andrey

Путь к Файлу: /Гуманитарный университет / Статьи / Статья.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   0
Пользователь:   andrey
Добавлен:   18.03.2015
Размер:   306.0 КБ
СКАЧАТЬ

Н.Г.ЖИДКОВА

ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА, ПОЛИТИЧЕСКИЕ

ПАРТИИ И ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО ЖЕНЩИН: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Многие исследователи, изучающие политическое представительство женщин в России, констатируют, что политическая культура является основным фактором, препятствующим политической активности женщин и, в частности, их избранию в представительные органы власти. В частности, сделаны обоснованные выводы о том, что именно особенности тендерных взаимоотношений в политической сфере делают политическую карьеру женщин более трудной, чем мужчин. Прежде всего это объясняется негативным отношением в российском обществе к политически активной женщине'. Разнообразный опыт исследований женского участия сквозь призму политической культуры демонстрирует значимость культурного фактора1. Тем не менее можно утверждать, что причины незначительного числа женщин среди политиков также кроются и в неблагоприятном воздействии политических институтов, которые формируют характер участия политических акторов. Целью настоящей статьи является выявление институциональных и политических факторов, способных влиять на тендерное разделение в парламенте. Такой подход, возможно, позволит более детально проанализировать феномен представительства женщин в парламенте, не прибегая к исследованиям политической культуры.

Недостаточное число женщин в законодательных органах власти не является исключительно российским феноменом. Анализ воздействия различных характеристик политической системы на представительство женщин в парламенте содержится во многих исследованиях. Большинство ученых считают, что на тендерную структуру парламента влияют элементы избирательной системы2. В

частности, представительство женщин зависит от таких показателей, как величина округа, величина партии и электоральный порог. Исследования Р.Мозера частично подтверждают подобную корреляцию на примере выборов в российскую Государственную Думу1. Другие ученые связывают недостаточное представительство женщин в парламенте с характеристиками партийной системы, точнее с количеством партий и распределением партий по идеологическому право-левому спектру2. Партийная структура и партийная идеология, по мнению некоторых исследователей, также диктуют условия выдвижения женщин от партий.1

В настоящей статье будут рассмотрены политические факторы, воздействующие на число женщин-кандидатов в парламенте. Статья состоит из двух частей. В первой рассматривается воздействие элементов электоральной системы на рекрутирование женщин, вторая часть статьи посвящена партийному контексту выдвижения женщин в качестве кандидатов в депутаты. В заключении статьи представлена гипотетическая модель сочетания факторов, наиболее благоприятных для продвижения женщин в парламент, и ее перспективы в России.

Избирательная система

Воздействие избирательной системы на процесс рекрутирования кандидатов - установленный факт. Не ясно, каким образом избирательная система влияет на представленность женщин в парламентах. Этот вопрос актуален как часть теоретической дискуссии о наиболее оптимальной избирательной системе для Демократического строя с точки зрения представленности в органах власти всех групп населения. Как правило, большинство исследователей склоняются к тому, что пропорциональные избирательные системы более благоприятны для продвижения женщин во власть, чем мажоритарные. Так, А.Лейпхарт1 на основе эмпирических данных доказал, что парламентские системы, основанные на пропорциональном представительстве, демонстрируют свое превосходство по нескольким параметрам, в том числе пропорциональная система более эффективна в плане представительства политических меньшинств и групп специальных интересов. В данном случае под меньшинствами понимаются малые этнические и социально ущемленные группы, а также женщины (поскольку эти группы, как правило, недостаточно представлены в легислатурах, по сравнению с их представленностью в обществе, то в отношении их употребляется понятие «меньшинство»).

