ivanstudent

Путь к Файлу: /КузГУ / Эссе / Инвестиционное право России как комплексная отрасль Российского права, Лисица.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   0
Пользователь:   ivanstudent
Добавлен:   26.02.2015
Размер:   108.0 КБ
СКАЧАТЬ

Инвестиционное право России как комплексная отрасль Российского права

В.Н.Лисица

В юридической науке получило распространение признание большинством ученых инвестиционного права как комплексной отрасли российского права (законодательства) (А. Г. Богатырев, П. П. Гончаров, Н. Г. Доронина, А. В. Кирин, С. П. Мороз) [9. С. 12; 11. С. 15, 37; 21. С. 18-20; 26. С. 56] или комплексный правовой институт (Ю. В. Потапова) [30. С. 8.]. Сама идея комплексных отраслей права была впервые выдвинута В. К. Райхером. Они, по его мнению, в отличие от основных отраслей права, формируются в иной плоскости с учетом наличия достаточного числа соответствующих норм права в этой отрасли и большого их политического, хозяйственного или иного значения [32. С. 189, 190]. Интересно, что одни ученые (О. С. Иоффе, М. Д. Шаргородский, Ю. К. Толстой) сначала поддержали существование комплексных отраслей права, а затем - отказались. Другие (С. С. Алексеев), напротив, выступили против комплексных отраслей права, а потом признали их существование.

Так, С. С. Алексеев в своей известной работе «Структура советского права» [2] указывал на наличие в правовой системе специфической, «наслаивающей» структуры - вторичных, комплексных образований, состоящих из специальных, согласованных между собой норм (в том числе комплексных отраслей права) [Там же. С. 27, 28, 149-157, 184-197]. При этом комплексные отрасли имеют обособленные нормативные правовые акты, содержащие специальные нормы. Им свойственно предметное единство и некоторое единство по содержанию. Однако в них не сформировалась особого, самостоятельного метода регулирования [1. С. 14, 15]. По мнению Ю. К. Толстого, основные отрасли следует отличать от комплексных по таким признакам, как предметное единство, отсутствие в своем составе норм другой отраслевой принадлежности, специфический метод регулирования [36. С. 45].

О. А. Красавчиков выступал решительно против комплексных отраслей права и полагал, что отраслей законодательства ровно столько, сколько отраслей права. Он писал: «По своим внутренним взаимосвязям отрасль является определенным единством, выделяющимся из целого (внутри целого) в силу объективных специфических черт. Если таковых черт нет, то, естественно, нет и оснований видеть в том или другом объединении явлений или процессов отрасль их системы» [23. С. 68]. О. А. Красавчиков отмечал, что «комплексные отрасли» права суть не отрасли права, а произвольное, исходя из тех или других научных, педагогических или практических соображений, субъективно сформированные группы норм права, принадлежавших отдельным отраслям системы права в целом либо отдельным правовым институтам системы данной конкретной отрасли права в частности [22. С. 373, 374].

Тем самым автор, с нашей точки зрения, неоправданно умалял значение межотраслевого взаимодействия норм права, которое часто требует специального правового регулирования. Совершенно прав С. А. Зинченко, указывая: «Включение отдельных норм в правовые акты иного отраслевого назначения - явление обычное, так как между подсистемами права всегда имеются переходные "мосты" и пограничные зоны для стыковки и согласования их» [16. С. 101].

Н. Ю. Ерпылева также отмечает: «С теоретической точки зрения действие процесса усиления роли государства в экономике в целом, жесткое государственное регулирование экономических связей хозяйствующих субъектов приводит к размыванию границ между публичным и частным правом, к образованию комплексных правовых отраслей и институтов, в которых нормы частного и публичного права теснейшим образом переплетаются» [12. С. 50]. О. А. Красавчиков, осознавая необходимость комплексного изучения многих юридических категорий и выступая за развитие межотраслевых юридических наук [22. С. 390, 391], косвенно подтвердил наличие подобных связей.

