andrey

Путь к Файлу: /История России / Архитектура / Архитектура.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   0
Пользователь:   andrey
Добавлен:   02.01.2015
Размер:   62.0 КБ
СКАЧАТЬ

Проект Казанского собора, работа над которым относится к самому рубежу двух веков, ясно демонстрирует переходный характер творчества зодчего. Стройные вытянутые колонны, утонченность которых еще подчеркнута графикой каннелюр, в своих пропорциях еще принадлежат прошлому веку. Основной мотив леса колонн также встречается у архитекторов 18 века — Баженова, Старова, Кваренги. Вместе с тем значение, которое придает Воронихин размещению здания в пространстве города, его взаимодействию с окружающими улицами и площадями, свидетельствует о принципиально ином подходе к решению архитектурной задачи. Именно в этом сказалось новаторство Воронихина,

Условия же задачи были в достаточной мере сложными. Согласно желанию Павла I собор должен был иметь колоннаду, подобную знаменитой колоннаде Бернини перед собором св. Петра в Риме. Каноны христианской церкви требуют ориентации алтаря на восток, а главного входа — на запад. Поскольку место для строительства было отведено на участке вдоль Невского проспекта между Екатерининским каналом и Мещанской улицей, то неизбежным оказывалось, что храм размещался по отношению к главной улице столицы боковой стороной. Воронихин вышел из затруднений, расположив широко распахнутые колоннады-крылья перед северным фасадом, обращенным к Невскому. Колонны закрыли вытянутое с запада на восток здание, а расположенный над средокрестием купол явился в то же время центром и узлом всей архитектурной композиции, ориентированной, таким образом, на проспект, что подчеркивалось постановкой обелиска в центре площади, образованной колоннадой.

Новый подход Воронихина к взаимоотношению здания и города выразился и в том, что он замыслил пропустить обе боковые улицы непосредственно через крайние отрезки колонных галерей, обработав их как проезды, увенчанные мощным аттиком. Таким образом, одна-единственная постройка организовывала значительный район, втягивая в орбиту своего архитектурного влияния окружающие улицы и площади.

 Строительство собора началось в 1801 году и продолжалось десять лет. В процессе дальнейшей работы архитектор продолжал совершенствовать и расширять проект, задумав в конце концов симметричную колоннаду с южной стороны и соединение обеих колоннад со стороны западного фасада. Здесь же, перед главным входом, должна была располагаться полукруглая обширная площадь, окруженная монументальной оградой с павильонами по краям и статуями апостолов перед ними. Из всего этого грандиозного замысла была осуществлена, да и то лишь частично, без павильонов, ограда. Решетка Казанского собора, позднейшее из сооружений Воронихина, относящееся к этому ансамблю (1810—1812), свидетельствует о нарастании в творчестве зодчего черт зрелого классицизма. Каннелированные столбы, соединяющие отдельные звенья ограды, мощны и приземисты, ромбические клейма решетки плотны и весомы по силуэту и рисунку.

Другое крупное сооружение Воронихина в Петербурге — здание Горного кадетского корпуса (позже института, 1806—1811). И здесь мастер давал архитектурное решение в неразрывной связи с задачей ансамбля. Место, отведенное для строительства, находилось на берегу Невы, у самого входа в город со стороны моря. Использовав старую застройку, архитектор создал новое монументальное здание, протянувшееся на целый квартал. Архитектурной доминантой его стал мощный двенадцатиколонный портик, возникающий словно пропилеи на морском пути в столицу. Сильные в своей простой и естественной пластике, каннелированные дорические колонны в соответствии с дорическим ордером лишены баз. Возникающее впечатление равновесия могучих масс и их роста подкрепляется скульптурными группами, поставленными по сторонам пологой лестницы, ведущей к портику . В этих группах и сюжетно и образно раскрывается тот же мотив взаимоуравновешивающего напряженного усилия.

Горный институт по простоте и мощи архитектурного образа и используемых форм, по характеру решения грандиозных проблем ансамбля — произведение уже полностью ампирное.

