в новом обществе функции управления коренным образом изменятся. Надобность в управлении людьми отпадёт, государственная власть уступит место администрации, которая, осуществляя волю общества, будет руководить производством. “Правительства не будут больше управлять людьми,  их обязанность ограничится лишь устранением всего того, что мешает полезным работам”. Люди будут пользоваться наибольшей свободой, поддержание порядка почти целиком станет общим делом всех граждан.

Труд в будущем обществе, с точки зрения Сен-Симона, станет всеобщим,  все будут заняты физическим или умственным трудом и будут участвовать в создании изобилия.  Положение людей в обществе будет определяться их способностями, а доход каждого - его вкладом в общее дело.

Для достижения изобилия, полагал Сен-Симон, надо поощрять развитие всех видов хозяйства, побуждая предприимчивость “соблазном частных выгод” и уступая барыши частным лицам. В соответствии с этими взглядами Сен-Симон предусматривал сохранение в будущем обществе частной собственности на средства производства.

Сен-Симон признавал только один путь перехода к новому обществу - путь мирных преобразований. Единственное средство, которое, по мнению Сен-Симона, следует использовать для преобразования общества - “это проповедь, как устная, так и письменная”. Он обращался к Наполеону и Людовику 18, призывая их понять те выгоды, которые принесёт промышленная система.

Через все произведения Сен-Симона проходит идея о том, что капиталистическое общество - лишь преходящий этап человеческой истории, что необходимым переход на высшую ступень. Резко критикуя современное ему общество, Сен-Симон не идеализировал прошлого. Золотой век человечества, с его точки зрения, не в прошлом, а в будущем.

Шарль Фурье (1772-1837 гг.) был сыном купца. По окончании школы Фурье по воле родителей, вопреки своему желанию, стал торговым слушателем. Он неоднократно менял место своего жительства, много путешествовал. Получив наследство, Фурье решил открыть своё дело - собственную торговлю, но потерял своё состояние и снова поступил на службу. Литературной деятельностью Фурье стал заниматься с 1800 г. В 1803 г. он впервые опубликовал основы своего учения в небольшой статье, а 1808 г. вышла в свет первая книга Фурье “Теория четырёх движений и всеобщих судеб”. В 1822 г. появилась его двухтомная работа “Трактат о домашней и земледельческой ассоциации”. В 1829 г. был издан “Новый хозяйственный и социетарный мир”, а в 1835 - 1836 гг. вышла в свет последняя книга Фурье “Ложная промышленность, раздробленная, отталкивающая, лживая и противоядие - промышленность естественная, согласная, привлекательная, истинная, дающая учетверённый продукт”.

Фурье признавал три независимых друг от друга начала вселенной - бога, материю, математику. Бог - это движущая сила. Всё, что происходит, совершается по его предначертаниям, а само движение подчинено законам математики. Задача науки - открыть установленные богом законы.

Фурье рассматривал капитализм как преходящую ступень в развитии общества. Общество, по Фурье, непрерывно развивается в силу присущих ему противоречий, на каждой ступени развития создаются предпосылки для перехода к следующей фазе. Основными стадиями в развитии общества Фурье считал дикость, патриархат, варварство и цивилизацию. Важнейшим фактором исторического прогресса Фурье считал развитие производительных сил. Одновременно он пытался уподобить историю развития общества развитию организма, рисовал совершенно фантастические картины изменений природы, которые будут сопутствовать, по его мнению, общественному развитию.

Взгляды на капитализм. Фурье критиковал господствующую при капитализме анархию. Общественное производство раздроблено, все руководствуются только своими индивидуальными интересами, думают лишь о собственной выгоде. На этой основе в обществе царит всеобщая вражда. Врачи желают болезней, архитекторы - пожаров, портные и сапожники заинтересованы в том, чтобы одежда и обувь возможно быстрее изнашивались, а судейским чиновникам нужны преступления.

Существующий строй, доказывал Фурье, несправедлив, так как народные массы обречены на острую нужду. Труд является отталкивающим. Только испытывая крайние лишения, под угрозой голода рабочие соглашаются заниматься тяжёлым трудом на капиталистических предприятиях. “Строй цивилизации”, указывал Фурье, не гарантирует первого самого важного права человека - права на труд.

Своеобразна разработанная Фурье классификация паразитических элементов. Считая, что громадное количество непроизводительного труда затрачивается в домашних хозяйствах, Фурье говорил о домашних паразитах. Социальными паразитами он называл военнослужащих, чиновников, торговцев. Проституток, нищих, воров и т.п. Фурье выделил в группу отщепенцев и подчёркивал, что для обуздания их приходится, кроме того, содержать такие непроизводительные элементы, как жандармерию и чиновников. Особо выделил Фурье агентов положительного разрушения, это те, “кто организует голод, или эпидемии, или содействие войнам”.

С особой страстью Фурье рисовал паразитический характер торговли. Торговые предприятия он называл мастерскими лжи, механизм торговли - торжествующим обманом, торговцев - хищниками и пиратами. Все остальные классы общества, по мнению Фурье, унижены, находятся в подчинении у низменного и непроизводительного класса торговцев. Торговое сословие - это “слуга, держащий хозяина в цепях”.

Обличая торговый капитал, Фурье обходил эксплуататорскую сущность промышленного капитала, ошибочно считал, что он занимает подчинённое положение.

Глубоко убеждённый, что строй цивилизации, то есть капитализм, порочен в своей основе, Фурье считал частичные реформы совершенно бессмысленными. “Цель моя, — заявлял Фурье, — не улучшить строй цивилизации, а уничтожить его и вызвать желание изобрести лучший социальный механизм...”.

“Политическая экономия, — доказывал Фурье, — явно враждебна интересам народных масс. Она объявила себя раздатчицей благосостояния и сулила нациям богатство. Это сплошное шарлатанство”. В глазах политической экономии “всякое производство полезно, лишь бы оно создавало легионы изморённых голодом людей, продающих себя по низкой цене приобретателям и заведующим мастерскими”.

