prepod

Путь к Файлу: /ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ / Данные о военных музеях на различных этапах существования / Глава 2 монографии.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   1
Пользователь:   prepod
Добавлен:   16.04.2015
Размер:   418.5 КБ
СКАЧАТЬ

ГЛАВА II. КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНАЯ РАБОТА ВОЕННЫХ МУЗЕЕВ В ИССЛЕДУЕМЫЙ ПЕРИОД

 

§ 1. Экскурсионная деятельность военных музеев

 

Важным направлением работы военных музеев в период с 1918 по 1991 г. была культурно-массовая деятельность среди военнослужащих и гражданских посетителей. Она представляла собой совокупность определенных форм и методов, главной целью которой было приобщение воинов армии и флота, трудящихся к достижениям отечественной военной истории и культуры, коммунистическое, воинское, нравственное и эстетическое воспитание. Материальной основой  культурно-массовой работы военных музеев служили предметы военной истории, хранившиеся в фондах и экспозициях.

Одной из форм проведения культурно-массовой работы были экскурсии, которые являлись и являются по сегодняшний день наиболее доступной и распространенной формой работы военных музеев с посетителями, основу которых составляют военнослужащие. Экскурсия представляет собой коллективный или индивидуальный осмотр экспозиции (иногда и фонда) того или иного музея. Она проводится по определенному маршруту под руководством экскурсовода с научными, познавательными и воспитательными целями, а также для удовлетворения эстетических потребностей посетителей.

 Практически с первых дней создания Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Рабоче-Крестьянского Красного Флота в январе 1918 г. экскурсионная работа военных музеев стала важным средством приобщения военнослужащих, посетителей из числа гражданских лиц к предметам и коллекциям отечественной военной истории.

Так, в книге для записей посетителей, содержащейся в секторе хранения рукописей и документов Центрального военно-морского музея, который был единственным, кто в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции не прекратил экскурсионной работы с посетителями (как известно, музей был открыт для обозрения 24 февраля 1918 г.[1]), есть запись следующего содержания: «По особому распоряжению начальника музея с 4/ 19 марта 1918 по 1 января 1919 г. к обозрению музея допущено: приезжих экскурсантов 286 чел., учащихся экскурсантов – группами 890 чел., красноармейских солдат, явившихся группами, 1869 человек»[2]. Это говорило о том, что даже в суровые военные годы стремление людей к познанию отечественной военной истории не ослабевало, а работа с посетителями оставалась востребованной.

Обязательность проведения экскурсий была закреплена в положениях о музеях.

Так, в Положении о музее Красной Армии при Петроградском окружном военном комиссариате 1920 г. было записано, что для достижения агитационно-пропагандистской цели музей должен организовывать и проводить экскурсии для красноармейцев с показом наиболее интересных и ярких экспонатов, рисующих жизнь Красной Армии и Гвардии[3]. Курировать экскурсионную работу был призван политическо-просветительный отдел музея[4]. 

В Положении о Петроградском автомобильном музее ГВИУ, введенном в действие в октябре 1921 г., отмечалось, что музей предназначен для… ознакомления с авто-мото-велоделом всех, имеющих отношение к автомобильному делу. Для этого в музее организуются экскурсии[5].  

В октябре 1922 года было утверждено первое Положение о музее Красных Армии и Флота. В пункте 2 указанного документа было отмечено, что музею вменяется в обязанность организация экскурсий, лекций, бесед и пр.[6].

В вышедшем в декабре 1925 г. Положении об Артиллерийском историческом музее было зафиксировано, что, преследуя цели научного и педагогического характера, музей должен служить делу распространения исторических сведений, касающихся артиллерийского вооружения, активно используя при этом экскурсии с посетителями[7].

В разработанном в 1926 году первом Положении о Центральном военно-морском музее было подчеркнуто, что одной из важнейших задач музея является ознакомление военнослужащих и населения страны с достижениями Советской власти в области строительства флота, воспитания и быта моряков. В осуществлении указанной задачи музей должен проводить среди воинов Красной Армии и Флота экскурсии[8]. 

Необходимость проведения экскурсионной работы остро поставила вопрос о подготовке соответствующих высококвалифицированных кадров. Руководство военных музеев стало предпринимать усилия по организации и проведению занятий с сотрудниками и экскурсоводами в целях повышения уровня их профессиональной подготовки.

Следует отметить, что целенаправленная и планомерная подготовка экскурсоводческих кадров явилась первой характерной особенностью экскурсионной работы военных музеев в период с 1918 по 1991 г. 