Для французского архитектора Жана Тома де Томона (1760—1813) переломным фактом творческой биографии стал приезд в Россию (в 1799 году). Построек Томона предшествующего периода не известно; существует лишь несколько проектов, исполненных в 1790-х годах в Вене, и множество рисунков и архитектурных фантазий на тему античности. В Петербурге зодчему представилась возможность выступать в крупнейших строительных начинаниях. Он принимает участие в конкурсе на проект Казанского собора, но неудачно, не сумев гармонично сочетать сам храм, очень большого размера, с маленькой и кажущейся случайно приткнутой колоннадой.

Начиная с 1801 года Томон работает над проектом Биржи на Стрелке Васильевского острова. Довольно длительная и кропотливая проектная и строительная история Биржи проходила со значительным участием русских архитекторов и завершилась сооружением к 1810 году великолепного здания, ставшего одним из лучших украшений Петербурга.

Томон задумал Биржу как узел большого природного и городского ансамбля. Плоские низкие берега стрелки были по замыслу архитектора наращены при помощи подсыпки грунта и оформлены гранитными блоками в полукруглую набережную-пристань со съездами к самой воде. Вытянутый параллелепипед здания поставлен в глубине образовавшейся площади по оси Василъевского острова, акцентированной добавочно еще двумя ростральными колоннами, расположенными по сторонам полукруга набережной. Обращение мастеров русского классицизма к архитектуре Древней Греции отчетливее всего выявляется именно в этом творении Томона. На высоком цоколе возвышается прямоугольный объем Биржи, окруженный со всех сторон колоннадой. Лаконичные простые формы, четкие членения просматриваются издалека, с невских набережных и мостов. Окруженная с трех сторон водной гладью, Биржа замыкает перспективу Невы для глядящих на нее с берегов, лежащих выше по течению, подобно тому, как башня Адмиралтейства замыкала перспективу главнейших проспектов Петербурга. Этот монументальный ансамбль стал живой реальной связью различных частей города, разделенных протоками Невы.

Это же искусство мастерски сочетать архитектуру с природным окружением проявил Тома де Томон в мавзолее «Супругу-благодетелю» в Павловске (1805—1808). Небольшое, но монументальное по своим членениям и пропорциям сооружение в виде античного храма-простиля таится в глубине Павловского парка среди густой чащи деревьев. Контраст дикой «нетронутой» природы и строгой классической архитектуры создает лирический эффект, столь свойственный русскому искусству.

В те же годы, когда строилась Биржа, в столице осуществляется еще один грандиозный замысел, ставший ключом всей архитектурно-пространственной композиции центра Петербурга. Речь идет о перестройке зданий Адмиралтейства, предпринятой в 1806—1823 годах по проекту талантливейшего русского зодчего А. Д. Захарова (1761—1811).

Захаров окончил Академию художеств в Петербурге и затем совершенствовал свое мастерство в Париже. Расцвет его творчества и активнейшая строительная деятельность относятся к последнему пятилетию его жизни, когда наряду с сооружением Адмиралтейства он был занят обширными проектами перепланировок и застроек различных районов столицы: провиантского острова со зданиями складов и конюшен, Галерного порта на Васильевском острове. Захаров же наметил планировочную структуру стрелки Васильевского острова. Везде он проявляет себя как архитектор, ставящий и решающий задачи ансамбля, мыслящий широкими пространственными категориями. К сожалению, все прочие проекты Захарова помимо Адмиралтейства остались неосуществленными.

Грандиозный Адмиралтейский комплекс занимает небывалую даже по нынешним временам площадь. Его главный фасад протянулся более чем на 400 метров, боковые — на 163 метра, и, однако, здание не производит впечатления монотонности или скуки, настолько продуманно решена его композиция. Она построена на принципе соподчинения центрального я двух боковых объемов, каждый из которых в свою очередь расчленен на те же три ячейки. Таким образом, архитектурный замысел наглядно ясен и прост. Центральный объем выделен и подчеркнут башней со шпилем, центры боковых корпусов — портиками с фронтоном. Выходящие на Неву торцы П-образного в плане здания обработаны в виде мощной арки, напоминающей своим обликом нижний ярус центральной башни. И здесь, следовательно, мастер проводит ту же образно-ритмическую перекличку основных компонентов здания. Этот принцип можно проследить и в разработке отдельных приемов: так, колоннада под шпилем находит отклик в решении боковых павильонов.