Следует отметить, что Фурье боялся движения масс, боялся революции. Политические реформы, демократизация государственного строя также, по мнению Фурье, ничего не могут дать народу. Все свои надежды Фурье возлагал на пропаганду своих идей, на то, что отдельные богачи или правительство возьмут на себя их претворение в жизнь.

Изображение нового общественного строя. Уделяя много внимания деталям жизни в новом обществе, Фурье стремился изобразить условия труда и жизни при новом строе в наиболее привлекательном виде.

Будущее общество Фурье представлял себе как совокупность небольших общин, которые он называл фалангами. Идеальным он считал случай, когда фаланга насчитывает 1620 чел. В новом обществе противоположность между городом и деревней ликвидируется, фаланга будет заниматься одновременно и сельским хозяйством и промышленным производством. Основной отраслью хозяйства фаланги Фурье считал сельское хозяйство, а промышленности отводил вспомогательную роль.

Признавая преимущества крупного производства над мелким, Фурье доказывал, что объединённый труд членов фаланги будет производительнее, чем труд разрозненных мелких производителей.

В ассоциации Фурье сохраняется частная собственность, капитал, капиталисты и рабочие. Владельцам капитала Фурье обещает высокий доход на капитал. В то же время он утверждал, что владельцы капитала, наряду с другими, будут принимать активное участие в процессе труда. Трудятся все, независимо от своего имущественного положения, так как всем членам ассоциации присуще влечение к труду.

Весь доход ассоциации делится на три части: 4/12 получают собственники капитала, 5/12 распределяется по труду, 3/12 идёт на вознаграждение талантов. Фурье, однако, утверждает, что вопросы распределения не могут стать причиной для конфликтов. Члены ассоциаций заинтересованы в том, чтобы капитал и талант должным образом вознаграждались. Ассоциация будет чрезвычайно богатой и труд будет оплачиваться настолько высоко, что каждый сможет сделать сбережения. Поэтому пропасть, разделяющая в капиталистическом обществе богатых и бедных, исчезнет, не будет почвы для социальных конфликтов. Наоборот, грани между богатыми и бедными будут сглаживаться, капиталисты превратятся в тружеников, а рабочие станут собственниками капитала.

Все члены фаланги будут жить вместе в больших дворцах - фаланстерах, питаться они будут также совместно. Индивидуального домашнего хозяйства в фаланге не будет. Общественное потребление станет для членов ассоциации источником новых наслаждений.

Никто из социалистов-утопистов не подверг капитализм такой уничтожаемой критике, как Фурье. Однако представления Фурье о путях осуществления нового строя были наивны и отличались непоследовательностью.

Роберт Оуэн (1771 - 1858 гг.) происходил из мелкобуржуазной семьи. Начав в 9 лет самостоятельную трудовую жизнь, он много внимания уделял самообразованию. Обладая выдающимися организаторскими способностями, он уже в возрасте 20 лет руководил крупным предприятием.

В отличие от Франции, где крупная промышленность в начале 19 в. делала только свои первые шаги, в Англии в это время фабричное производство заняло господствующее положение в национальном хозяйстве. Победное шествие машин ознаменовалось катастрофическим ухудшением положения рабочего класса. Никаких законов по охране труда не было. Стачки и объединения рабочих были запрещены. Выступления трудящихся в защиту интересов жестоко подавлялись. Несмотря на правительственные репрессии, ширилось движение за демократизацию общественного строя.

В этих условиях начал свою деятельность Роберт Оуэн. В 1800 г. Оуэн стал управляющим и совладельцем фабрики в Нью-Ланарке в Шотландии. Приступая к своей деятельности, он поставил себе целью изменить условия труда и жизни рабочих. Он сократил рабочий день, улучшил условия рабочих, заботился об организации разумного отдыха, боролся с пьянством, много времени уделял воспитанию детей рабочих.

В результате этих мер положение рабочих фабрики резко улучшилось. При этом фабрика, руководимая Оуэном, давала владельцам большой доход. Поразительные успехи Оуэна принесли ему громкую славу, но он не был удовлетворён достигнутым.

В 1815 г. Оуэн выступил с проектом закона об ограничении рабочего дня и охране детей и подростков. Хотя предложение Оуэна были весьма скромны, они были встречены в правящих кругах враждебно. Законопроект Оуэна стал законом лишь через 4 года и притом в сильно урезанном виде.

Разрабатывая дальше свои идеи, Оуэн пришёл к выводу о необходимости переустройства всего общества на коммунистических началах. Этот период изменил отношение к Оуэну господствующих классов. Пока он выступал просто как филантроп, он пожинал только богатство, одобрение и почёт. Он был популярнейшим человеком в Европе. Но лишь только он выступил со своими теориями, как дело приняло другой оборот.

В 1824 г. Оуэн сделал попытку реализовать свой план новой организации общества. Он поехал в США и основал там коммунистическую общину “Новая гармония”. Попытка оказалась неудачной, и Оуэн потерял на этом эксперименте большую часть своего состояния. Не принесли ожидаемого результата и другие эксперименты Оуэна. Обедневший в результате неудачных экспериментов в Америке, поглотивших всё его состояние, он обратился прямо к рабочему классу, в среде которого он продолжал свою деятельность ещё тридцать лет.

До последних дней своей жизни Оуэн продолжал пропаганду своих идей. Он выступал в периодической печати, издавал книги и брошюры, читал лекции и доклады. В возрасте 86 лет он выпустил первый том своей биографии.

Оуэну принадлежит большое число печатных работ, в том числе: “Образование человеческого характера” (1813 - 1814), “Замечания о влиянии промышленной системы” (1815 г.), “Изложение рациональной системы общества” (1830 г.). В 1849 г. была опубликована книга “Революция в сознании и практике человеческого рода”, которая, по словам Маркса, представляет резюме всего учения Оуэна.