Существование комплексных (межотраслевых) правовых образований (отраслей, институтов) в современной системе российского права подтверждают многие правоведы (В. А. Бублик, В. М. Сырых и др.) [5. С. 26; 8. С. 12]. К примеру, В. М. Сырых считает, что комплексный институт права - это совокупность норм, с помощью которых в отдельной отрасли права, применительно к специфике ее предмета, конкретизируются и дополняются нормы других отраслей права. При этом в этих институтах [33. С. 22, 23]:

1) нормы одной отрасли применяются в другой отрасли;

2) нормы закрепляются, как правило, в источниках отрасли, которая их заимствует;

3) нормы проходят существенную переработку, модификацию применительно к специфике предмета и (или) метода заимствующей их отрасли;

4) нормы применяются только в пределах одной, заимствующей их отрасли права.

В ряде других работ также можно встретить категорию «комплексная отрасль права». Так, Г. А. Тосунян, А. Ю. Викулин и А. М. Экмалян считают банковское право комплексной отраслью права. При этом для признания той или иной отрасли права комплексной они предлагают руководствоваться следующими положениями [37. С. 20-22]:

1) комплексная отрасль права должна содержать в себе некое предметное ядро, т. е. такие общественные отношения, которые хотя и регулируются нормами различных (основных) отраслей права, но не могут быть однозначно идентифицированы в качестве принадлежащих к первичным отраслям и являются комплексными правоотношениями;

2) комплексная отрасль права только по преимуществу складывается из норм иных (основных) отраслей права и с необходимостью содержит в своем составе ряд норм, присущих исключительно данной комплексной отрасли права (например, нормы-дефиниции, нормы-принципы, нормы, содержащие в подзаконных нормативных актах);

3) комплексная отрасль права занимает определенное место в системе права. Авторы пишут: «В связи с тем, что комплексная отрасль права содержит в себе известное предметное ядро, а также ряд исключительно ей присущих правовых норм, она в процессе своего объективирования включается в систему права и занимает соответствующее место, определяемое перекрещиванием структуры данной комплексной отрасли со структурами основных отраслей и зависящее от иерархии названных структур».

Что же является основанием для выделения комплекса норм различной отраслевой принадлежности, которые составляют инвестиционное право? На наш взгляд, это наличие специфики инвестиционных отношений и связанных с ней особенностей правового регулирования этих отношений. Другими словами - это особый предмет правового регулирования. Раскроем эти признаки более подробно.

Во-первых, инвестиционные отношения регулируются нормами различных отраслей права (гражданского, административного, финансового и т. д.), которые определяют субъектов инвестиционной деятельности, организационно-правовые формы ее ведения, устанавливают специальные требования к отдельным направлениям инвестиционной деятельности, регламентируют порядок и условия заключения и исполнения договоров, устанавливают пределы и формы государственного воздействия на инвестиционные процессы [39. С. 152] ит. д.

Вывод о комплексном характере инвестиционного права, нормы которого содержатся не только в Федеральном законе от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», но и в Налоговом кодексе Российской Федерации и других федеральных законах, можно сделать и из Определения Конституционного суда РФ от 05.11.2004 № 381-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества "Свердловэнерго" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 3 статьи 4, статей 20 и 21 Федерального закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации"».

В жалобе ОАО «Свердловэнерго» оспаривалась конституционность положений п. 3 ст. 4, ст. 20 и 21 Федерального закона от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», которыми устанавливается правовой режим деятельности филиалов иностранного юридического лица на территории Российской Федерации и определяется порядок создания и ликвидации коммерческой организации с иностранными инвестициями и филиала иностранного юридического лица. Заявитель фактически исходил из того, что именно этими нормами должны быть определены значимые для налоговых правоотношений понятия «представительство», «постоянное представительство», «место нахождения», «обособленное подразделение предприятия, находящееся на территории Российской Федерации и самостоятельно реализующее товары» применительно к иностранным юридическим лицам. Отсутствие же в названных статьях соответствующих определений предопределяет нарушение прав других субъектов-налогоплательщиков, вступающих в отношения с иностранными организациями и их представительствами.

Конституционный суд РФ заключил, что основания возникновения и порядок исполнения обязанностей по уплате налогов и сборов относятся к предмету регулирования законодательства о налогах и сборах (п. 1 ст. 1 Налогового кодекса РФ). Утверждение заявителя о том, что в действующем законодательстве отсутствует значимое для налогообложения     определение     понятий

«представительство», «постоянное представительство», «место нахождения», «обособленные подразделения предприятий, находящиеся на территории Российской Федерации и самостоятельно реализующие товары» и что создаваемые в соответствии с российским законодательством постоянные представительства обладают признаками юридического лица, было признано необоснованным.

