andrey

Путь к Файлу: /Гуманитарный университет / Статьи / Политико - экономические аспекты глобализации Дробот.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   0
Пользователь:   andrey
Добавлен:   18.03.2015
Размер:   92.0 КБ
СКАЧАТЬ

ВЕСТИ. МОСК. УН-ТА. СЕР. 18. СОЦИОЛОГИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ. 2000. №

Г.А. Дробот

ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В последнее время российская научная общественность активно обсуждает проблемы трансформации современного миропорядка, связанные с феноменом глобализации мирового социума. Одним из острых вопросов является динамика властных отношений на мировой арене в условиях глобализации мирохозяйственных связей.

За последние два-три десятилетия по мере активизации транснациональных корпораций (ТНК) как новых влиятельных "игроков" на мировой арене экономика перестала быть просто сферой хозяйствования. Строго говоря, экономика и политика всегда были тесно связаны между собой. Но в современных условиях качественные изменения в экономической сфере меняют центросиловые отношения в мировой политике -  ее структуре, распределении власти    между различными участниками. Глобальные экономические потоки оказывают системообразующий эффект на формирование новой системы политических отношений в мире.

 

1 Об истории экономической глобализация

Глобализация международных экономических отношений многовековой исторический процесс, в ходе которого по мере накопления количественных изменений качественно изменилась экономическая сфера. Экономические связи между народами существовали во все времена, но носили локальный и неустойчивый характер. Великие географические открытия - - первая серьезная веха в истории интернационализации экономических связей. В XIX вв. возникает система "свободной торговли" и мировой рынок. К этому времени транснациональные экономические связи становятся весьма интенсивными. По мнению некоторых исследователей, уровень интернационализации мирохозяйственных отношений конца XIX  — начала XX в.   по ряду параметров был    выше, чем в настоящее время.

Однако "золотой век" в мировой торговле на рубеже ХІХ и XX  в.   еще не означал возникновения глобальной экономики как качественно нового явления международной жизни,  имеющего устойчивый характер.   Причина --не только в резком ослаблении международных экономических связей после первой мировой войны. На наш взгляд, главное заключается в том, что еще не появилась объективная основа,   которая  сделала  бы   процесс   экономической глобализации необратимым.   В  XIX в.   "локомотивом" экономической интеграции выступала Великобритания — мировой экономический лидер того времени, — преследовавшая прежде всего собственные интересы.   Возможности для необратимого развития глобальной экономики возникли только в 60—70-е гг. XX в.  в связи с появлением принципиально новых коммуникационных и информационных технологий  (хотя  процесс,   вероятно,   не  будет носить линейного характера).

Современный  этап экономической глобализации характеризуется:

1)    стремительным   расширением   международных финансовых

взаимодействий;

2)    активизацией международной торговли,   в первую очередь между транснациональными корпорациями;

3)    бурным ростом прямых внешних инвестиций,   особенно с участием ТНК.

Глобализация финансов и производства оказывает существенное влияние на мировой политический порядок.

 

 

2 Глобализация финансов

Индикаторы финансовой глобализации

Исторически купля и продажа иностранной валюты были необходимы для функционирования международной торговли. Но постепенно рынок валюты отделился от сферы торговли. В середине 80-х гг. объем международных валютных торгов составлял около 25% от глобальной торговли товарами и услугами, но в течение следующего десятилетия темпы роста торговли валютой значительно превышали темпы роста традиционной торговли. В середине 90-х гг. объем валютных торгов составлял уже около 80% от мировой торговли товарами и услугами. Деньги стали самостоятельным, "ходовым" товаром. "Игроками" на валютном рынке выступают крупные банки и корпорации, делающие из денег деньги.

Другим показателем финансовой глобализации служит отношение между объемами государственных резервов твердой валюты и валютных операций на мировом финансовом рынке. Важнейшая функция резервов государственного Центрального банка — регулирование уровня инфляции в стране. В середине 80-х гг. национальные резервы валюты в большинстве индустриальных стран более чем в 2 раза превышали объем ежедневных валютных торгов. К середине 90-х гг. ситуация изменилась на противоположную: ежедневная валютная торговля почти вдвое превышала валютные резервы Центробанков индустриальных стран. И это неудивительно, если учесть возрастающее участие в валютных операциях на международных биржах ТНК и транснациональных банков (THE).