Как указывают Х.Линц и А.Степан, пропорциональная система больше «способствует адекватному выражению интересов пространственно рассредоточенных меньшинств»2. Выборы по партийным спискам предоставляют женщинам больше возможностей, чем выборы в одномандатных округах. На победу в избирательном округе по мажоритарному принципу претендует только один кандидат. Такие выборы являются «игрой с нулевой суммой», в которой победитель получает все, а проигравший -ничего. Влиятельные политические силы группируются вокруг двух, максимум трех кандидатов. При этом основные партии делают ставку на сильных кандидатов, а поскольку представители меньшинств, как правило, обладают меньшим политическим капиталом, они оказываются вне конкурентной борьбы. Напротив, в рамках пропорциональной избирательной системы партийные списки, стремящиеся отразить весь спектр электората, обязательно учитывают представителей меньшинств, включая женщин.

На примере Великобритании и США Р.Матланд и Д.Штудлар продемонстрировали, что пропорциональное представительство способствует процессу, который авторы назвали «заражением»

{сошаеюп)'; суть его в том, что если малые партии начинают продвигать женщин в парламент на выборах, то и более крупные и значительные партии также вынуждены поддерживать эту инициативу.

Почему при пропорциональной системе подобные процессы протекают более интенсивно? Во-первых, выборы в одномандатных округах,  как правило,  связаны с формированием двухпартийной системы. В этих условиях малые партии не имеют никаких стимулов для   каких-нибудь   инноваций:    им   приходится   решать   задачи собственного   выживания.    Но   и   крупные   партии   при   такой избирательной    системе    также    не    имеют    стимулов    менять существующий    порядок    вещей.    Напротив,    пропорциональная система диктует такие условия, при которых партии вынуждены изыскивать любые возможности для привлечения дополнительных голосов    избирателей,    в    том    числе    и    женщин.    Во-вторых, пропорциональная       система       позволяет       без       обострения внутрипартийных конфликтов представлять в рамках партийного списка  различные   интересы.   В-третьих,   при   пропорциональной системе потеря партией небольшой доли голосов часто означает потерю реальных мест в парламенте, в то время как при выборах по одномандатным   округам   такая   потеря   общего   результата,   как правило,     не     меняет2.     Поэтому     пропорциональная     система увеличивает шансы женщин, как представительниц значительной части электората, стать кандидатом в депутаты.

Пропорциональная система представительства обозначает множество вариантов количества мандатов в округе («величина округа»). В исследованиях представительства женщин в парламентах различных стран значимым показателем становится именно показатель «величины округа», а не просто наличие или отсутствие пропорционального представительства. Величина округа, равная единице (одномандатный округ), обостряет предвыборную борьбу, поскольку в каждом округе партия может получить только один мандат. В этом случае, как правило, партии отказывают в номинации кандидатам-жен шинам в пользу мужчин. Поскольку в данном случае «победитель получает все», то только чрезвычайно влиятельные акторы имеют шанс быть номинированы для участия в выборах в качестве кандидатов от партии. Женщины, как правило, являются более слабыми кандидатурами.

Увеличение числа мандатов (более двух) от округа увеличивает шансы женщин-кандидатов, так как политическая партия, предполагающая получить в округе несколько голосов, придерживается стратегии «сбалансированного списка». Воздействие величины округа на представительство женщин было продемонстрировано при исследовании выборов в Аргентине1 государстве, в котором существует специальный закон о тендерных квотах. Суть этого закона состоит в следующем: в списке каждой партии, претендующей на участие в выборах в национальную легислатуру, должны быть не менее 30% кандидатов каждого пола, при этом кандидаты женщины должны занимать не последние позиции внутри списка. Казалось бы, можно ожидать, что при подобном благоприятном условии влияние избирательной системы на представительство женщин не будет значительно варьироваться в зависимости от величины округа. Но количественный анализ продемонстрировал иной результат. Дело в том, что в Аргентине насчитывается 23 провинции и федеральная столица, и при этом каждая провинция обладает собственной конституцией и избирательным законом. В разных провинциях используются разнообразные электоральные правила: это и пропорциональная система, и одномандатные округа, закрытые и открытые партийные списки. Количественный анализ данных по выборам в местные парламенты во всех провинциях продемонстрировал, что хотя гендерные квоты и расширяют представительство женщин в парламентах, но институциональный дизайн существенно влияет на представительство женщин даже при наличии тендерных квот. Аргентинский опыт подтверждает тот факт, что наличие тендерных квот усиливает некоторый позитивный эффект воздействия большой величины округа на представительство женщин.