Таким образом, инвестиционные отношения регулируются нормами как частного, так и публичного права. При этом, с точки зрения А. Г. Богатырева, существо частноправового регулирования состоит в определении организационно-правовых форм субъектов инвестиционных отношений, а публично-правового регулирования - в обеспечении правовых гарантий и защиты со стороны государства (в отношениях власти-подчинения) [6. С. 24, 31]. По мнению Я. О. Золоевой, нормы публичного права касаются, например, допуска иностранных инвесторов, а нормы гражданского права определяют порядок регулирования различных форм инвестиций, инвестиционной деятельности как части рыночных отношений [17. С. 18]. Н. Г. Доронина полагает, что нормы публичного права регулируют отношения государства с частным инвестором в связи с допуском иностранных инвестиций, а также в связи с осуществлением государственного контроля за деятельностью инвестора на национальном рынке в рамках законодательства о конкуренции [11. С. 37].

На наш взгляд, такое разграничение сферы действия гражданского (частного) и административного (публичного) права является неполным. Гражданское право регулирует любые имущественные и личные неимущественные отношения инвесторов с другими участниками гражданского оборота, основанные на юридическом равенстве сторон. Оно устанавливает и гарантии в этой сфере. В случае наличия административного или иного властного подчинения одной стороны другой, следует вести речь о нормах административного (финансового) права. Они касаются, прежде всего, деятельности государства по созданию ряда (других) гарантий инвестиционной деятельности и установлению мер государственной поддержки инвесторам.

Попытка установить все эти сферы была предпринята А. В. Кириным. К сфере административно-правового регулирования он отнес [21. С. 18, 19]:

- порядок организации системы федеральных органов исполнительной власти и установление общих правил властно-распорядительных взаимоотношений государства с субъектами хозяйственной (в том числе и инвестиционной) деятельности;

- процедуру государственной регистрации хозяйственных организаций (в том числе с иностранными инвестициями) и иных организационно-правовых форм инвестиционной деятельности;

- порядок пересечения государственной и таможенной границы;

- вопросы административной ответственности, а также иные проявления и формы взаимоотношений субъектов инвестиционной деятельности с государством и уполномоченными на то федеральными органами исполнительной власти, органами власти субъектов Российской Федераций и муниципальными органами, т. е. все те отношения, которые связаны с реализацией административно-распорядительных и организационных функций государства и основаны на принципе «власти-подчинения».

В сферу финансово-правового регулирования в связи с осуществлением инвестиционной деятельности в Российской Федерации были включены [Там же. С. 19, 20]:

- налоговые отношения, возникающие между субъектами инвестиционной деятельности (наряду с другими налогоплательщиками) с государством по поводу взимания налогов, а также в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения;

- отношения в сфере банковского регулирования и банковского контроля, включая установление и реализацию порядка регистрации и лицензирования банков и иных кредитно-финансовых учреждений;

- отношения в сфере валютного регулирования и валютного контроля;

- кредитные отношения;

- отношения по инвестиционным соглашениям и соглашениям о разделе продукции (в части финансовых обязательств инвесторов перед государством);

- отношения по регулированию денежного обращения, включая установление порядка наличного денежного оборота и кассовых операций юридических лиц;

- отношения по регулированию рынка ценных бумаг, включая установление порядка и реализации процедур государственной регистрации и иных способов легализации различных форм инвестиций в ценные бумаги и контроль за их обращением;

- отношения по обращению государственных ценных бумаг и т. д.

В целом принимая предложенную А. В. Кириным классификацию, нельзя не обратить внимание на некоторые спорные позиции. К примеру, не понятно, почему кредитные отношения, возникающие вследствие заключения кредитного договора (ст. 819 Гражданского кодекса РФ), попали в сферу финансового, а не гражданского права.