Фасады Адмиралтейства стали одним из основных факторов формирования и застройки трех главнейших площадей Петербурга — Дворцовой, Адмиралтейской и Сенатской. Центральная башня в захаровском исполнении еще более выявила и подчеркнула заложенную еще в петровском Адмиралтействе градостроительную идею — ориентацию трех основных проспектов города на башенный шпиль. Павильоны, выходящие на Неву, с их аркой над каналами, ведущими к производственным корпусам, стали украшением набережной. Они заключили в строгую классическую раму живописную картину внутреннего двора со строящимися на верфях судами. Позднейшая застройка двора мало согласованными по своему облику домами нарушила этот законченный ансамбль.

Чрезвычайно большую роль в раскрытии идейно-художественного замысла Захаров придавал монументально-декоративной скульптуре. Она мыслилась зодчим в неразрывной связи с архитектурой. Он сам наметил все места ее расположения, ее образный смысл, ее силуэт. Ни одно другое здание русского классицизма не обладает таким законченным и нерасторжимым единством архитектурно-пластических начал. Захаровские идеи реализовали крупные скульпторы того времени — Ф. Ф. Щедрин, В. И. Демут-Малиновский, И. И. Теребенев и другие. К сожалению, не все из намеченного зодчим было осуществлено, а кое-что из выполненного было впоследствии уничтожено или искажено.

Немногие дошедшие до нас интерьеры Адмиралтейства, в первую очередь вестибюль с парадной лестницей, показывают Захарова как выдающегося мастера и в этой области. Строгая рустованная аркада нижнего яруса с ее четким мерным ритмом противостоит светлой стройной колоннаде вверху. Свободно и открыто разворачивающаяся двухмаршевая лестница связывает оба этажа. Ясно читаемая планировочная и композиционная структура, отчетливо выраженная функциональность, согласование языка форм наружной и внутренней архитектуры — основные черты захаровского зодчества, проявившиеся и в этом интерьере.

Со смертью в начале 1810-х годов трех рассмотренных выше мастеров кончилась первая фаза русского классицизма 19 века. Дальнейшее его развитие связано с иным поколением архитекторов и характеризуется некоторыми новыми особенностями.

Победоносное окончание Отечественной войны, усиление могущества Российской империи сказалось в зодчестве возрастанием моментов торжественности, триумфальности. Градостроительные свершения приобретают еще более широкий размах. Увеличивается применение монументально-декоративной скульптуры.

Завершается сложение архитектурного облика Петербурга, приобретшего в эти годы тот «строгий, стройный вид», которым он пленяет до сих пор. Помимо уникальных сооружений и ансамблей растет его рядовая застройка, выдержанная в едином стилевом ключе. Развивается благоустройство центральных районов, сооружается много новых набережных и мостов с великолепными чугунными оградами.

В некоторой степени связующую роль между старшим и младшим поколением архитекторов классицизма 19 века играл В. П. Стасов (1769— 1848). Он хотя и работал с конца 18 столетия, но в то время его творчество было как бы в тени рядом с деятельностью его старших современников. В начале нового века он в течение шести лет находится за границей — во Франции и Италии. И лишь с 1810-х годов Стасов выступает на первый план. Начиная с этого времени им построены многие замечательные сооружения Петербурга, играющие важную роль в формировании его облика, тем более ценные, что, будучи разбросаны в различных районах города,. они давали направление его дальнейшей застройке.


Так, например, Павловские казармы (1816—1819) закрепили и украсили одну из границ Марсова поля, а расположенное по соседству здание придворных конюшен (1816—1823) благодаря умелому использованию местоположения (на берегу Мойки, у выхода из нее Екатерининского канала) и продуманному разнообразию фасадов создало здесь один из наиболее пленительных ансамблей столицы. Особенно хорош вид с противоположного берега Мойки на западную скругленную сторону здания, украшенную дорической колоннадой. Перекличка разнонаправленных кривых — плавного изгиба колоннады, перил и свода мостика, линии набережной — сообщает этому уголку Петербурга редкий лиризм.