Оуэн разделял взгляды философского материализма 18 в. Человек, с точки зрения Оуэна, “продукт обстоятельств”, характер человека определяется средой. Но изменение общественной среды Оуэн считал возможным лишь в результате изменения общественного сознания. Утверждение, что мнения правят миром, Оуэн общественное развитие объяснял идеалистически.

Взгляды на капитализм. В связи с промышленной революцией перед экономистом встала, по мнению Оуэна, совершенно новая задача. Богатство теперь без всяких затруднений может быть произведено в изобилии, поэтому незачем продолжать изыскания, как увеличить богатство, необходимое лишь определить наилучший способ его распределения и использования.

Основу всех зол в национальном хозяйстве Оуэн видел в частной собственности. Частная собственность и конкуренция порождают самые низменные пороки, состояние “скрытой гражданской войны” между членами общества. “Она одна, - писал Оуэн о частной собственности, - теперь единственная причина бедности и связанных с ней во всём свете преступлений и бедствий; и в принципе она также несправедлива, как неразумна на практике”.

Не поняв природы товара и денег, Оуэн считал возможным безденежный обмен товаров и поддерживал рабочие базары. Предполагалось, что на этих базарах производители при помощи “рабочих денег” смогут реализовать свои товары в соответствии с затраченным на их производство  трудом. Эта идея оказалась глубоко ошибочной и принесла автору одни убытки.

Подобно Фурье Оуэн с большой резкостью говорил о паразитизме купцов и торговцев. К непроизводительному населению Оуэн относил также служащих в армии и в военном флоте, служителей церкви, юристов и врачей. Однако предпринимателей Оуэн относил к производительным классам, хотя сам же указывал: “Предприниматель рассматривает наёмного рабочего как простое орудие наживы...”.

Широко использовал Оуэн для критики капитализма кризисы перепроизводства. Страна, констатировал в 1927 г. Оуэн, страдает не от недостатка товаров, а от их избытка.

Общество будущего в изображении Оуэна. В обществе будущего, по его мнению, не должно быть следа старых отношений. Поэтому задачу переустройства общества Оуэн не сводил только к перестройке экономики. Основой будущего строя, с точки зрения Оуэна, должна стать общественная собственность. Общество будет состоять из отдельных общин, связанных между собой обменом. Для решения общих задач общины будут объединяться. В новом обществе получат самое широкое применение машины, они должны заменить ручной труд повсюду, включая и домашнее хозяйство.

Как и французские утописты, Оуэн обращался к царствующим особам, сановникам, капиталистам, землевладельцам, убеждая их взять в свои руки осуществление его проектов и доказывая, что общественный переворот целиком соответствует также их подлинным интересам. Но больше всего, подчёркивал Оуэн, заинтересованы в новом общественном строе трудящиеся.

Не понимая природы государства, Оуэн объяснял политику буржуазных правительств невежеством лиц, стоящих у власти. Он не допускал возможности насилия для превращения старого общества в новое. Единственным средством перехода к новому строю он считал мирную пропаганду.

Проекты нового общественного строя Оуэна существенно отличаются от представлений Сен-Симона и Фурье о будущем обществе. В общинах Оуэна нет частной собственности и имущественного неравенства. В отличие от французских утопистов, Оуэн считал, что только машинная техника может обеспечить высокую производительность труда и изобилие материальных благ.

Социалисты-утописты не смогли опровергнуть положения классической политической экономии, которая оправдывала присвоение прибыли предпринимателями, ссылаясь на то, что оно происходит согласно законам обмена. Экономисты-классики были правы в формально-экономическом смысле. Но в то же время Маркс, показав утопичность социалистических учений Сен-Симона, Фурье и Оуэна очень высоко оценил их роль в истории общественной мысли. “Немецкий теоретический социализм - писал Энгельс от имени Маркса и себя, - никогда не забудет, что он стоит на плечах Сен-Симона, Фурье и Оуэна - трёх мыслителей, которые, несмотря на всю фанатичность и весь утопизм своих учений, принадлежат к величайшим умам всех времён...”.

 

Социалистические идеи в России.

Крестьянский социализм А.И. Герцена и Н.П. Огарёва.

Александр Иванович Герцен родился в 1812 г. в семье состоятельного дворянина. В 1824 г. Герцен познакомился с Николаем Платоновичем Огарёвым (родился в 1813 г.), с которым на протяжении всей своей жизни был связан дружбой. Герцен и Огарёв являются первыми представителями русского утопического социализма. Герцен и Огарёв близко подошли к пониманию определяющей роли экономики в обществе. Обнаружив ограниченность учений западноевропейских утопических социалистов и пытаясь преодолеть свойственный им разрыв между теоретическими построениями и реальной действительностью, Герцен и Огарёв искали реальную основу для социалистического переустройства России в экономике, в народном быту.

Такую основу Герцен и Огарёв видели в наличии артели и сельской общины и на этой основе построили свою утопическую теорию “русского крестьянского социализма”. Для общины, по их мнению, характерны следующие социалистические начала, которые Герцен сформулировал в статье “Русские немцы и немецкие русские”: 1) право каждого на землю; 2) общинное владение ею;  3) мирское управление.

Идеализация русской общины привела Герцена и Огарёва к неправильному выводу о том, что Россия развивается по особому - некапиталистическому пути, который облегчает возможность социалистических  преобразований. Они думали, что стоит лишь внести в стихийный коммунизм общины сознательное начало - социалистические идеи, возникшие на Западе, и задача будет решена.

Анализ теории “русского социализма” показывает, что она представляет собой разновидность утопического социализма, хотя и превосходила утопический социализм Западной Европы тесной связью с практикой.

Жизнь выявила несостоятельность теории “русского социализма”,  её утопизм. Развитие капитализма в России опровергло надежды, возлагавшиеся Герценым и Огарёвым на общину и некапиталистический путь развития. Сельская община оказалась не в состоянии противодействовать развитию капитализма и предотвратить дифференциацию крестьянства.