 Если сразу после периода деколонизации валютные резервы индустриальных стран в 6 раз превосходили аналогичные показатели в развивающемся мире, то через три с половиной десятилетия развивающиеся страны в целом даже опередили индустриальных гигантов. Появились такие стремительно набирающие финансовую мощь страны, как Тайвань, Сингапур, КНР, Бразилия, Таиланд. Среди индустриальных стран США уступили лидерство Японии -мировому фавориту финансового рынка. В целом ситуация на мировом финансовом рынке качественно изменилась.

Еще один показатель финансовой глобализации — расширение международного рынка долговых обязательств. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), только за 4 года — с 1990 по 1994 г. — объемы международных долгов выросли вдвое.

Истоки финансовой глобализации. При объяснении мировой финансовой интеграции ее причины часто ищут либо в мировой политике, либо в мировой экономике. Сторонники доминирования государств в международных отношениях считают, что именно внутригосударственные экономические потребности вызывают к жизни кредитную деятельность МВФ, торги на международных валютных биржах и т.п. Приверженцы иного направления в международной политэкономии — экономического либерализма — полагают, что рынок подчиняется объективным законам и "невидимой рукой" (А. Смит) вынуждает государства снимать национальные барьеры на пути свободного движения валюты и иных форм капитала.

На наш взгляд, оба подхода к объяснению фундаментальных изменений в сфере мировых финансов представляются слишком упрощенными и малоплодотворными, поскольку экономика и политика в международных отношениях взаимосвязаны.

Методически плодотворнее задаться вопросом: почему участники международных отношений, основной сферой деятельности которых является экономика — банки и корпорации, приобретают в последние десятилетия международное влияние, сопоставимое с влиянием международных акторов, суть деятельности которых — политика? Другими словами, почему государства вынуждены делиться властью с рыночными "игроками ", которые активно устанавливают свои "правила игры'?

Такая формулировка вопроса позволяет уйти от бесплодного в данном случае спора,   что  первично --  политика или  экономики.

Современный этап экономической глобализации связан прежде всего с НТР   70-х  гг.    Первый   трансатлантический   телеграфный   кабель, соединивший Старый  и  Новый  Свет в   1866  г.,   стал для своего времени революцией в средствах коммуникации.   Однако за последующие сто лет скорость передачи информации изменилась незначительно.  В последние десятилетия XX в.  появились средства связи со значительно более широким диапазоном возможностей и достаточно простые в использовании: персональные компьютеры и всемирная паутина Интернет, мобильные телефоны, факсы и проч. Это гигантски расширило количество участников финансовых рынков, которые ми теперь, помимо крупных банков, могут стать мелкие фирмы t даже один человек. Денежная наличность обрела виртуальную реальность, перетекая из страны в страну путем простого нажатия кнопки Ясно, что осуществлять государственный контроль за движением "виртуального капитала" весьма сложно. При всех своих возможностях государства в ряде случаев бессильны даже перед биржевым хулиганом-одиночкой. Как известно, именно это стало причиной крушения британского банка Беринге, насчитывавшего 232-летнюю славную историю.

Последствия финансовой глобализации. Попытаемся представить финансовую глобализацию "в лицах". Участники финансовых торгов на биржах чутко реагируют на изменение ситуации в финансовом мире, в мировом производстве, в политике. Их задача — опередить события, чтобы использовать меняющуюся ситуацию с выгодой для себя или по крайней мере не потерять доход. Это означает, что финансовый капитал всегда способен покинуть государство и переместиться туда, где есть возможность получить более высокие прибыли, т.е. способен "уходить " из-под влияния государства.

Более того, являясь основным участником валютных торгов, "транснациональный капитал получил возможность при желании обрушить финансовые рынки практически любого государства"4.

В целом можно с полной уверенностью говорить о возрастающем системном влияния финансового капитала в формирующемся миропорядке.

Для международной государственной системы единственной возможностью проводить отвечающую национальным интересам экономическую политику является кооперирование с целью выработки общих условий функционирования частного капитала в разных странах мира.

Проблема регулирования мировой экономики была осмыслена еще в конце второй мировой войны, результатом чего явилось создание Бреттон-Вудской системы, в которую вошли такие межправительственные организации, как МВФ и Всемирный банк. Ее целью было регулирование валютно-финансовой политики государств — членов МВФ и Всемирного банка. Надо отдать должное системе этих организаций ее смысловое название — система "внедренного либерализма" (embedded liberalism): за два с половиной десятилетия положение в мировой экономике значительно улучшилось.