Величина округа, безусловно, влияет на число женщин-кандидатов на депутатский пост, но опосредованно. Точнее было бы утверждать, что величина округа напрямую воздействует на такой показатель как количество мандатов, которые партия получает на

выборах в данном избирательном округе, то есть на «величину партии»1. В свою очередь, именно величина партии оказывает прямое воздействие на представительство женщин в парламенте.

Почему нельзя ставить знак равенства между показателем «величины округа» и «величины партии»? Как демонстрируют различные исследования, Большая величина округа не всегда означает значительный показатель величины партии. Другими словами, независимо от того, какое количество мандатов предоставляет округ для своих избирателей, важным остается количество претендентов на эти места и, соответственно, уровень партийной фрагментации, связанный с характером предвыборной конкуренции в округе. Если та или иная партия реально может получить только одно или два места в каждом округе из-за высокой фрагментации, то здесь возникают условия «игры с нулевой суммой», как и при выборах в одномандатных округах (этот тезис подтверждает пример Израиля, где при большой величине округа партийная фрагментация очень высока).

Необходимо отметить, что величина партии не всегда отражается на представленности женщин. Она увеличивает количество женщин лишь при условии, что в партиях они являются автономной политической силой, обладающей властью. Р.Матланд и М.Тэйлор проанализировали воздействие величины округа на представительство женщин в национальном парламенте Коста-Рики2 В Коста-Рике действует президентская система правления, парламент состоит из 57 депутатов, которые избираются по региональным закрытым партийным спискам. В результате количественного анализа участия женщин на выборах в национальный парламент исследователи обнаружили, что значимой оказалась величина партии (а не величины округа). Другими словами, партии в Коста-Рике соблюдают баланс представительства при составлении списка.

Почему партии в Коста-Рике, стране, которую нельзя охарактеризовать как «развитую демократию», следуют стратегии «сбалансированного списка»? Во-первых, такая стратегия рассматривается как способ привлечения голосов. Кандидаты, связанные с разными секторами электората, могут привлечь дополнительные голоса. Кандидаты женщины привлекают голоса, не ущемляя интересов могущественных внутрипартийных сил, представленных мужчинами, как это требуется при мажоритарных системах. Более того, по мнению Р.Матланда, отсутствие такого баланса, возможно, дает негативный эффект при голосовании за партийный список. Вторая причина            соблюдение партией требований социальной

справедливости. В-третьих, подобная стратегия является одним из способов сохранения партнерских отношений внутри партий1.

Процесс выдвижения кандидатов в Коста-Рике оценивается исследователями как патронажно ориентированный, электоральные стратегии партий не строятся напрямую на основе сбалансированного списка. Для сравнения: в Норвегии процесс выдвижения депутатов в национальный парламент децентрализован. Партийные списки формируются с учетом тендерного баланса, а также интересов регионов, профессиональной принадлежности, возраста, групп интересов. Тем не менее Матланд и Тэйлор предполагают, что поскольку в Коста-Рике политические партии так или иначе стремятся к привлечению большего числа голосов, поэтому стратегия сбалансированного списка оказывается релевантной для политических партий и в этой стране.

Зависимость представительства женщин в парламенте от избирательной системы прослеживается зарубежными исследователями и на материале российских выборов в Государственную Думу, но зависимость эта с обратным знаком. Так, Р.Мозер приступил к изучению депутатского корпуса Государственной Думы, избранного в 1993 и 1995 гг., исходя из гипотезы о том, что пропорциональное представительство более благоприятно для продвижения женщин во власть.2 Он предполагал, что в условиях пропорциональной системы представительства многочисленные партии имеют больше возможностей для создания внутри партии комитетов по женской проблематике, чем при мажоритарной системе.