 

Лекция №10

 

Завершение классической политической экономии. (Джон Стюарт  Милль, Карл Маркс)

 

Джон Стюарт Милль (1806 - 1873) - один из завершителей классической политической экономии и, по оценке П. Самуэльсона, “признанный авторитет в научных кругах, чьи исследования выводят за пределы технической экономики”.

Его отец, Джеймс Милль - экономист, ближайший друг Д. Рикардо - строго следил за воспитанием сына. Поэтому младшему Миллю уже в десять лет приходилось делать обзор всемирной истории, греческой и латинской литератур, а в 13 лет - он написал историю Рима, продолжая одновременно изучение философии, политической экономии и других наук. Свои первые работы по политической экономии Дж.С. Милль опубликовал,  когда ему было 23 года, то есть в 1829 г.

Главным трудом Милля были “Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии”, изданные в пяти книгах в 1848 г. Сам он о своих “Основах...” отзывался весьма скромно.

Практическая деятельность Дж.С. Милля была связана с Ост-Индской компанией, в которой он занимал высокий пост вплоть до её закрытия в 1858 г. В период 1865 - 1868 гг. он был членом парламента.

После смерти жены, помогавшей ему в подготовке многих научных работ, Дж.С. Милль переехал во Францию, где в Авиньоне провёл последние 14 лет своей жизни (1859 - 1873), не считая периода его членства в парламенте.

Принимая во внимание признание самого Милля, в теоретико-методологическом плане он действительно во многом близок со своим кумиром Д. Рикардо. Дж.С. Милль принял рикардианский взгляд на предмет политической экономии, выдвинув на первый план “законы производства” и “законы распределения”. Причём в последней главе книги 3 автор “Основ...” почти повторяет своих предшественников по школе, указывая, что в экономическом развитии нельзя не считаться с “возможностями сельского хозяйства”.

В области методологии исследования у Дж.С. Милля очевидно как повторение достигнутого классиками, так и существенное поступательное продвижение. Так, первоначально солидизируясь со сложившейся концепцией “нейтральности” денег, в последующих главах книги автор показывает приверженность количественной теории денег. Отсюда через недооценку функций денег как меры ценности товарного запаса Дж.С. Милль следует упрощённой характеристике богатства. Последнее, на его взгляд, определяется как сумма покупаемых и продаваемых на рынке благ.

В то же время специфичным для методологии автора “Основ...” является противопоставление друг другу законов производства и законов распределения. Первые, как он полагает, неизменны и заданы техническими условиями, то есть наподобие физических истин они имеют характер свойственный естественным наукам. Вторые, поскольку ими управляют люди, зависят от желания правящей части общества, и весьма различны в разные века и в разных странах. Именно законы распределения, зависящие от обычаев данного общества, предопределяют персональное распределение собственности посредством распределения доходов между “тремя основными классами общества”. Из этой методологической посылки формирования законов распределения человеческими отношениями Дж.С. Милль разрабатывает затем собственные рекомендации социального реформирования общества.

Из затронутых Миллем многочисленных теоретических проблем сложно какую-либо поставить на первое место. Если начать с теории производительного труда, то, по сути, этой теории он целиком солидарен с А. Смитом. Автор “Основ...” утверждает, что только производительный труд (труд, результаты которого осязаемы) создаёт богатство, то есть “материальные блага”. Новизна его позиции лишь в том, что производительным он рекомендует также признавать труд по охране собственности и на приобретение квалификации, позволяющей наращивать накопление. По утверждению Дж.С. Милля, доходы от производительного труда потребляются в производительной форме, если это потребление  поддерживает и увеличивает производительные силы общества. А любые доходы от непроизводительного труда, считает он, это только простое перераспределение дохода, созданного производительным трудом. Даже потребление заработной платы рабочих, по Миллю, производительно, если оно доставляет минимум средств, необходимых для поддержания рабочего и его семьи, и непроизводительно - в той части, в какой оно доставляет предметы роскоши.

По существу заработной платы Милль придерживался в основном тех же взглядов, что Д. Рикардо и Т. Мальтус. Характеризуя её как плату за труд и полагая, что она зависит от спроса и предложения на рабочую силу, автор “Основ...” повторил их вывод о неизбежном минимальном размере оплаты труда рабочих, что стало основой его доктрины “рабочего фонда”. В соответствии с последней ни классовая борьба, ни профсоюзы не могут предотвратить формирование заработной платы на уровне прожиточного минимума. Но в 1869 г. в одной из своих статей Дж.С. Милль официально отказался от положений доктрины “рабочего фонда”, признав, что профсоюзы действительно влияют на действия по ограничению заработной платы, которые может породить конкуренция на рынке труда. Кроме того, следует отметить, что, по Миллю, заработная плата  при прочих равных условиях ниже, если труд менее привлекателен. Наконец, как очевидно из четвёртой главы книги 1, Дж.С. Милль, как и Д. Рикардо, не отождествляет понятие “минимум заработной платы” с понятием “физиологического минимума”, разъясняя, что первое превышает второе. При этом источником для выплаты заработной платы Милль называет некий “капитальный запас”.

К теории стоимости Дж.С. Милль обратился в третьей книге пятикнижья. В первой её главе, рассмотрев понятие “меновая стоимость”, “стоимость” и некоторые другие, он обращает внимание на то, что стоимость (ценность) не может возрасти по всем товарам одновременно, так как стоимость представляет собой понятие относительное. А в четвёртой главе автор повторяет тезис Д. Рикардо о создании трудом, требующимся для производства товарных благ, заявив при этом, что именно количество труда имеет первостепенное значение в случае изменения стоимости.