Однако Бреттон-Вудские организации, созданные для регулирования деятельности государств, а не частного капитала,  в 70-е гг. перестают справляться с "агрессивной" деятельностью международного капитала.   В   настоящее время и МВФ,   и Всемирный банк ограничены в возможностях регулирования деятельности транснационального капитала и,   скорее,   находятся в зависимости от него, объективно ослабляя роль национальных правительств.

Итак, можно говорить о существенных политических последствиях глобализации финансового капитала.   Основные механизмы международного регулирования национальной экономической политики послевоенного мира утратили первоначальную эффективность, и это остро ставит перед государствами проблему регулирования собственной финансовой политики.  Последние три десятилетия XX в.  были отмечены тяжелыми долговыми и финансовыми кризисами. Сегодня финансовая политика государств тесно связана с интересами ТНК. Главная забота правительств — координировать национальную экономическую политику и интересы глобального капитала. Ситуация достаточно   непростая:   подчас   правительства   не   могут   сделать шага, который с определенной долей вероятности не побудил бы держателей ценных бумаг переместить свой капитал в другое место.

 

 

 

 

3 Глобализация производства

По сравнению с интернационализацией международной финансовой сферы глобализация в области производства -- внешне не столь очевидный и активный процесс. Однако произошедшие с 70-х гг. изменения в этой области очень значительны и являются результатом главным образом численного роста и распространения ТНК. Как считают многие исследователи, именно международные корпорации являются основными агентами глобализации мировой экономики и международных отношений в целом.

Существует много определений ТНК. Согласно одним, ТНК являются "корпорациями, которые имеют свой национальный "дом" в одной стране, но одновременно функционируют на постоянной основе и в других странах в соответствии с их законами и традициями". Согласно другим, ТНК представляет собой "группу компаний, расположенных в разных странах, связанных общей собственностью и ответственностью за реализацию общей стратегии". Во всех определениях ключевой чертой ТНК является то, что они имеют отраслевые компании за рубежом, связанные узами подчинения с "головным" офисом в другой стране. Например, японская автомобильная компания "Тойота" в 1975 г. функционировала только в Японии. К 1995 г. "Тойота" уже имела 9 предприятий по производ-ству деталей в 7 странах, 29 сборочных предприятий в 25 странах и 4 исследовательских центра в 2 странах. В значительно большей степени глобализирована ТНК "Форд Мотор Компани", в 1992 г. почти три пятых своей продукции "Форд" производил за пределами США.

Глобализация торговли. С 40-х гг. XIX в. такой показатель объема мирового производства, как международный экспорт, устойчиво рос вплоть до первой мировой войны. Его рост возобновился в 50-х гг., но превзошел уровень 1913 г. только в середине 70-х гг. Можно сказать, что с этого времени производство на продажу опережает производство ради потребления в стране-производителе. При этом темпы роста мирового ВНП отстают от роста мировой торговли. Так, с 1985 по 1994 г. рост торговли вдвое опередил рост мирового ВНП. В 1994 г. доходы от мирового производства выросли на 5%, а от мировой торговли — на 996.

Та же тенденция наблюдается и в отдельных странах. За последние 40 лет доля экспорта как часть национального продукта существенно выросла во всех индустриальных странах мира (хотя разброс по странам довольно значительный). Так, в 1994 г. самым низким этот показатель был в США — около 10%, а самым высоким в Бельгии — около 70%. Для сравнения: в 1960 г. он составлял в США 5%, в Бельгии 40%.

Локомотивом мировой торговли являются не государства, а ТНК. По некоторым данным, они контролируют около половины торговли промышленными товарами, более половины растущей торговли в сфере услуг, до 80% экспорта зерна и практически весь мировой рынок технологических ноу-хау.

По данным Всемирного банка и журнала "Фортуна", объем продаж многих ТНК превышает валовой национальный продукт весьма благополучных в экономическом отношении стран.

Прямые иностранные инвестиции. Важным показателем глобальной активности ТНК являются прямые иностранные инвестиции, рост которых в последние 25—30 лет весьма впечатляет: в 60-е гг. он опережал рост глобального ВНП в 2 раза, в 80-е гг. — в 4 раза. Это означает, что все больший объем продукции производится в мире за счет иностранных капиталовложений, осуществляемых ТНК,

В последние десятилетия набирает силу тенденция к географической диверсификации инвестиционных потоков. Если до 70-х гг. движение капитала осуществлялось в основном между тремя экономическими центрами мира — США, Европой и Японией, то в последующие десятилетия эти потоки все активнее захватывают развивающиеся страны.