Вопрос о том, какие нормы преобладают в инвестиционном праве, не получил в науке однозначного ответа. Одни ученые (А. Г. Богатырев, П. П. Гончаров) [9. С. 12] отдают приоритет нормам публичного, а другие - частного права. С нашей точки зрения, ставить так вопрос не совсем корректно. Инвестор может вступать в разнообразные отношения, и от того, участником каких именно - гражданских или административных - он будет в большей степени являться, зависит и ответ на поставленный вопрос. Не стоит также забывать, что императивные нормы закрепляются не только в публичном, но и частном праве. Поэтому всегда будет казаться преобладание публично-правовых начал над частноправовыми.

Во-вторых, инвестиционные отношения являются сложными (в том смысле, что образуют единый комплекс разного рода правоотношений). В них имущественные отношения, основанных на юридическом равенстве сторон и отношении «власти-подчинения», так неразрывно связаны между собой, что их сложно вычленить друг от друга. То, что инвестиционные отношения являются комплексом разного рода отношений и регулируются нормами различной отраслевой принадлежности, не означает, что они не могут иметь своей специфики. Это хорошо можно увидеть на примере земельных отношений, к которым применяется земельное, гражданское и иное законодательство. По этому вопросу Ю. Г. Жариков справедливо пишет, что «...земельные отношения всегда остаются таковыми независимо от того, прибегаем ли мы для их регулирования к нормам гражданского, налогового, административного, трудового права или других отраслей права (законодательства)» [14. С. 48].

Предметом инвестиционных отношений выступает особый объект - инвестиции. Это объекты гражданских прав, вкладываемые в объекты инвестиционной деятельности. Ряд ученых в отношении объекта инвестиционных отношений придерживаются несколько иных взглядов. В качестве такового называются инвестиционный проект [38. С. 10], инвестиции и готовый к эксплуатации объект недвижимости, который заказчик обязан передать инвестору [27. С. 8], и др.

С такими утверждениями нельзя в полной мере согласиться. Во-первых, инвестиционный проект не является юридической категорией. Во-вторых, обычно под предметом отношения обычно понимают тот объект, по поводу которого и возникают инвестиционные отношения. Другими словами - это инвестиции. При этом вопрос о том, в какой объект вкладываются инвестиции, является, скорее всего, условием соответствующей сделки и характеристикой инвестиции.

В-третьих, поскольку инвестиционные отношения являются сложными, они не могут быть в должной мере быть урегулированы нормами гражданского, административного или финансового права в отдельности. Это цельные отношения, которые должны быть регламентированы и цельными нормами. На это справедливо указывает Е. А. Ки-римова. Она отмечает, что комплексные институты не сводятся к механической совокупности норм права различной отраслевой принадлежности, а представляют собой гармоничный сплав однородных отношений, составляющих неразрывный предмет регулирования [20. С. 17, 18].

Специфика инвестиционных отношений требует специального правового регулирования, которое обеспечивало бы необходимое соотношение норм частного и публичного права. С этим соглашаются многие ученые, особенно в области предпринимательского права [39. С. 150, 152]. Так, по этому вопросу С. А. Зинченко писал: «Хозяйственное законодательство эффективно, когда предстает структурно организованным, системным явлением. Системность - имманентное его свойство, которое, к сожалению, реализуется еще не полностью. Отсутствие основополагающего хозяйственно-правового акта, наличие элементов рыхлости, размытости как раз и свидетельствуют о недостаточном учете всех условий формирования законодательства, а это отрицательно сказывается и на содержании самих хозяйственно-правовых норм, снижает регулирующую их силу» [16. С. 6].

Поэтому не случайно, что в России был принят целый ряд специальных федеральных законов, регулирующих инвестиционные отношения. Это Федеральные законы от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции», от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», от 22.07.2005 № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» и др. Данная совокупность нормативных актов выводит их на качественно иной уровень, предъявляет дополнительные требования к регулированию инвестиционных отношений. Именно с принятием подобных законодательных актов и начинается становление инвестиционного права как отрасли права [6. С. 41, 52-54, 262-264, 267].