В книге 3 рассматривается и теория денег. Здесь Дж.С. Милль показывает свою приверженность количественной теории денег, в соответствии с которой увеличение или уменьшение количества денег влияет на изменение относительных цен товаров. По его словам, при прочих равных условиях стоимость самих денег “меняется обратно пропорционально количеству денег: всякое увеличение количества понижает их стоимость, а всякое уменьшение повышает её в совершенно одинаковой пропорции”. Здесь же упоминается тезис автора о “нейтральности” денег, который сводится к высказыванию, согласно которому в “общественной экономике нет ничего более несущественного по своей природе, чем деньги, они важны лишь как хитроумное средство, служащее для экономии времени и труда”.

Первые суждения и трактовки о социализме и социалистическом устройстве общества среди крупных представителей классической политической экономии принадлежат Дж.С. Миллю. Но при всей доброжелательности к социализму автор “Основ...” принципиально размежёвывается с социалистами в том, что социальная несправедливость якобы связана с правом частной собственности как таковой. По его мнению, задача состоит лишь в преодолении индивидуализма и злоупотреблений, возможных в связи с правами собственности. Он даже заявляет, что жизненный идеал нельзя рассматривать как “борьбу за преуспевание”, ибо только в отсталых странах мира увеличение производства является наиболее важной задачей  - в более  развитых странах экономически необходимым считается усовершенствование распределения.

Идеи активизации участия государства в социально-экономическом развитии общества и связанные с этим реформы охватывают в работе Дж.С. Милля многие  проблемы. Так, из отдельных глав книги 3 следует, что государство должно ориентировать центральный банк на рост (повышение) банковского процента, поскольку за этим последует прилив в страну иностранного капитала и усиление национального валютного курса и соответственно будет предотвращена утечка золота за границу. Далее, переходя к теме функций британского государства, Милль обосновывает нежелательность крупных государственных расходов и аргументирует, почему в Англии законные государственные функции выполняются неэффективно. После этого автор переходит к вопросам государственного вмешательства в рыночную экономику.

Будучи убежденным в том, что в основе общего принципа регулирования экономики находится сам механизм рынка, Дж.С. Милль говорит о том, что существуют сферы общественной деятельности - сферы “бессилия рынка”, где рыночный механизм неприемлем. Далее, автор “Основ...” обращается к возможностям государства в части создания инфраструктуры, развития науки, упразднения законов, запрещающих деятельность профсоюзов или ограничивающих её, и т.д.

Доктрина социальных реформ Дж.С. Милля своим возникновением обязана его мнению о том, что нельзя изменить лишь законы производства, а не законы распределения. В этом - явное непонимание того, что производство и распределение не составляют обособленных сфер; они взаимно и почти всесторонне проникают друг в друга. Поэтому тенденциозны и главные положения его реформ. Исследователи его научного наследия свели их к трём нижеследующим позициям:

1) уничтожение наёмного труда при помощи кооперативной производительной ассоциации;

2) социализация земельной ренты при помощи земельного налога;

3) ограничение неравенства богатства при помощи ограничения права наследования.

Качество образования, по Миллю, выявляется не сразу, и, чтобы не позволить правительству “лепить мнения и чувства людей начиная с юного возраста”, им рекомендуется не общедоступное государственное образование, а система частных школ или обязательное домашнее образование до определённого возраста. Общественный образовательный минимум, поставленный на частную основу, полагает автор “Основ...”, необходимо сочетать с системой государственных экзаменов (взимаемый с родителей налог за неуспех на экзамене явится компенсацией за продолжение образования), вменив в обязанность государства обеспечение “денежной поддержки начальной школы”.

Карл Маркс (1818 - 1883).

К. Маркс как один из завершителей классической политической экономии оставил заметный след в истории экономической мысли. Его идеи зачастую выводят за рамки непосредственно экономических проблем, сочетаясь с философскими, социологическими и политическими проблемами.

Карл Маркс родился 5 мая 1818 г. в немецком городе Трире. Он был вторым из девяти детей адвоката Генриха Маркса, выходца из семьи раввинов, перешедшего в 1816 г. из иудейства в протестантизм. В 1830 - 1835 гг. учился в гимназии города Трира. С 1835 г. учился на отделении права Бонского университета, а с 1836 по 1841 г. изучал право, философию, историю и историю искусств в Берлинском университете, по завершению которого (1841) получил степень доктора на философском факультете Иенского университета.

В 1842 г. К. Маркс переехал в Бонн и вплоть до 1843 г. работал сотрудником, а затем редактором “Рейнской газеты” в Кёльне. В 1843 г. произошло одновременно несколько событий: закрытие газеты, которую он редактировал, женитьба на дочери немецкого барона Женни фон Вестфален, переезд в Париж.

Следующие два года (1844 - 1845) стали для К. Маркса началом углублённых занятий политической экономией, философией и социологией.

В 1845 - 1848 гг. К. Маркс пребывал в Брюсселе. За эти годы, продолжая сотрудничество с Ф. Энгельсом, он выпускает вместе с ним такие работы, как: “Немецкая идеология”, “Манифест Коммунистической партии”. В этот период К. Маркс издаёт также своё первое сугубо политэкономическое произведение под названием “Нищета философии”.

В Германию К. Маркс возвращается в 1848 г. Направившись в Кёльн, он возглавил “Новую Рейнскую газету” в надежде повлиять на нарастание в стране революционного движения. В своей газете в 1849 г. он опубликовал работу “Наёмный труд и капитал”, после чего последовало его изгнание из Германии, как оказалось, навсегда. И после кратковременного пребывания в Париже, К. Маркс всю остальную свою жизнь (1850 - 1883) находит убежище в Лондоне.

В лондонский период К. Маркс пишет в числе многих произведений и “Капитал”, который рассматривал как труд всей своей жизни. Ценою неимоверных усилий и будучи не вполне здоровым, в 1867 г. он окончательно отредактировал и в том же году в Гамбурге издал 1 том “Капитала”. Два других тома (с самого начала было задумано выпустить “Капитал” в трёх томах) ко времени издания первого не были готовы к публикации как ввиду болезни и финансовых затруднений, так и, скорее всего, из-за осознания автором незавершённости этой работы.