Как объект прямых иностранных капиталовложений развивающийся мир устойчиво опережает индустриальные страны. Если в 80-е гг. в развитые страны направлялось 80% иностранных инвестиций, а в развивающиеся — 20%, то в 1994 г. •- соответственно 60 и 40%. По прогнозам журнала "Экономист", к 2010 г. позиции сравняются. Разумеется, не все развивающиеся страны в равной степени привлекательны для иностранных инвесторов. В настоящее время основной рост потоков иностранных инвестиций приходится на КНР и "новые индустриальные страны Азии" , число которых растет.

Изменилось "распределение сил" и среди международных инвесторов. Несмотря на то, что бесспорным лидером остается американский капитал, в 80-е гг. его позиции сильно потеснили европейские и японские международные корпорации, а в 90-е гг. активными инвесторами становятся бывшие еще недавно бедной периферией страны Азии,

Приведенные данные дают основания предположить, что в XXI в. распределение богатства и власти в мире существенно изменится.

Истоки глобаизации производства. ТНК -- отнюдь не новые акторы в международных отношениях. Предшественниками современного транснационального капитала были британская Ост-Индская и другие торговые компании, представлявшие интересы своих правительств еще в XVII в. Крупные нефтяные компании начали свою деятельность по разработке ближневосточной нефти уже в XIX в. Однако явлением международной жизни и ее заметным участником ТНК стали после второй мировой войны. В середине 90-х гг. в мире насчитывалось порядка 35 000 ТНК, контролирующих около 150 000 зарубежных филиалов.

Наиболее очевидное объяснение бурного послевоенного роста ТНК связано с гегемонией Соединенных Штатов в мировой экономике в этот период и особым положением американского доллара как мирового валютного эквивалента. Объемы зарубежных инвестиций американских корпораций, включая прямые капиталовложения в экономику других стран, с 1950 по 1979 г. возросли в 10 раз. Несмотря на утрату Соединенными Штатам единоличного лидерства во всех областях мировой экономики американские зарубежные инвестиции продолжали расти, хотя и менее быстрыми темпами.

Более глубокое объяснение феномена ТНК следует искать в их организационных преимуществах перед национальными фирмами и государственным предпринимательством, позволяющих им получать все возрастающие прибыли. Во-первых, ТНК решают проблему тарифов и других торговых барьеров на пути экспорта своей продукции на мировом рынке путем создания филиалов за рубежом, что позволяет экономить на транспортных перевозках и делает продукцию более конкурентоспособной. Во-вторых, размещая производство за рубежом, в странах третьего мира, ТНК используют преимущества местной рабочей силы, дешевое сырье, более мягкие законы по охране труда, экологической безопасности и т.п. В-третьих, ТНК аккумулируют инновации со всего мира, включая как "высокие технологии", так и способы управления производством.

Бурному росту ТНК способствовало и весьма благожелательное отношение правительств стран Запада и развивающихся стран (после деколонизации) к идее открытой мировой экономики на принципах либерализма. Многие лидеры молодых независимых государств (например, К. Нкрума, Г.А. Насер), стремясь быстрее преодолеть социально-экономическую отсталость, возлагали надежды на иностранный капитал. Результаты этой политики оказались весьма противоречивыми.

Последствия глобализации производства. При анализе влияния ТНК на роль государств в современных международных отношениях необходимо учитывать, что взаимоотношения транснациональных корпораций с правительствами индустриальных и развивающихся странах существенно различаются.

В целом развитые государства активно поддерживают собственные ТНК, которые в свою очередь обеспечивают поступление сюзеренам налоговых средств от международной деятельности и, что более важно, распространение их экономического и политического влияния. ТНК. ассоциируются со своими странами как по линии отношений собственности, так и по линии управления.