В одном из приказов по Петроградскому Военно-учебному музею при Главном управлении военно-учебных заведений от 1920 г. директор музея предписал организовать с сотрудниками занятия с целью ознакомления их с общей теорией музееведения. Свое требование руководитель музея мотивировал важностью приобретения знаний и навыков, необходимых при каталогизации материалов и проведении экскурсий по музею[9].

Подобные занятия с сотрудниками музея проводились в созданном в 1918 году в Петрограде Автомобильном музее. Подтверждением этому служат приказы по музею, хранящиеся в Российском государственном военном архиве. В одном из них, датированном 23 марта 1922 г., было сказано о том, что ввиду наступления теплого времени в музее опять должны быть возобновлены плановые занятия, на которые обязаны являться все без исключения служащие. Отсутствие или опоздание на занятие повлекут за собой установленное законом взыскание[10]. Занятие предусматривали изучение основ общей и военной истории, истории развития автомобильного дела в стране, фондовой, экспозиционной и экскурсионной работы в музее.

Целенаправленно проходила подготовка сотрудников к проведению экскурсий в Центральном музее Красной Армии. К сожалению, в научном архиве музея не сохранились документы, позволяющие судить, когда в ЦМКА появились первые профессиональные сотрудники-экскурсоводы, так как ведением групп первоначально занимались служащие научного состава музея[11]. Однако, несмотря на это, руководство музея постоянно уделяло внимание качеству работы экскурсоводов с посетителями. Это мотивировалось все возрастающей посещаемостью музея в 20 – 30-е гг. XX века. Так, если в 1920 году Музей Красных Армии и Флота посетили 160 000 человек, в 1931 – 201 700 человек, то в 1937 году – 296 234 человека[12].

В октябре 1929 года в стенах музея была выпущена Инструкция экскурсоводам, проводящим экскурсии в ЦМКА[13]. Она явилась воплощением многолетнего опыта работы по экскурсионному обслуживанию посетителей музея и включила в себя следующие важнейшие положения[14].

Во-первых, были определены общие принципы организации проведения экскурсий в музее. Среди них можно выделить: руководство текущей экскурсионной работой со стороны ответственного лица – дежурного по музею; ожидание и встреча экскурсоводом группы посетителей в определенном для этого месте (как правило, у входа в экспозиционные залы); предоставление права решения вопроса об участии в экскурсии в том, составе, в котором пожелают, посетителям (экскурсовод не вправе объединять малочисленные группы посетителей против их желания); определение максимального количества экскурсий в день для одного сотрудника, превышение которого повлечет за собой снижение качества обслуживания посетителей (не более 3-х групп в день).                

Во-вторых, были зафиксированы правила проведения экскурсии непосредственно в залах музея. Они включали в себя: соблюдение определенного темпа движения по разделам экспозиции, а так же расстояния между группами (недопустимо равно как опережение впереди идущей группы, так и замедление движения своей группы, нельзя было допускать такого расстояния между группами, которое мешало бы нормальному восприятию материала); нормы поведения самого экскурсовода при работе с посетителями (нельзя было давать объяснения громким голосом при нахождении рядом другой группы, было недопустимым снимать с экспозиции для показа экспонаты, после окончания экскурсии следовало ответить на возникшие у посетителей вопросы).

В-третьих, в Инструкции… было обращено внимание на работу с такой категорией посетителей, как школьники. Это говорило о том, что при подготовке и проведении экскурсий стали учитываться психологические особенности различных социальных групп, являвшихся потенциальными посетителями музея.

В 1935 году в ЦМКА было создано экскурсионное бюро общей численностью в 18 человек во главе с заведующим. Распоряжением № 16 от 8 февраля 1935 г. по Центральному дому Красной Армии, в целях повышения профессионального мастерства музейных экскурсоводов,  было предписано открыть для них 6-и месячные курсы подготовки. Кроме того, каждого из экскурсоводов прикрепили к научному сотруднику музея[15].

В 1936 году было издано Положение о работе экскурсбюро Центрального музея РККА, которое послужило делу укрепления правовых основ экскурсионной работы. В данном документе были определены общие задачи экскурсбюро, обязанности заведующего бюро, экскурсовода, разряды экскурсоводов и степень оплаты каждого из них, требования, предъявляемые к экскурсоводам.

Так, к числу общих задач экскурсбюро были отнесены: обслуживание посетителей (прежде всего, красноармейцев); продажа и выдача путевок и билетов для посетителей; проведение экскурсий; проведение переподготовки кадров экскурсоводов; организация контроля за деятельностью экскурсоводов; ведение учета посещаемости музея; выездное обслуживание с передвижными выставками в воинских частях, заводах и колхозах[16].