К. Марксу так и не удалось завершить 2 и 3 тома “Капитала”. К. Маркса не стало 14 марта 1883 г. Весь труд по сбору и подготовке к публикации второго (вышел в свет в 1885 г.) и третьего (издан в 11894 г.) томов “Капитала” взял на себя Ф. Энгельс. Довольно трудно установить, какая часть приходится на долю Энгельса в произведениях Маркса, но, очевидно, она немаловажная.

Творческое наследие К. Маркса имеет много общего с достижениями его предшественников по “классической школе”  экономической мысли, особенно А. Смита и Д. Рикардо. Однако их теоретико-методологические позиции, как полагал автор “Капитала”, стали лишь вершиной основ “буржуазной” экономической теории, и после их трудов классическая политическая экономия якобы себя исчерпала. Уже в первой главе тома 1 “Капитала” К. Маркс заявляет, что “вульгарный экономист” отошёл от принципов Смита-Рикардо, игнорирует “реальные” и “определяющие факторы”, скользит по поверхности экономических явлений и имеет дело с субъективным отношением к денежным издержкам экономических агентов. При этом “вульгарный экономист”, по Марксу, является выразителем буржуазной (классовой) идеологии и по данной причине (даже не имея намерений быть неправдивым) лишён возможности толковать реальность объективно.

По признанию самого К. Маркса, методологически он исходил одновременно из трёх научных источников: английской классической политической экономии Смита-Рикардо, немецкой классической философии Гегеля-Фейербаха и французского утопического социализма. У первых он заимствовал в числе многих других трудовую теорию стоимости, положения закона тенденции нормы прибыли к понижению, производительного труда и др., у вторых - идеи диалектики и материализма, у третьих представителей - понятие классовой борьбы, элементы социального устройства общества и др. Поэтому автор “Капитала” является не единственным в числе исследователей начала и середины 19 в., рассматривающих политику и государство как вторичные явления по отношению к социально-экономическим, предпочитавших, следуя каузальному (причинно-следственному) подходу, классифицировать экономические категории на первичные и вторичные, считавших экономические законы, капитализм и соответственно рыночный механизм хозяйствования преходящими.

Центральное место в методологии исследования К. Маркса занимает его концепция о базисе и надстройке, о которой он заявил ещё в 1850 году в “Критике политической экономии”. В концепции о базисе и надстройке способ производства материальной сферы жизни обуславливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а наоборот, их общественное бытие определяет их сознание.

Тем самым в концепции о базисе и надстройке сделана попытка дать экономическую интерпретацию истории с учётом диалектики производительных сил и производственных отношений, которая подсказывает, по замыслу К. Маркса, необходимость перехода от капитализма к социализму, ибо буржуазной общественной формацией, - пишет он, - завершается предыстория человеческого общества. По Марксу, недиалектический подход и необоснованное признание законов капиталистической экономики универсальными, не позволили понять представителям классической политической экономии, которые, собственно, открыли эти законы, что они имеют специфический и преходящий характер.

Обращаясь к сути рассматриваемой концепции К. Маркса, следует заметить, что идея анализа общественного развития как чередования типов базиса и надстройки не проста в применении, поскольку мы сталкиваемся с трудностью отделения базиса от надстройки. Но, несмотря на это, для марксиста экономический подход означает, что организация производства играет решающую роль, предопределяя социальную и политическую структуру общества.

По убеждению К. Маркса, эра капитализма исключает гуманизацию общества и демократию из-за частной собственности на средства производства и анархии рынка. Маркс представил определённое число доходов, позволяющих считать, что капиталистический строй будет всё хуже и хуже функционировать, однако, он не доказал экономически, что внутренние противоречия капитализма разрушат его.

Следует подчеркнуть, что в доводах К. Маркса о неизбежном крахе капитализма главным является не нарушение рыночных принципов распределения доходов между классами общества, а то, что эта система не обеспечивает полной занятости, тяготеет к колониальной эксплуатации и к войнам. Общественным идеалом он считает социализм и коммунизм, называя их фазами неантагонистического коммунистического общества, при котором средства производства не будут более объектом индивидуального присвоения и каждый человек обретёт свободу.

Уместно вспомнить виднейшего австрийского экономиста Ф. Хайека, который писал: “Обещание свободы стало, несомненно, одним из сильнейших орудий социалистической пропаганды, посеявшей в людях уверенность, что социализм принесёт освобождение. Именно обещание свободы не даёт увидеть непримиримого противоречия между фундаментальными принципами социализма и либерализма... В результате большая часть интеллигенции приняла социализм, так как увидела в нём продолжение либеральной традиции. Сама мысль о том, что социализм ведёт к несвободе, кажется им поэтому абсурдной”.

К. Маркс был убеждён в торжестве идеалов бесклассового общества, прежде всего в теории классов, ставшей достоянием классической политической экономии ещё со времён физиократов и А. Смита. Но в его теории классов центральной идеей является классовая борьба с тенденцией к упрощению и поляризации общественных групп вокруг главных классов общества.

По Марксу, история всех существующих обществ была историей борьбы классов. Не является исключением и капиталистическое общество с его нарастающими противоречиями: буржуазия как господствующий класс создаёт более производительные средства производства, а составляющий большинство пролетариат остаётся в нищете. Отсюда, по его мнению, неминуем революционный кризис, поскольку вызванное развитием производительных сил обнищание станет настолько всеобъемлющим, что возрастающая за счёт других слоёв населения численность пролетариата позволит ему конституциироваться в класс большинства населения и взять власть не ради меньшинств, что было свойственно революциям прошлого, а в пользу всех. В результате пролетарской революции и диктатуры пролетариата, таким образом, не станет ни капитализма, ни классов, поскольку, по словам К. Маркса: “На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием развития всех”.