Несмотря на процессы глобализации, многие ТНК имеют глубокие корни в своих странах.   Из 500 крупнейших корпораций только 18 держат большую  часть своих активов  за рубежом,   остальные корпорации — от "Кока-Колы" до "Форда" и "Макдональдса" -имеют устойчивую ориентацию на "родину".  У "Кока-Колы" более половины активов находится в США и около 40% продаж осуществляется   "дома".    "Форд",   приобретший   известность за   попытки создания "всемирного автомобиля",  80% активов держит в США. Что касается "Макдональдса"   - воплощения глобального распространения ТНК, то две трети своих продаж корпорация осуществляет в США,   здесь же она держит и около половины своих активов (данные за 1995 г.).

В области управления ярким примером связи ТНК со "своими" правительствами являются отношения между японскими корпорациями и японским правительством. Эти связи настолько тесные, что Японию часто называют "Япония Инк". Менее жестко связаны ТНК и политические элиты европейских государств и США.

Однако между ТНК и их собственными правительствами могут возникать трения. Крупный частный капитал иногда не только затрудняет формирование экономической политики правительства, но и входит в противоречие с внешнеполитическими интересами государства. Классическим примером является деятельность американских нефтяных корпораций в Анголе в 80-х гг., поддерживавших самые сердечные отношения партнерства с ее промарксистским правительством, в то время как администрация президента Рейгана оказывала поддержку прозападно ориентированной оппозиции, воевавшей с правительством.

Значительно сложнее складываются отношения между развивающимися странами и ТНК. В отечественной литературе в настоящее время преобладает мнение о преимущественно негативном влиянии ТНК на экономику и политику этих стран. Возможно, эта точка зрения сложилась под впечатлением ситуации в России, которая имеет много общих проблем с развивающимися странами и при этом пока не видит путей их решения. На наш взгляд, это односторонний подход к проблеме. Отношения между иностранными ТНК и развивающимися государствами имманентно противоречивы и складываются по принципу "любви-ненависти".

С одной стороны, развивающиеся страны являются заложниками собственной отсталости и, как правило, не имеют других финансовых возможностей для развития национальной экономики, кроме

иностранных инвестиций. ТНК создают рабочие места, вводят современные технологии, способствуют развитию экспортных отраслей производства, приносящего валютный доход развивающейся стране. С Другой стороны, критики деятельности ТНК в третьем мире утверждают, что международные корпорации в конечном счете берут из страны больше, чем дают ей, уклоняясь разными путями от уплаты налогов, установленных правительством, "выдавливая" слабый национальный капитал из экономики, способствуя "утечке мозгов", оказывая мощное политическое давление на принимающие страны в направлении, не всегда совпадающем с их национальными интересами. Полученная прибыль в значительной часп не реинвестируется в страну пребывания, а вывозится в собственные страны.

Неоднозначность взаимоотношений ТНК с развивающимися странами обусловлена и сильной дифференцированностью этой группы стран. Одни из них эффективно использовали зарубежные инвестиции в рамках стратегии "догоняющего развития" еще в 60—70-е гг. (Япония, НИСА, например). Другие, пережив тяжелый долговой кризис в 80-е гг., сумели успешно скорректировать национальную экономическую стратегию (Бразилия, Аргентина и некоторые другие страны Латинской Америки). Очевидным следствием явилась взаимная заинтересованность в росте потока прямых иностранных инвестиций в эти страны в 90-е гг. Б действительно бедственном экономическом и маргинальном политическом положении в связи с процессами экономической глобализации оказались беднейшие страны Азии и Африки южнее Сахары. Глубокие внутренние противоречия, часто граничащие с распадом государственности и коррозией всей системы общественных отношений, полностью лишили эти страны возможности использовать преимущества международной экономической интеграции. Они оказались в абсолютной зависимости от международного капитала, и эта ситуация имеет тенденцию к ухудшению.

Среди других важнейших последствий глобализации производства следует назвать возникновение международных межкорпоративных стратегических альянсов (объединения двух или нескольких ТНК ради взаимной выгоды), число которых особенно заметно начало увеличиваться в 80-е гг.

Например, в 80-е гг. был создан альянс между "Дженерал моторе" и "Тойотой", в котором "Тойота" была ответственна за производство автомобилей в США, а "Дженерал моторе" - за их реализацию. Какова выгода обеих сторон? "Тойота", нуждавшаяся в расширении рынка сбыта, потеснила американские автомобильные корпорации, тогда как американские производители получили возможность осваивать знаменитые своей гибкостью японские технологии и методы организации и управления производством.