Известный интерес представляют обязанности экскурсовода музея, фигуры, которая должна стоять в центре всей культурно-массовой работы с посетителями.

В круг обязанностей экскурсовода входило:

1. Быть пропагандистом истории ВКП (б), гражданской войны, Красной Армии, марксистко-ленинского учения о войне, уметь разъяснять современное международное и внутреннее положение СССР;

2. Проводить экскурсии как внутри музея на постоянных экспозициях, так и вне его – в лагерях, заводах, фабриках и т. д.

3. Иметь разработанный план ведения экскурсии;

4. Своевременно являться на работу[17].

С экскурсоводами систематически велась работа по повышению профессионального уровня, которая опиралась на заранее составленные в музее учебные планы. Так, в 1935/ 36 учебном году с экскурсоводами были проведены занятия, предусматривающие изучение следующих тем:

История ВКП (б) – 56 часов,

Решения 7-го Конгресса Коминтерна – 20 часов,

Книга Л. П. Берия «Об истории большевистской организации в Закавказье» - 12 часов,

Биография т. Сталина – 8 часов,

Основы учения Маркса-Ленина-Сталина – 8 часов,

Русский язык – 66 часов[18].

Руководством музея, работниками экскурсионного бюро был разработан общий план проведения экскурсии. Обычно экскурсовод начинал рассказ о гражданской войне с интервенции, затем переходил к трем походам Антанты, подробно останавливаясь на роли Ленина-Сталина, противопоставляя их «предателям Каменеву и Зиновьеву». Троцкий должен был упомянут в качестве бездельника и неумехи, сдавшего белым Пермь, которую впоследствии спас Сталин. Следовало подробно рассказать посетителям о подвигах конной армии Буденного, которая вместе с воронежским пролетариатом,  руководимым                      т. Кагановичем, выбила из Воронежа корпус генерала Шкуро[19].

Как видно из данного примера, содержание экскурсии ставилось в жесткую зависимость от идеологической и политической конъюктуры в обществе, что в известной степени мешало объективному изучению и освещению того или иного периода развития страны в советское время. Справедливости ради стоит отметить, что подобная жесткость политических и идеологических установок была вполне объяснима – в 30-е годы страна переживала сложный этап в своем развитии, связанный с экономическими, политическими, социальными и духовными преобразованиями в обществе, находясь при этом в окружении враждебно настроенных капиталистических государств.

Влияние партийно-государственных установок на содержание экскурсий стало второй характерной особенностью экскурсионной работы военных музеев в рассматриваемый период.

Начавшаяся 22 июня 1941 года Великая Отечественная война внесла свои коррективы в работу военных музеев по экскурсионному обслуживанию посетителей. Прежде всего, уменьшилось количество экскурсоводов по причинам либо увольнения, либо отправки на фронт, либо эвакуации вместе с музейными фондами. Старейший сотрудник Центрального музея Вооруженных сил М. К. Назарова в своих воспоминаниях писала, что в январе 1942 года из 7 экскурсоводов, работавших в музее до войны, осталась она одна[20].  Для того, чтобы восполнить некомплект штатных экскурсоводов к работе с посетителями стали привлекаться сотрудники других отделов, с которыми регулярно проводились занятия. Так, в Центральном музее Красной Армии с лицами, проводившими экскурсии, в 1942 году были организованы методические занятия-консультации: «Методика проведения военной экскурсии», «Как проводить детскую экскурсию по выставке «Разгром немцев на подступах к Москве»[21].

В связи с условиями военного времени изменилось содержание экскурсионной работы. Она была направлена на показ героической борьбы советского народа с немецко-фашистскими захватчиками, пропаганду полководческого гения наших военачальников, разъяснение преимуществ отечественной военной техники и оружия. Это потребовало от экскурсоводов овладения специальными знаниями в области стратегии, тактики, военного вооружения. Так, в Центральном музее Красной Армии с появлением в музейной экспозиции трофейных техники и оружия для экскурсоводов стали регулярно проводиться семинары по знанию тактико-технических данных отдельных образцов трофейного стрелкового оружия. Большую пользу сотрудникам музея оказали инструктажи представителей военных штабов по схемам фронтовых операций, размещенных в экспозиции.