Сам К. Маркс писал: “То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определёнными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведёт к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и обществу без классов”.

На противоречиях капитализма, а равно и рыночных экономических отношений К. Маркс акцентирует внимание в теории капитала. Уже в определении категории “капитал” её сущность он характеризует как “средство эксплуатации” рабочего и установления власти над рабочей силой. Следует отметить, основная идея Маркса о том, что капитал есть, в сущности, средство господства над производством, совершенно совпадает с современными выводами.

Элементом новизны в теории капитала К. Маркса можно назвать введённое им понятие “органическое строение капитала”, которое представляет собой соотношение между постоянным и переменным капиталом. Именно через это понятие он переходит затем к ещё более важной, на его взгляд, характеристике - норме эксплуатации, определяемой как отношение между прибавочной стоимостью и переменным капиталом. Подразделяя капитал на постоянный и переменный (а не как Смит-Рикардо - на основной и оборотный), К Маркс имеет в виду как специфику движения выделяемых им частей капитала, так и специфику влияния каждой из этих частей на массу прибавочной стоимости в стоимости продукта. Маркс рекомендует различать понятия “норма прибавочной стоимости” и “норма прибыли”. Первое сводится к показателю, рассчитываемого как отношение прибавочной стоимости к переменному капиталу.  Второе же (поскольку речь идёт о “внешней форме” прибавочной стоимости) рассматривается как исчисление отношения прибавочной стоимости к совокупному капиталу, то есть к сумме постоянного и переменного капитала.

При этом, как полагал К. Маркс, норма прибыли имеет тенденцию к понижению из-за трансформации органического строения капитала в сторону уменьшения в общем капитале доли переменного капитала, обусловленного накоплением капитала. В свою очередь накопление капитала - это, по Марксу, процесс увеличения в конкурентной борьбе размеров фирм и компаний, то есть “концентрация и централизация” капитала, сопровождающаяся одновременно увеличением роста абсолютной величины безработицы и официального обнищания населения. Такую сущность накопления капитала К. Маркс называл не иначе как “абсолютным всеобщим законом капиталистического накопления”.

Одной из ключевых в “Капитале” К. Маркса является трудовая теория стоимости, опираясь на которую, он затем выдвигает теорию прибавочной стоимости и вытекающие из неё выводы об антагонистической и эксплуататорской сущности капитализма. Трактовка стоимости, основанная на изменении трудовых затрат, является, по Марксу, единственно правильной, несмотря на то, что в зависимости от спроса и предложения цена товара может расти или снижаться относительно стоимости.

Чтобы перейти к теории прибавочной стоимости К. Маркса, резонно сразу задаться вопросом: как она возникает, если всё продаётся и покупается по своей ценности, по принципу “обмена эквивалентов”, то есть если товары обмениваются пропорционально овеществлённому в процессе производства труду? Ответ на этот вопрос будет более полным и понятным, если мы обратимся к его теории заработной платы.

Автор "Капитала" трактует получение наёмным рабочим заработной платы как результат обмена с капиталистом за продаваемую "рабочую силу", а не за сам труд, как полагали основоположники классической политической экономии.  Согласно его теории, заработная плата эквивалентна количеству товаров, необходимому для поддержания жизни рабочего и его семьи.  Её уровень зависит от производительности труда, которая в свою очередь обусловлена степенью механизации и технологического оснащения производства, что в конечном счёте становится препятствием для роста заработной платы, поскольку технико-экономический прогресс порождает постоянный излишек рабочей силы. Последний предопределяет итог отношений обмена между капиталистами и рабочими в ущерб рабочим.

Согласно убеждению К.  Маркса, реальная заработная плата никогда не растёт пропорционально увеличению производительной силы труда и даже профсоюзы, на которые могли бы рассчитывать рабочие, в условиях экономики свободной конкуренции не могут сколько-нибудь серьёзно изменить такую ситуацию.  С высот реалий сегодняшнего дня М.  Блауг отмечает по этому поводу: "Ошибка Маркса - в непризнании того, что труд может оказаться относительно дефицитным фактором.  И именно по этой причине, а не в силу каких-либо серьёзных ошибок ему не удалось верно описать историческую эволюцию капитализма, "...Маркс недооценивал экономические последствия появления профсоюзов и избирательных прав рабочих".

Теперь логично перейти к ключевой теории учения К. Маркса - теории прибавочной стоимости, изложение которой начинается в главе 4 тома 1 "Капитала".  В теории доказывается, что, хотя рабочая сила как товар продаётся по стоимости, она является тем единственным и специфическим товаром, ценность которого (в товарах необходимых для рабочего и его семьи) не может устанавливаться при капитализме в точном соответствии с принципом трудовой теории ценности (стоимости). Разгадка этого явления у К.  Маркса достаточно проста, и суть её примерно такова: труд поддаётся точному количественному измерению, а оценка ценности рабочей силы - это в большей степени проблематика, определяемая, по признанию Маркса, "состоянием нравов и коллективной психологией".

Поэтому вывод автора "Капитала" однозначен - источником прибавочной стоимости является только "неоплаченный труд" производительных рабочих, продающих свою рабочую силу.  Причём механизм извлечения прибавочной стоимости в понимании К. Маркса - это данность, которая также проста и очевидна: в течение "необходимого времени", которое всегда меньше фактически отработанного времени, рабочий отрабатывает своим "необходимым трудом" ценность своей рабочей силы, чтобы получить её в форме заработной платы, а в течение "прибавочного времени" имеет место уже "прибавочный труд", который и создаёт желанную капиталистами "прибавочную стоимость". И поскольку налицо, таким образом, эксплуатация, то в числе других предлагается "формула", с помощью которой следует измерять уровень (а по Марксу - "норму") этой эксплуатации, а именно: "норма эксплуатации" - это результат отношения между размером прибавочной стоимости и размером оплаты рабочей силы - переменного капитала (ибо постоянный капитал, выраженный в машинах и сырье,  может только переносить свою ценность на продукт, но не создавать дополнительной стоимости).