Сравнение участия женщин в электоральной борьбе по одномандатным округам и партийным спискам в 1993г. в России продемонстрировало следующие результаты. Женщины чаше выдви " гались в кандидаты в депутаты по партийным спискам, чем в одномандатных округах, но женщины побеждали в одномандатных

округах чаше, чем попадали в Думу по партийным спискам. В 1995 г процент женщин кандидатов в округах и в партийных списках был практически равным, но вновь больше женщин было избрано в Дум> по одномандатным округам. Мозер сравнил полученные результаты с данными о парламентском представительстве женщин в странах, которые, как и Россия, используют на выборах различные варианты смешанных избирательных систем (Украина, Венгрия, Литва, Германия, Италия, Новая Зеландия и Япония). Во всех странах консолидированной демократии (Италия, Германия и Новая Зеландия) подтвердилась гипотеза о связи между электоральной формулой и избранием женщин в парламент. Другими словами, женщины чаще избирались в парламент там, где использовалась пропорциональная избирательная система. Среди посткоммунистических стран только Венгрия продемонстрировала наличие подобной связи.

Мозер объясняет российский феномен тем, что, во-первых, разница представительства женщин в партийных списках и одномандатных округах является результатом влияния отдельных партий. Во-вторых, партийные лидеры могут либо способствовать, либо препятствовать продвижению женщин в парламент. В-третьих, партийная фрагментация уменьшает представительство женщин по партийным спискам и увеличивает его в одномандатных округах1. Таким образом, именно характеристики партийной системы и прежде всего партийная фрагментация становятся, по мнению Мозера, важными факторами, формирующими женское представительство.

Партийная фрагментация напрямую связана с таким фактором, как электоральный порог - необходимый минимум процента голосов Для прохождения партии в легислатуру (на выборах в российскую Государственную Думу он, как известно, составляет 5%). Низкий электоральный порог или его полное отсутствие способствует пропорциональному отражению голосов, в числе полученных ими мандатов. Высокий электоральный порог приводит к диспропорции между результатами выборов и представительством партий в легислатуре, но при этом он способствует большей представленности в парламенте групп, не имеющих сильного политического потенциала (например женщин). Низкий электоральный порог Порождает партийную фрагментацию, а высокий уменьшает ее. Таким образом, можно предположить, что представленность женшин при пропорциональной избирательной системе напрямую связана со степенью фрагментации партийной системы. Чем ниже партийная фрагментация, тем больше шансов у кандидатов женщин попасть в парламент1. Высокий электоральный порог способствует большей представленности женшин в парламенте. Матланд приводит два противоположных случая женского представительства во власти: Нидерланды - 31,3% всего депутатского корпуса и Израиль - 7,5%. Избирательные системы обеих стран одинаковы, но в Израиле негативную роль в представительстве женщин сыграл уровень электорального порога. Израильским партиям требуется всего 1,5% голосов избирателей, чтобы они могли получить места в парламенте. Низкий электоральный порог способствует развитию мелких партий, которые представлены в парламенте одним или двумя депутатами. Как правило, большинство партийных лидеров - мужчины, они и занимают верхние позиции в партийном списке. В силу этого в парламент проходит небольшое число женшин2.

На основании представленных выше исследований можно сделать вывод о том, что три элемента избирательной системы -величина округа, величина партии и электоральный порог - оказывают наиболее значимое воздействие на парламентское представительство женщин. Нельзя не отметить, что эти три элемента взаимосвязаны между собой и становятся значимым фактором женского представительства лишь при условии воздействия других обстоятельств, которые не связаны с избирательной системой. Такими условиями являются, прежде всего, стремление и готовность женщин к участию в политике. Но вместе с тем благоприятное для женского участия сочетание элементов избирательной системы также, вероятно, способно стимулировать политическую активность женщин.

Партийная система

Влияние партийной системы на процесс политического рекрутирования в сравнительных кросснациональных исследованиях рассматривается в двух измерениях: количество партий и распределе-

ние партий по идеологическому континууму'. Установлено, что возможности кандидатов (как общее число кандидатов, так и их шансы на победу на выборах) зависят от трех основных факторов, определяющих тип партийной системы. Во-первых, это число партий, во-вторых, возможность появления и развития новых партий, в-третьих, степень влиятельности левых партий2.