Таким образом, инвестиционное право имеет свой особый предмет правового регулирования - инвестиционные отношения, элементы которых (объект, субъекты и содержание) несут свою специфику. Однако этого, на наш взгляд, нельзя сказать в отношении метода правового регулирования -другого необходимого критерия для признания той или иной совокупности отраслью права [1. С. 10, 11; 18. С. 59]. Кроме них, в науке были озвучены и другие факторы, которые оказывают влияние на формирование отраслей права. Это механизм регулирования (В. Ф. Яковлев, П. В. Евграфов), объект и содержание правового регулирования (В. К. Мамутов, Т. Е. Абова), принципы (Н. В. Витрук, Г. Л. Знаменский), правовой режим, цель правового регулирования (В. К. Мамутов, Н. В. Витрук, Б. Л. Назаров), субъективный фактор и достаточный обширный нормативный материал (В. В. Лаптев) [25. С. 22, 23] и др.

Метод современного инвестиционного права - это метод гражданского, административного или иной отрасли права в зависимости от природы инвестиционного отношения. Поэтому мы не поддерживаем тех ученых, которые пытаются обосновать существование в настоящее время у инвестиционного права особого метода (например, метода сочетания публично-правового и частноправового регулирования) [7. С. 22-24].

В этом плане прав С. С. Алексеев, который под методами правового регулирования понимал «приемы юридического воздействия, их сочетание, характеризующее использование в данной области общественных отношений того или иного комплекса юридического инструментария, средств юридического воздействия». При этом каждый отраслевой метод представляет собой специфический комплекс приемов и средств регулирования, который существует только в данном, конкретном нормативном материале и тесно связан с предметом правового регулирования.

Если считать, что у инвестиционного права есть свой особый метод регулирования, то следующим шагом в исследовании несомненно станет признание его самостоятельной отраслью права, что является преждевременным. Вместе с тем подобное мнение уже можно встретить в литературе (см.: [19. С. 9, 10]).

Признание инвестиционного права комплексной отраслью российского права (так же, как и в отношении хозяйственного права) не означает, что нормы гражданского права переходят в какую-то другую область регулирования. Они остаются гражданско-правыми нормами. То же самое можно сказать и в отношении норм других отраслей. Перемещение норм из одного акта в другой еще не означает, что они меняют свою правовую природу. Подобный вывод можно сделать при условии, что инвестиционное право не претендует на статус самостоятельной отрасли права.

Однако со временем, когда инвестиционное право приобретет в полной мере все признаки и черты самостоятельной отрасли права, оно может стать таковой [34. С. 12, 13]. Нет сомнения, что право не является статичным. С течением времени увеличивается число норм права, растет их дифференциация, появляются новые группы норм, которые формируются как новые отрасли права. Особенно это касается комплексных отраслей права.

По этому вопросу С. В. Поленина справедливо пишет: «При достижении "критической массы" количество переходит в качество, происходит скачок, в результате которого появляются новые свойства, касающиеся предмета, метода, принципов и механизма правового регулирования определенной области общественных отношений... Более того, совокупность "пограничных" межотраслевых комплексных институтов только тогда и постольку может квалифицироваться как новая отрасль права, когда и поскольку она приобретает качественно новые свойства и, следовательно, утрачивает признак комплексности». «Важнейшим показателем превращения группы взаимосвязанных "пограничных" институтов в новую отрасль права должно служить появление новых, присущих только данной группе институтов понятий и конструкций, а также формирование общей части, содержащей принципы и общие начала, распространяющиеся в равной мере на все регламентируемые этой отраслью отношения» [29. С. 77].

«Образование новой отрасли - это не самопроизвольный процесс, а, как правило, следствие определенных изменений в социально-экономической сфере, когда постепенно накапливается однотипный нормативный материал, нуждающийся в унификации и обособлении» [15. С. 57]. Однако на признание новых отраслей права может отрицательно влиять такой важный фактор, как инерционность юридического правосознания (В. М. Левченко, И. Н. Сенякин) [35. С. 114].

Нормы инвестиционного права, с нашей точки зрения, должны в равной мере распространяться на иностранных лиц. При этом нецелесообразно устанавливать для них преференциальный режим. Те гарантии, которые предусмотрены в настоящее время в Федеральном законе от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», в своем большинстве носят декларативный [39. С. 169] и отсылочный характер и могут быть реализованы иностранными инвесторами только при наличии соответствующих норм в отраслевых законодательных актах. Кроме того, право большинства развитых стран мира с рыночной экономикой не содержит отдельного закона об иностранных инвестициях. Деятельность иностранного инвестора регулируется общими нормами, которые действуют в отношении национальных лиц. Поэтому мы не поддерживаем тех правоведов, которые полагают необходимым наличие в российском законодательстве федерального закона об иностранных инвестициях (В. А. Кувшинов, А. Н. Кучер, М. С. Никитин и др.) [24. С. 35; 31. С. 162].