Экскурсии в музее проводились двух типов: обзорные, которые имели целью ознакомить посетителей с экспозициями и тематические, которые были предназначены для освещения конкретных тем, например, таких, как «Разгром немцев под Москвой», «Год решающих побед», «Сталинградская битва», «Курская битва» и т. д. По договоренности с радиокомитетом практиковалось проведение радиоэкскурсий по отдельным залам экспозиции[22].  Так, в июле 1942 г. был организован радиорепортаж экскурсии по Знаменному залу музея. Подобная форма экскурсии способствовала популяризации ЦМКА, широкому информированию военнослужащих и гражданского населения об экспозиции, открывающихся выставках и музейных реликвиях.

Документы свидетельствуют, что в годы Великой Отечественной войны посещаемость Центрального музея Красной Армии была достаточно высокой. Своего наивысшего пика она достигла в 1942 году, когда музей принял 304 тыс. человек[23]. В музей приходили рабочие промышленных предприятий, служащие государственных учреждений, школьники, военнослужащие. Статистические отчеты, хранящиеся в музейном научном архиве, дают более точное и наглядное представление о структуре контингента посетителей. К примеру, за период с ноября 1944 по апрель 1945 г. из почти 40 тыс. человек, посетивших музей, 12 590 были гражданскими лицами, 6 678 – учащимися, 17 210 – военнослужащими[24].

Большой наплыв посетителей, серъезная информационная нагрузка, востребованность предметов военной истории, хранящихся в экспозиции музея, легли огромной тяжестью на плечи экскурсоводов – каждому из них приходилось проводить по 5 экскурсий в день.

В конце войны среди экскурсантов стали появляться представители военных и дипломатических миссий, находившихся в то время в Москве. В период с 15 октября 1944 по 15 апреля 1945 г. музей посетили: представители Югославской Армии (5 чел.); югославские летчики (17 чел.); болгарские генералы (9 чел.); представители православного духовенства Румынии и Югославии (18 чел.); мексиканский посол с сыном и военный атташе; начальник английского Генерального штаба г-н Брук; польская делегация (8 чел.); торговая делегация Румынии (3 чел.)[25].  В первые послевоенные месяцы количество иностранных делегаций, посетивших музей, возросло. Только в июле 1945 года их было 5, в том числе три югославские, одна английская и одна китайская[26]. Это свидетельствовало о возросшем авторитете Советского Союза и его Красной Армии на международной арене.

Таким образом, экскурсионная работа в музее в годы Великой Отечественной войны сыграла большую роль в воспитании военнослужащих на лучших отечественных воинских традициях, правдивом отражении положения дел на театрах военных действий, информировании посетителей о подвигах советских людей на полях сражений.

Достаточно интересный опыт ведения экскурсионной работы был накоплен в ходе функционирования выставки образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев (1941-1945). Указанная выставка была открыта 22 июня 1943 г. в Москве и работала по 1 октября 1948 г. С первых дней работы выставки руководство стало осознавать, что, во-многом, ее эффективность зависела от качества профессиональной подготовки экскурсоводов. В приказе по выставке № 19 от 23 мая 1943 г. были определены к выполнению следующие меры: организация занятий с экскурсоводами в объеме утвержденной программы «технический минимум знаний экскурсоводов»; проведение методического совещания с экскурсоводами с выдачей им общих указаний о порядке демонстрации экспонатов; проведение ряда опытных экскурсий в каждом отделе по установленному маршруту в присутствии начальников отделов и их помощников; систематизация методических материалов и подготовка конспекта практического руководства для экскурсоводов[27].

Впоследствии опыт проведения экскурсий по выставке был объектом пристального внимания руководства, которое в целях его обобщения и распространения проводило совещания, инструктажи, семинары, издавало специальные приказы. Так за 1943 г. вышло 2 приказа по выставке (№ 57-а от 19 июня и № 195 от 22 октября), в которых были вскрыты и пранализированы недостатки в работе экскурсоводов, намечены меры к их устранению. К числу основных недостатков были отнесены: слабая самодисциплина (наблюдались случаи опозданий, самовольного ухода с работы); недостаточное знание общего маршрута экскурсии; низкий уровень культуры речи, болтливость, примитивное изложение экономических и политических положений (в качестве примера была приведена фраза экскурсовода интендантского отдела, которую он произнес при демонстрации посетителям мундира румынского солдата: «Костюм румына обтрепанный и оборванный, как и они сами со своей политикой»[28]); неумение заострить внимание слушателей на наиболее интересных экспонатах экспозиции; отсутствие необходимой дикции и командирского языка[29].