Стасов всегда скуп в выборе архитектурных деталей, он строит часто свое решение на повторении сходных приемов (например, мотив дорической колоннады с характерными, лишенными баз колоннами встречается у него в различных видоизменениях и в здании конюшен, и в колокольне церкви в Грузине, и в Ямском рынке в Петербурге, и в торговых рядах в Костроме). Иной раз Стасов вообще отказывается от колонн и достигает сильного впечатления лишь точно найденным соотношением пропорций стены и ее отдельных членений. Таковы Провиантские склады в Москве, воздвигнутые в конце 1820 — начале 1830-х годов по стасовскому проекту 1821 года. Могучие пластические объемы трех корпусов, свободно и изобретательно поставленные то торцом, то фасадом к основной магистрали Садового кольца, соединенные красивой строгой оградой, создали один из интереснейших ансамблей классицистической архитектуры.

В постройках зодчего конца 1820—1830-х годов (Преображенский и Троицкий соборы, Нарвские и Московские триумфальные ворота в Петербурге) усиливаются черты монументальности, величия. Детали прорисовываются более сухо и графично. В этом сказывается в определенной мере следствие начавшегося вырождения классицистического стиля. Но до самого конца для Стасова остается характерным лаконизм в выборе художественных средств, умение найти для своих сооружений выгодное расположение в городской застройке, позволяющее им стать центром окружающего пространства.

Выдающееся значение в окончательном формировании архитектурного облика Петербурга принадлежит К. И. Росси (1775—1849). Он довершил ансамбли, начавшие складываться еще в предшествующем веке, как, например, Дворцовую и Сенатскую площади. Сознавая важнейшую роль Невского проспекта в планировке и развитии столицы, он усилил и подчеркнул эту роль созданием нескольких новых кварталов, прилегающих к главной магистрали, раскрывающихся на нее своей застройкой. Это обогащало восприятие улицы, значительно увеличивало ее пространственное воздействие.

Творчество Росси с его широким ансамблевым размахом означило блестящее завершение градостроительных устремлений русского классицизма, вместе с тем оно обнаружило и определенный кризис и перерождение этих устремлений.

Всякое свое строительное начинание Росси мыслит не как отдельное здание или сумму их, а как оформление громадного участка города. В этом заключалась и сильная сторона, что обнаружилось в большинстве лучших работ зодчего, но в этом коренилась и опасность декоративного понимания архитектуры: гармонически уравновешенное соотношение городского пространства и здания перерождалось в сумму площадей, улиц, набережных, оформленных красивыми фасадами.

Росси начал свой путь в мастерской архитектора В. Бренны, был затем два года в Италии, вернувшись, работал в Москве и Твери. Первой его крупной работой в Петербурге было строительство дворца на Елагином острове со служебными и увеселительными павильонами при нем (1818— 1822). Эта задача была сродни усадебному строительству 18 века, к тому же главное здание возводилось не заново, а на основе старого дворца, что обусловило его переходный облик. Но все же в планировке усадьбы, в размещении павильонов по острову так, чтобы они организовывали природное окружение, сказалось уже новое архитектурное мышление. В разработке интерьеров дворца проявился выдающийся талант Росси-декоратора.

Более полно и широко дарование зодчего раскрылось в создании Михайловского дворца (1819—1825). Задачу, сходную со своей предыдущей работой — сооружение усадебного дома, — он понял и решил как проблему градостроительного порядка, требующую планировки и застройки обширного городского района. Так, помимо самого дворца возникает проект площади перед ним, обстроенной жилыми домами близкой архитектуры. Площадь соединяется с Невским короткой прямой улицей, перспективу которой замыкает роскошный фасад Михайловского дворца, обильно украшенный лепной скульптурой. Здесь уже складывается тот принцип архитектурной композиции, который получил блестящее развитие в будущем ансамбле Театральной площади.

Противоположная сторона здания выходит в парк, поэтому архитектурное решение ее не столь парадно, сколь живописно: от аркады цоколя на луг сбегают ступени широкой лестницы, два верхних этажа объединены длинной двенадцатиколонной лоджией, дающей богатую светотеневую игру. На берегу Мойки, с которой соприкасается парк, архитектор поставил изящный павильон пристани.

Весь ансамбль дает пример необыкновенно разнообразного и изобретательного решения, тесно увязанного с задачами градостроительства. Помимо дворца и служб Росси проектирует фасады жилых домов на площади, а также зданий, выходящих на Михайловскую улицу. Их архитектура гораздо более сдержанна и скромна, выступая аккомпанементом главной темы — дворца.