Формирование инвестиционного права как комплексной отрасли права требует проведение работы по упорядочению целого массива норм права, содержащихся в разнообразных нормативных актах, в том числе в специальных законах, и регулирующих инвестиционные отношения. В литературе (П. П. Гончаров, А. А. Горягин, Ю. Ершов) неоднократно предлагалось осуществить его кодификацию [10. С. 22], т. е. принять отдельный акт (например, инвестиционный кодекс, кодекс об инвестиционной деятельности), в котором нормы инвестиционного права были бы систематизированы надлежащим образом и «состыкованы» с основными (профилирующими) отраслями российского права. Это не является чем-то экстраординарным. Инвестиционные кодексы приняты во многих странах (Беларусь, Габон, Гвинея, Джибути, Камерун, Конго, Марокко, Сенегал, Тунис, Филиппины и др.). Однако некоторые авторы, напротив, считают более правильным пересмотреть действующее законодательство, а не разрабатывать всеобъемлющий инвестиционный кодекс [3. С. 23].

Структура подобного акта предлагается авторами различной. К примеру, П. П. Гончаров в общей части рекомендует определить состав и статус инвестиционного законодательства, сформулировать основные понятия, расширить дефинитивную базу инвестиционной деятельности, законодательно закрепить цели и задачи осуществления регулирования инвестиционных отношений, установить ограничения и запреты, состав и порядок предоставления льгот и гарантий, а в особенной части - урегулировать соглашения о разделе продукции и иные концессионные договоры [9. С. 20-24].

Ю. Ершов полагает, что Инвестиционный кодекс России должен содержать положения о порядке осуществления инвестиционной деятельности в форме  прямых капиталовложений и портфельных инвестиций, о государственных инвестициях, об основных правовых формах (СРП, концессии, лизинг и др.), о защите инвестиций российских инвесторов за рубежом, о заключении двусторонних соглашений о поощрении и взаимной защите инвестиций и об избежании двойного налогообложения, а также об осуществлении инвестиционной деятельности в СНГ [13. С. 6].

Обратимся к законодательству других стран, в частности к Инвестиционному кодексу Республики Беларусь. Он состоит из общей и особенной частей, включает в себя 6 разделов, состоящих из 18 глав.

Общая часть:

1)         раздел I «Общие положения»:

- глава 1 «Основные понятия, применяемые в сфере инвестиционной деятельности»;

- глава 2 «Государственное регулирование инвестиционной деятельности»;

- глава 3 «Гарантии прав инвесторов и защита инвестиций»;

Особенная часть:

2)         раздел II «Государственная поддержка инвестиционной деятельности на территории Республики Беларусь»:

- глава 4 «Цель, источники и виды государственной поддержки инвестиционной деятельности»;

- глава 5 «Государственная комплексная экспертиза инвестиционных проектов»;

-глава 6 «Гарантии Правительства Республики Беларусь под привлекаемые иностранные кредиты»;

- глава 7 «Условия и порядок предоставления гарантии Правительства Республики Беларусь под привлекаемые кредиты банков Республики Беларусь»;

- глава 8 «Государственная поддержка производств, основанных на новых и высоких технологиях»;

- глава 9 «Централизованные инвестиционные ресурсы»;

- глава 10 «Инвестиционный договор с Республикой Беларусь»;

3)         раздел III «Особенности осуществления инвестиционной деятельности на основе концессий»:

- глава 11 «Общие положения о концессии»;

- глава 12 «Порядок заключения концессионного договора»;

-           глава 13 «Условия концессионного договора и его выполнение»;

4)         раздел IV «Деятельность иностранных инвесторов и коммерческих организаций с иностранными инвестициями на территории Республики Беларусь»:

-           глава 14 «Общие положения»;

-           глава 15 «Особенности создания коммерческих организаций с иностранными инвестициями»;

5)         раздел V «Особенности направления инвестиций на территорию иностранных государств»:

- глава 16 «Общие положения по направлению инвестиций на территорию иностранных государств»;

- глава 17 «Особенности открытия счетов и учета инвестиций за пределами Республики Беларусь»;

6)         раздел VI «Заключительные положения»:

-           глава 18 «Заключительные положения».