Количество партий и их распределение по идеологическому спектру позволяет выделить три основных типа партийных систем. Первый тип - партийные системы с ограниченным числом партий центристской («са1сЬ-а!1») идеологической ориентации. В подобных партийных системах небольшое число основных партий представлено и национальном парламенте, и эти партии привлекают голоса избирателей вне зависимости от их идеологической ориентации или принадлежности к тем или иным социальным группам. Классические примеры подобной системы - США, Канада. Новые политические движения, возникающие на политической арене этих стран, не могут конкурировать с основными политическими партиями. Левые партии в партийных системах подобного типа не обладают сколько-нибудь влиятельными позициями. Второй тип партийной системы -поляризованная двухпартийная система; классические примеры -Великобритания и Австралия. В данном случае влияние партий левой ориентации зависит от их успеха на выборах. Наконец, третий тип — фрагментированная партийная система; примеров множество -Германия, Франция, Италия и т.д.3.

Какой из типов партийных систем предоставляет больше возможностей для рекрутирования в легислатуры именно женщин? Исследователи не дают четкого ответа на этот вопрос. Как правило, выдвигаются гипотетические предположения о том, что фрагменти-рованные партийные системы в большей степени способствуют развитию новых партий и продвижению женщин, чем партийные системы с меньшим числом партий, причем вне зависимости от степени их идеологической поляризации4. Но это предположение опровергается тезисом, который был продемонстрирован выше: партийная фрагментация препятствует, а не способствует представительству женщин: чем выше уровень фрагментации, тем меньше женщин в парламенте. Но можно предположить, что подобная зависимость изменится при наличии сильных левых партий в условиях фрагментированной партийной системы. Таким образом, вопрос о наиболее оптимальной партийной системе с точки зрения представительства женщин пока остается открытым.

Организационная структура партий

Хотя на процесс политического рекрутирования, в том числе и на выдвижение кандидатов на выборах, значительное влияние оказывает политическая система в целом, но непосредственно отбор и утверждение кандидатов происходит на уровне партий, поэтому партийный контекст рекрутирования является не менее важным. Кандидаты от партий могут отбираться на различных уровнях партийной организации. При этом участники процесса отбора ограничены в своем выборе внутрипартийными правилами и нормами.

Если рассматривать процесс выдвижения кандидатов в партиях, то возникает вопрос: кто действительно выбирает - партийные лидеры   или   рядовые  члены.   Ответ  на  этот  вопрос   во  многом определяет   как   распределение   власти   внутри   партии,   так   и партийную дисциплину в парламенте. В рамках институционального подхода партии можно классифицировать по уровню централизации процесса отбора кандидатов. В наиболее открытой системе отбор кандидатов осуществляется в основном избирателями (Демократическая партия США). В закрытой системе отбор происходит под контролем партийных лидеров (итальянская Рогга). Между этими крайними случаями существует множество промежуточных вариантов, когда на процесс отбора кандидатов в парламент влияют и другие акторы:   это  и  партийные   активисты,   и   региональные  делегаты партийных съездов, и региональные отделения партий и т.д.

Централизованная процедура, например, в партиях США или Канады, где кандидаты избираются на предварительных партийнхых выборах, дает возможность пройти процесс выдвижения большем числу женщин; децентрализованная процедура (например в Японии менее   доступна  для   женщин.   Уровень  доступности   для   женщин определяется также типом партийной организации: патронажной или бюрократической.  В рамках бюрократической организации правила

отбора кандидатов чрезвычайно детализированы, стандартизированы и соблюдаются вне зависимости от того, кто возглавляет партию. Напротив, в партийной организации, основанной на патронажном принципе, правила выдвижения кандидатов менее ясные, а если они и существуют, то им не всегда следуют. Авторитетом в процессе выдвижения обладают, скорее, традиционные и/или харизматические лидеры, большое значение имеют основанные на персональной лояльности отношения партийных лидеров и возможных кандидатов'.