Подобные стратегические альянсы ТНК благодаря "сетевой" организации еще менее подконтрольны государствами межправительственным международным организациям. Уходящий XX в.   являет собой переходный период от весьма рационального миропорядка нового времени с незыблемыми ценностями государственного суверенитета к многоуровневой гетерогенной структуре международных связей с неопределенными перспективами.   Эти изменения происходят во многом под влиянием процессов глобализации.   В   системе властных отношений на международной арене  в качестве действенных центров силы все чаще выступают различные формы транснационального капитала. Его влияние становится столь заметным, что складывающийся мировой порядок уже получил название Pax Economicana.

Неясно, как дальнейшее развитие глобальных процессов, прежде всего в области экономики, скажется на изменении системы мировой политики.   Процесс   глобализации имманентно противоречив. Среди круга дебатируемых вопросов — роль суверенных государств в рамках нового миропорядка.

Большинство исследователей признает, что экономическая  глобализация не распространяется до-того предела, за которым национальная экономика становится ее простым придатком.   Государства остаются важнейшими субъектами мировых экономических и политических отношений. В структуре ТНК национальная составляющая играет важную (по мнению ряда исследователей, основную) роль.  В результате государства сохраняют способность регулировать мировую экономику,   невзирая  на рост числа  международных корпораций. Более  того,   существует  объективная   потребность в  координации усилий  государств по  контролю  за ТНК,   поскольку  это  важное условие стабильности мировой экономики.   Некоторые исследователи считают, что только межправительственные организации способны успешно преодолевать международные экономические кризисы и даже   создать глобальный   экономический   порядок  на   принципах либерализма, подобный тому, который существовал в послевоенное двадцатилетие.

ТНК, безусловно, связаны со "своим" государством, но в последние десятилетия XX в. их капитал перестал быть собственно национальным. Способность международного капитала создавать крупное производство в разных странах, контролировать инвестиции, развитие новых технологий и внедрение ноу-хау практически по всему миру делает ТНК исключительно влиятельными акторами в международной жизни. Естественным результатом становится изменение " условий игры" в мировой политике. Если еще несколько десятилетий назад государства соперничали за более сильную экономику в пределах национальных границ (или региональных государственных объединений), то теперь они все чаше вынуждены соперничать с ТНК, преследующими собственные интересы. Сегодня крупнейшие корпоративные объединения — основные агенты создания глобального ВНП, поскольку они контролируют большую часть ресурсов планеты.

Каковы перспективы России в условиях современной глобализации? Россия оказалась вовлеченной в два переходных процесса одновременно: процесс глобальных изменений в мировом социуме и процесс трансформации собственного общественного устройства. Пока результатом российской "перестройки" явился глубокий кризис государственности во всех его проявлениях. Если даже у индустриально развитых государств возникают проблемы во взаимоотношениях с международными корпорациями, то взаимоотношения России с ними весьма незавидны и во многом напоминают взаимоотношения ТНК с развивающимися странами.

Конечно, было бы неверно отождествлять Россию с бедными странами третьего мира. Научно-технический и промышленный потенциал, а также особое геополитическое положение на перекрестке активно формирующихся мировых коммуникаций между ведущими экономическими центрами мира дают России "шанс". Вместе с тем вполне реальной является перспектива быть оттесненной на периферию мирового экономического и политического пространства. Привычно полагаясь на свой военно-стратегический потенциал как основной фактор силы, Россия едва ли сможет решить множество острейших проблем, которые ставит перед ней современная действительность, включая внутренние и внешние политические конфликты. Трансформация структуры мироном политики под воздействием глобальных процессов, все чаще делает экономику эпицентром политических событий. Но пока Россия испытывает на себе только негативные проявления глобализации -- рост внешних долгов, проникновение международного терроризма и др. Очевидно, что ради сохранения российской государственности, ее престижа на международной арене необходимо не быть в хвосте мировых тенденций, а использовать их в своих интересах. По нашему мнению, России необходимо привлекать иностранные инвестиции для внедрения высокоразвитых технологии в конкурентоспособные сферы экономики. Она обладает достаточным потенциалом, чтобы при этом не оказаться в экономической и политической зависимости. Иная стратегия развития лишит Россию "шанса" войти в цивилизованный рынок, а также подняться на подобающий ее возможностям Уровень политического влияния.

 

 

//Мчедлова М.М. Глобальный мир и сохранение самобытности Вестник МГУ. Сер.12. Политические науки. 2002 №3

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

Яндекс.Метрика