В целом, соглашаясь с постановкой вопроса о необходимости проведения кодификации действующего российского законодательства, нельзя не отметить, что структура Инвестиционного кодекса Российской Федерации должна соответствовать основным институтам инвестиционного права. Последние (институты права) представляет собой такую совокупность норм и механизмов их реализации, которая обеспечивает достаточную полноту и согласованность регулирования наиболее устойчивых и функционально однородных отношений в системе права [4. С. 9].

При этом структура подобного акта не должна носить «искусственный», «навязанный» характер. В основу Инвестиционного кодекса Российской Федерации, с нашей точки зрения, должны лечь уже существующие нормы, которые закреплены в действующих федеральных законах, и прежде всего в Федеральных законах от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции», от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», от 21.07.2005 №П5-Ф3 «О концессионных соглашениях», а также в Федеральном законе РФ от 22.07.2005 № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации»

Эти акты уже содержат основные понятия, положения о гарантиях инвесторам, государственном регулировании инвестиционной деятельности, национальном режиме деятельности иностранных инвесторов и коммерческих организаций с иностранными инвестициями, права и обязанности инвесторов и иных участников инвестиционной деятельности, правила о льготах, а также положения об отдельных видах инвестиционных договоров (соглашениях о разделе продукции, концессионных соглашениях, договорах долевого участия в строительстве и др.) и т. д.

С учетом вышеизложенного, в структуре инвестиционного кодекса Российской Федерации, по нашему мнению, необходимо выделить следующие главы:

1)         общие положения (предмет регулирования и система инвестиционного законодательства, его взаимосвязь с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации и иными отраслями законодательства, защита прав и ответственность за нарушение инвестиционного законодательства);

2) инвестиционные отношения (понятие и виды инвестиционных отношений, понятие инвестиции и их виды, формы осуществления инвестиционной деятельности; участники инвестиционных отношений, их права и обязанности);

3) основные начала инвестиционного законодательства (принципы свободы осуществления инвестиционной деятельности, государственного регулирования инвестиционной деятельности, стабильности условий осуществления инвестиционной деятельности, поддержки инвестиционной деятельности, выплаты компенсации при экспроприации собственности и др.);

4) полномочия органов государственной власти и органов местного самоуправления в области инвестиционных отношений;

5) государственное регулирование и контроль за инвестиционной деятельностью (понятие, формы и методы государственного регулирования и контроля, уполномоченные органы, ограничения и запреты);

6)         государственная и муниципальная поддержка инвестиционной деятельности (понятие и виды поддержки инвестиционной деятельности, основания и порядок предоставления мер поддержки, договор о предоставлении поддержки инвестиционной деятельности);

7) договор участия в долевом строительстве (понятие, участники, их права и обязанности, ответственность, условия договора, порядок его заключения и исполнения);

8) концессионное соглашение (понятие, участники, их права и обязанности, ответственность, условия соглашения, порядок его заключения и исполнения);

9) соглашение о разделе продукции (понятие, участники, их права и обязанности, ответственность, условия соглашения, порядок его заключения и исполнения);

10) инвестиционная деятельность в особых экономических зонах (понятие и типы особых зон, порядок создания и прекращения их существования, управления, правовое положение резидентов особой экономической зоны, соглашение о ведении промышленно-производственной деятельности, соглашение о ведении технико-внедренческой деятельности, соглашение об осуществлении туристско-рекреационной деятельности);

11) применение инвестиционного законодательства к иностранным лицам (допуск иностранных лиц к осуществлению инвестиционной деятельности, национальный режим или режим наибольшего благоприятствования, применимое право к инвестиционным отношениям, ограничение применения норм иностранного права);

12) заключительные положения (порядок введения в действие и применение норм кодекса, а также приведение нормативных правовых актов в соответствие с ним).

Список литературы

1. Алексеев С. С. Об отраслях права // Советское государство и право. 1972. № 3.

2. Алексеев С. С. Структура советского права. М., 1975.