Необходимо уточнить, что организационная структура партий оказывается действенным фактором женского представительства в парламенте лишь в сочетании с другими факторами. Независимо от своей организационной структуры партия, выдвигая кандидата, подразумевает, что данный кандидат сможет привлечь максимально большое число голосов в поддержку партии. Будут ли партии рассматривать женщин как подходящих кандидатов, определяется множеством факторов, в том числе и политической культурой страны, и, как показано выше, избирательной системой.

С аналитическими целями исследователи выделяют четыре идеальных типа электорального процесса выдвижения кандидатов от партий, основываясь на двух критериях: 1) уровень централизации процесса (формально- и неформально-централизованный) и 2) уровень институционализации процесса (формально- и неформально-региональный). Каждый из этих типов процесса по-разному воздействует на продвижение женщин во власть2, каждому типу соответствует своя стратегия продвижения женщин или других меньшинств. Исследователи выделяют три основных стратегии равных возможностей для женщин в процессе выдвижения.

Первый тип - риторическая стратегия, она подразумевает публичную артикуляцию проблемы равных возможностей в выступлениях и заявлениях лидеров партии, в официальных Документах и партийных платформах. Цель подобной стратегии -подчеркнуть тот факт, что партия осознает необходимость поддерживать социальный баланс (в том числе и тендерный). Второй тип - аффирмативная стратегия, которая направлена на специальную поддержку отдельных групп партийных кандидатов, для которых (например, для кандидатов женшин) проводятся различные тренинги, специальные конференции, оказывается финансовая поддержка и т.д. Наконец, последняя стратегия - это стратегия позитивной дискриминации, она подразумевает введение различных квот для отдельных групп партийных кандидатов (включая женщин).

Различные типы партийного рекрутирования в легислатуры придерживаются тех или иных стратегий по продвижению женщин в политику. Централизованное выдвижение кандидатов, ограниченное неформальными (патронажными) правилами наблюдается, к примеру, в Христианской и в Социалистической партиях Италии. При таком типе партийной номинации у женшин появляется больше возможности продвижения во власть в случае, если партийный лидер склонен поддерживать женшин в качестве кандидатов в депутаты. В данном случае позитивная дискриминация женшин внутри партии приносит быстрые и ощутимые результаты. Но возможна и противоположная ситуация: партийные лидеры стремятся сохранить $!аШ$ цио, блокируя всякие инициативы со стороны женщин.

Другой тип процесса выдвижения кандидатов: ограничение неформальными правилами, но выдвижение на региональном уровне, тогда центральному партийному руководству сложно влиять на рекрутирование (яркий пример -- партии США и Канады). Окончательное решение остается за представителями региональных отделений партий, поэтому чрезвычайно сложно определить, какие шаги способствуют или препятствуют представительству женшин от этой партии в парламенте.

Третий тип процесса выдвижения кандидатов - формально-региональный   -   распространен   в   большинстве   партий   стран Западной Европы. При таком типе рекрутирования последовательно выполняются  бюрократические  правила,  решение  о  выдвижении принимается в каждом избирательном округе. Наконец, четвертый тип   процесса   рекрутирования   -   формально-централизованный, встречается, по мнению П.Норрис, в традиционных коммунист* ческих  партиях,  которые  в своей деятельности  руководствуют* принципом   демократического   централизма1    (Коммунистически партия Франции или Коммунистическая партия Италии).

Исследования подтверждают, что риторические стратегии и стратегии аффирмативного действия являются неотъемлемой принадлежностью всех типов партийной номинации. Стратегия позитивной дискриминации в отношении выдвижения женщин в качестве кандидатов оказывается более эффективной в условиях формально-регионального типа выдвижения кандидатов. Ясные бюрократические правила и процедуры способствуют продвижению женшин во власть. Пример тому -- выдвижение кандидатов -женшин в Норвегии. Процесс начинается с партийных комитетов в каждом районе, там составляются списки предпочтительных кандидатов. Затем рекомендации региональных комитетов отсылаются на общий съезд, где их должны утвердить: позицию за позицией. Такая система даже без существования тендерных квот способствует продвижению женшин, так как, если при составлении списка на региональном уровне не учитываются их интересы, они имеют возможности самоорганизации при избрании кандидатов на съезд и уже там отстаивают свои позиции1.