Интерьеры Росси — это одна из сильнейших сторон его творческого дара. Впечатления великолепия, парадности, торжественности он достигает не столько пышным декором, хотя и широко им пользуется, сколько величественностью самой архитектуры и тонким согласованием и единством всех деталей обстановки. В этом убеждают такие полностью сохранившие свою отделку помещения, как Белоколонный зал и парадная лестница. Росси сам составлял рисунки для мебели, осветительных приборов, росписей потолков и т. п.

В эти же годы Росси работает еще над одним значительным заданием: он проектирует застройку Дворцовой площади (1819—1829).

 

 

Сохраняя дугообразную границу площади, Росси возводит по этой линии два идентичных по архитектуре здания Главного штаба и министерств, объединив их в одно грандиозное целое монументальной аркой.

Фасады зданий Росси решает очень строго, даже, можно сказать, монотонно. Они должны были, по-видимому, составить контраст пышной пластике стены Зимнего дворца и вместе с тем подчеркнуть ведущую роль арки в общей композиции. Недаром все богатство скульптурного декора сосредоточено на арке Главного штаба: колесница Славы, военная арматура, трофеи и т. п.

Необычайно эффектно задумано восприятие пространства площади и дворца при подходе к ним со стороны Морской улицы. Улица идет под углом к оси арки, и лишь когда вступаешь под ее своды, направление движения резко изменяется и глазу открывается великолепный вид в раме второй арки, раскрывающийся все шире по мере приближения к площади. Поставленный вскоре после окончания строительства россиевских зданий в центре Дворцовой площади, «Александрийский столп» А. Монферрана (1834) еще с большим эффектом выявил расчет Росси на внезапность впечатления.

С окончанием строительства зданий Главного штаба и министерств Росси ожидали сразу две крупные задачи. Если сооружение зданий Сената и Синода на Сенатской площади (1828—1834) не стало достижением архитектора из-за мало интересной планировочной структуры, дробности и перегруженности фасадов, то здание Александрийского театра и связанный с ним ансамбль явились подлинным шедевром. Недаром улице, ведущей к заднему фасаду театра, спланированной и застроенной по проекту зодчего, было присвоено имя Росси.

Архитектор не ограничил себя только задачей сооружения театра. Обширный район города от Невского к Фонтанке у Чернышева моста преобразился. Вместо хаотичной застройки, лишенной какой-либо планировки, возник стройный комплекс зданий, неразрывно связанный в единое целое стилевым решением, общими архитектурными приемами и формами, близкими пропорциональными соотношениями. Была создана четкая планировочная структура площадей, проездов и улиц.

Ансамбль открывается на главный проспект города обширной площадью, в глубине которой как доминирующий центр высится здание театра со строгим величавым фасадом, отмеченным лоджией с колоннами и аттиком, который венчается квадригой Аполлона. Две другие границы площади решены по-разному. Левая — образована садом Аничкова дворца и включает два изящных павильона, построенные Росси еще до того, как возник замысел ансамбля. Правая — занята зданием Публичной библиотеки с его протяженным фасадом, украшенным также лоджией и аттиком, но более растянутыми в длину. Два длинных повторяющих друг друга по архитектуре здания образуют прямую широкую улицу, протянувшуюся от заднего фасада театра к вновь созданной круглой площади у Чернышева моста. От этой площади отходят, как лучи, две улицы, одна из которых проходит сквозь арку строения, окружающего площадь. Таким образом, Росси создает возможность дальнейшего развития ансамбля, организуя узлы будущей застройки города. В этом широком и перспективном подходе к градостроительным проблемам — основная заслуга этого выдающегося архитектора.

Деятельность Росси была, по существу, последним крупным градостроительным начинанием русского классицизма в Петербурге. С начала 1830-х годов в архитектуре все явственней обнаруживаются черты упадка, измельчания, что было отчасти заметно уже и у Росси — в его Сенате и Синоде и некоторых интерьерах. На первый план выдвигаются такие

 

 

 

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

    На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

    Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

    Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



    Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

    Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

    Яндекс.Метрика