3. Астапов К. Л. Законодательное регулирование инвестиций в Российской Федерации на федеральном и региональном уровне // Законодательство и экономика. 2004. № 5.

4. Бачило И. Л. Информационное право. Роль и место в системе права Российской Федерации // Государство и право. 2001. №2.

5. Бобылев А. И. Современное толкование системы права и системы законодательства // Государство и право. 1998. № 2.

6. Богатырев А. Г. Инвестиционное право. М.: Российское право, 1992.

7. Богатырев А. Г. О международном инвестиционном праве // Советский журнал международного права. 1991. №2.

8. Бублик В. А. Публично- и частноправовые начала в гражданско-правовом регулировании внешнеэкономической деятельности: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2000.

9. Гончаров П. П. Государственное регулирование иностранных инвестиций в Российской Федерации: административно-правовой аспект: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.

10. Горягин А. А. Административно-правовое регулирование инвестиционной деятельности в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.

11. Доронина Н. Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций (Постановка проблем и варианты решений): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1996.

12. Ерпылева Н. Ю. Международное банковское право: генезис, природа и основные принципы: Научн. докл. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2000.

13. Ершов Ю. Реформирование инвестиционного климата в России: основные аспекты законодательной базы // Инвестиции в России. 2003. № 9.

14. Жариков Ю. Г. Разграничение сферы действия земельного и гражданского законодательства при регулировании земельных отношений // Государство и право. 1996. №2.

15. Захаров М. Л., Тучкова Э. Г. Право социального обеспечения России: Учеб. М.: Изд-во БЕК, 2002.

16. Зинченко С. А. Предмет и метод хозяйственного права. Ростов н/Д, 1984.

17. Золоева Я. О. Концессионные и иные договоры с иностранными инвесторами в области добычи полезных ископаемых: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.

18. Иоффе О. С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Л., 1975.

19. Ким С. К. Правовое регулирование иностранных инвестиций (опыт Российской Федерации и Республики Корея): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998.

20. Каримова Е. А. Правовой институт (теоретико-правовое исследование): Автореф. дис.канд. юрид. наук. Саратов, 1998.

21. Кирин А. В. Правовые основы отношений государства и инвесторов. М., 1998.

22. Красавчиков О. А. Категории науки гражданского права // Красавчиков О. А. Избр. тр.: В 2 т. М.: Статут, 2005.

23. Красавчиков О. А. Система права и система законодательства (гражданско-правовой аспект) // Правоведение. 1975. № 2.

24. Кучер А. Н., Никитин М. С. Новый режим иностранных инвестиций // Законодательство и экономика. 1999. № 11.

25. Лаптев В. В. Предмет и система хозяйственного права. М., 1969.

26. Мороз С. П. Принципы инвестиционного права // Журнал российского права. 2003. № 3.

27. Муравьев Б. В. Инвестиционное обязательство в строительстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.

28. Общая теория государства и права: В 2 т./ Под ред. М. Н. Марченко. М., 1998.

29. Поленина С. В. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права// Правоведение. 1975. № 3.

30. Потапова Ю. В. Правовое регулирование инвестиционной деятельности в субъектах Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.

31. Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности / Под ред. А. С. Комарова. М.: ДеКА, 2001.

32. Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М., 1947.

33. Сырых В. М. Комплексные институты как компоненты системы российского права // Журнал российского права. 2002. № 10.

34. Тедтоев А. С. Государственно-правовое регулирование инвестиционной деятельности в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999.

35. Теоретические проблемы формирования транспортного права (Всероссийская научно-практическая конференция) // Государство и право. 2004. № 9.

36. Толстой Ю. К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства//Правоведение. 1957. № 1.

37. Тосунян Г. А., Викулин А. Ю., Экмалян А. М. Банковское право Российской Федерации. Общая часть: Учеб. / Под общ. ред. Б. Н. Топорнина. М.: Юристь, 1999.

38. Хо Суан Тханг. Государственно-правовое регулирование иностранных инвестиций в условиях демократизации социалистической республики Вьетнам: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.

39. Хозяйственное право: В 2 т. / Отв. ред. В. С. Мартемьянов. М.: Изд-во БЕК, 1994. Т. 2.

Материал поступил в редколлегию 27.12.2007

 

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

    На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

    Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

    Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



    Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

    Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

    Яндекс.Метрика