Партийные идеологии

Большинство исследователей считают, что идеологическая составляющая партийной системы воздействует на представительство женщин в парламенте. Главный тезис состоит в том, что социал-демократические партии и партии «зеленых» в большей степени способствуют продвижению женшин в парламент, чем партии лево-правого идеологического спектра. Как указывают Р.Матланд и Д.Штудлар, «левые партии более чувствительны, они в большей степени отвечают потребности во власти малых групп»2.

Л.Кенворти и М.Малами при проведении кросс наци овального исследования представительства женщин в парламентах 146 стран мира учитывали расстановку политических партий в парламентах. Они предположили, что левые партии более готовы уменьшить тендерное неравенство, поэтому большая доля левых партий в Парламенте должна способствовать большему представительству женщин. Анализ подтвердил это предположение1. Партийная композиция парламента рассмотрена и в работе другой исследовательницы - В.Рул. Доминирование правых партий, по ее мнению, влечет за собой недостаточное представительство женщин, поскольку правые партии поддерживают консервативные ценности, не способствующие продвижению женщин2.

П.Норрис, подводя итоги сравнительного исследования «Тендер и партийная политика*, констатирует тот факт, что левые партии (социал-демократические и партии «зеленых») чаще, чем правые используют внутрипартийные квоты при номинации кандидатов в легислатуры, в то время как другие партии (правые и центристы) придерживаются риторических стратегий в плане продвижения и поддержки женщин. Лица, ответственные за утверждение кандидатов в депутаты от этих партий, склонны считать, что женщинам нужно помогать в продвижении во власть. При этом они убеждены, что вмешательство в процесс выдвижения невозможно, поскольку этот процесс является, по сути, справедливой, равной и открытой борьбой3.

Исследование  участия  женщин  в деятельности  британских политических   партий   продемонстрировало   интересные   различия между лейбористкой и консервативной партиями. Каждый второй член консервативной партии - женщина, они очень активны и уровне округов, то есть широко представлены на нижней ступеньке партийной иерархии. В лейбористской партии мужчин значител! больше, чем женщин. Тем не менее лейбористская партия гораз чаще  выдвигает женщин  в  качестве  кандидатов  в депутаты, консервативная партия. У женщин в лейбористской партии бол! шансов стать депутатами парламента, чем в консервативной. Автс исследования   объясняют  эту  диспропорцию  тем,   что   в   [ консервативной   партии   женщины   не   готовы   начать   серы политическую карьеру4.

Исследование    французского    опыта    участия    же! деятельности партий также подтверждает тезис о том, что партии  более  склонны   к  «зеркальному»   представительству,

правые, поэтому женшин среди депутатов национального парламента от левых партий значительно больше1. Интересно, что социологический опрос среди женщин депутатов парламента от левых и правых партий продемонстрировал, что, несмотря на эгалитарную идеологию левых партий, они не стремятся поддерживать тендерное равенство. Их идеология направлена, скорее, на социальное равенство. Однако при этом женщины - депутаты от левых партий более склонны обращать внимание на тендерное неравенство, чем женщины из правых партий, несмотря на то, что женщин среди депутатов от левых партий значительно больше. Автор объясняет этот феномен тем, что идеология правых партий позволяет мириться со многими формами неравенства, поэтому их представительницы не воспринимают так остро неравенство тендерное.

Сочетание ясных бюрократических правил и процедур и децентрализованного принципа процесса выдвижения кандидатов является, по мнению исследователей, наиболее благоприятным условием продвижения женщин в парламент политическими партиями. При этом самая эффективная стратегия по внедрению тендерного равенства в политической сфере - стратегия позитивной дискриминации, которая более всего свойствена партиям с формально-региональным типом процесса выдвижения. Наиболее восприимчивыми к идее тендерного равенства являются партии левой ориентации.

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

Яндекс.Метрика