Выше уже отмечалось, что К.  Маркс различал понятия "норма прибавочной стоимости" (или по-другому, "норма эксплуатации") и "норма прибыли", причём последняя - это превращённая (внешняя) форма первой. Используя их,  он демонстрирует прекрасное понимание "секретов" хозяйственного механизма рыночной экономки в условиях свободной конкуренции.  Так, например, по логике теории прибавочной стоимости, чем продолжительнее рабочий день, тем большей может быть масса прибавочной стоимости и норма эксплуатации.

Теория прибавочной стоимости является у К.  Маркса исходной позицией для определения введённого ещё физиократами понятия "производительный труд". Автор "Капитала" уточняет, что труд производителен, во-первых, если производит прибавочную стоимость, растущую в форме не "абсолютной", а "относительной прибавочной стоимости", которая позволяет удешевлять стоимость жизненных средств; и, во-вторых, если признать, что производительный труд может создавать прибавочную стоимость только в сфере производства, а не обращения.

Суждения К. Маркса о норме прибыли во многом совпадают с положениями Д. Рикардо.  Различия в суждениях этих учёных состоит в том, что К. Маркс рассматривает распределение между секторами экономики общей массы прибавочной стоимости, а Рикардо - прибыли,  но, прежде всего, в толковании закона тенденции нормы прибыли к понижению.

Суть этого расхождения такова.  Д.  Рикардо трактует указанную тенденцию как следствие конкурентной борьбы, вынуждающей капиталистов направлять свой капитал в более прибыльные "ниши" экономики.  По Марксу же, дело обстоит принципиально иначе, ибо в его трактовке тенденция нормы прибыли к понижению - это исторический феномен механизма саморазрушения капитализма через неизбежное в погоне за устойчивой "нормой прибыли" изменение органического строения капитала в пользу увеличения в его общем объёме доли постоянного и соответственно уменьшения доли переменного капитала, являющегося вожделенным источником прибавочной стоимости, а последняя - "руководящим мотивом, пределом и конечной целью капиталистического производства".

Теория ренты в "Капитале" почти аналогична теории ренты Д. Рикардо.  Разница состоит в дополнении К. Маркса о существовании, наряду с "дифференциальной" рентой, ренты "абсолютной". Возникновение последней автор "Капитала" связывает со специфически низкой в сельском хозяйстве органической структурой капитала и с частной собственностью на землю.

На основании многообразных проявлений закона тенденции нормы прибыли к понижению К. Маркса выдвигает теорию цикличности экономического развития при капитализме, то есть явлений, характеризуемых им как экономические кризисы. Центральная идея этой теории состоит в том, что в условиях экономики свободной конкуренции достижению макроэкономического равновесия и последовательному экономическому росту препятствуют внутренние присущие антагонистическому капиталистическому обществу, противоречия.

Концепция простого и расширенного воспроизводства излагается в "Капитале" соответственно в главах 20 и 21 тома 2.  Из позитивных моментов здесь важно отметить великолепно аргументированную критику вульгарной доктрины экономических кризисов, то есть кризисов, обусловленных якобы недопотреблением, вызываемым недостаточностью совокупного спроса для приобретения товарной массы по ценам не ниже издержек на их производство.  При этом К. Маркс критикует всех экономистов, которые, подобно Сэю-Рикардо, признавали лишь периодический избыток капитала, а не "общее перепроизводство товаров".

Однако негативная сторона в теории экономических циклов или теории кризисов самого К.  Маркса также несомненна. Он не избежал упущений, несмотря на то, что в отличие от сторонников идей кризисов недопотребления благодаря своей схеме воспроизводства доказал возможность расширенного воспроизводства. Дело в том, что, в строгом смысле слова, в "Капитале" изложена не столько теория кризисов, сколько каузальная (причинно-следственная) оценка накопления капитала и распределения доходов при капитализме, неизбежно приводящих к периодам "общего перепроизводства". Всё, что Маркс имел в виду, сводилось к точке зрения, будто капитализму присуща тенденция к непрерывному расширению производства безотносительно к наличию эффективного спроса, который один придаёт смысл этому производству.

В завершение, чтобы дать итоговую характеристику экономическому учению К. Маркса, представляется целесообразным привести следующие высказывания:

1. "Если перед тем как попытаться дать какое-либо объяснение экономического развития, некто захочет узнать, что в действительности представляют собой прибыль, заработная плата, капиталистическое предприятие, он может получить в трёх томах "Капитала" более реалистическую и качественную информацию из первоисточника, чем та, которую он смог бы найти в десяти последовательных выпусках "Цензо США", в дюжине учебников по современной экономике и даже, осмелюсь сказать, в собрании сочинений Торстейна Веблена" (Леонтьев В. Экономические эссе. С.111).

2. "Марксизм как экономическая теория является теорией быстрорастущего частного предпринимательства, а не централизованной экономики" (Леонтьев В. Экономические эссе. С. 217).

3. "Во всех прочих отношениях он (К. Маркс) только перенял и использовал концепции и положения рекардианской экономической теории, но представление об экономической эволюции, которое он облёк, что несущественно, в гегельянское одеяние, принадлежит всецело ему.  Вероятно, этим и можно объяснить то, что одно поколение экономистов за другим вновь и вновь возвращается к его работам, хотя они находят у него много такого, что достойно критики" (Шумпетер И. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982. С. 53).

4. "Известные в прошлом режимы, которые с теоретической точки зрения могли сохраниться, исчезли.  Не будем делать поспешных выводов из того факта, что Маркс не доказал обречённость капитализма. Режимы могут умирать и не будучи приговорёнными к смерти теоретиками" (Хайек Ф.А. фон. Дорога к рабству. М.: Экономика, 1992. С. 176).

 

 

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

Яндекс.Метрика