Послевоенные годы потребовали от военных музеев корректировки целей и содержания экскурсионной работы. Показ подвига советского народа, победившего фашизм в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., по-прежнему, должен был занимать центральное место при работе с посетителями. Однако в условиях мирного времени требовалось еще и показывать героический труд советских людей по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства, неуклонное движение страны по пути строительства и укрепления социализма, повседневные будни армии и флота. Это потребовало, во-первых, пересмотра и дополнения текстов экскурсий, во-вторых, восполнения штата экскурсоводов до положения довоенного времени, в-третьих, организации мероприятий по повышению квалификации кадров экскурсоводов военных музеев.

По-прежнему, большое значение придавалось повышению профессионального уровня сотрудников, работающих с посетителями.

Так, в Центральном музее Красной Армии (с 1951 г. – Центральный музей Советской Армии) с экскурсоводами были организованы и проведены лекции по основным направлениям музейной работы, просмотры документальных материалов кинохроники по основным событиям минувшей войны, инструктивно-методические занятия. Специально для работников экскурсионного бюро были разработаны методические пособия проведения обзорной и тематической экскурсии «Победоносное завершение Великой Отечественной войны», проведены показательно-методические экскурсии по экспозиции музея с участием опытных экскурсоводов[30].

Постоянная учеба экскурсоводов была организована в Центральном военно-морском музее. Занятия с экскурсоводами проводились ежемесячно, в ходе которых их знакомили с новыми разделами экспозиции, вновь поступившими в музей экспонатами. Не реже двух раз в год со всеми штатными и нештатными  экскурсоводами организовывались учебные сборы, в ходе которых заслушивались доклады и сообщения об опыте работы с посетителями в музее[31]. Ежемесячно перед экскурсоводами и сотрудниками выступали военно-морские специалисты различных профилей, которые информировали присутствующих о новинках в печати по вопросам военно-морской истории, развития военно-морской стратегии и тактики, техники и оружия, давали рекомендации как данную информацию следует наиболее эффективно использовать в экскурсионной работе[32]. Это способствовало тому, что в конце 50-х гг. в Центральном военно-морском музее насчитывалось 42 человека, которые имели право проводить экскурсии по музею[33].

Повышению индивидуального уровня подготовки эксурсоводов военных музеев также способствовали проведение занятий по специальной подготовке, учеба в университетах марксизма-ленинизма, других учебных заведениях, написание научных работ и диссертационных исследований.

Так, в Центральном историческом военно-инженерном музее, начиная с 1953 года, подготовка сотрудников к ведению экскурсионной работы стала включаться в план занятий по специальной подготовке в качестве отдельного направления[34]. За период с января 1950 г. по февраль 1952 г. в указанном музее 4 человека, которые составили 50% от общего числа музейных экскурсоводов,  окончили вечерний Университет марксизма-ленинизма[35].  

Необходимо отметить, что до середины 50-х гг. XX века на тематику и содержание экскурсий военных музеев сильное влияние оказывали идеологические установки КПСС и Советского правительства, которые нацеливали экскурсоводов на подчеркивание роли личности И. Сталина в победе советского народа в Великой Отечественной войне, строительстве социализма в СССР и мире. Преобладающими темами были «Вооруженные силы СССР в годы Великой Отечественной войны», «Партия Ленина-Сталина – организатор и вдохновитель побед ВС СССР в годы Великой Отечественной войны», «Основные черты сталинского военного искусства» и т. д.[36]. После XX съезда КПСС, на котором было положено начало разоблачению культа личности, военным музеям было предложено пересмотреть содержание экспозиций и экскурсий в сторону более яркого показа роли народных масс в истории.

Автор отмечает, что большую роль в совершенствовании экскурсионной работы сыграло Всеармейское совещание начальников военных музеев и их заместителей по научной работе, проведенное в Ленинграде с 27 по 31 марта 1956 г. Главной целью указанного мероприятия была выработка единой стратегии научной и политико-просветительной работы военных музеев страны в условиях усиления их роли в военно-патриотическом воспитании воинов армии и флота, молодежи[37].      

По итогам работы совещания был создан научно-методический совет по вопросам музейной работы при Центральном музее Советской Армии, который был призван улучшить научно-методическое руководство военными музеями, которые подчинялись разным управлениям Министерства обороны СССР[38]. В числе задач на совет было возложено обсуждение важнейших вопросов методики… экскурсионно-массовой работы музеев[39].

Создание единого координирующего центра, курирующего вопросы экскурсионной работы, стало третьей характерной особенностью экскурсионной работы военных музеев рассматриваемый период.

Заслуживающего внимания опыт внедрения новых методик в практику ведения экскурсионной работы в 50-60-е гг. XX в. был накоплен в Центральном военно-морском музее.

Для придания работе с посетителями планового и организованного характера в музее был создан отдел научной пропаганды[40].

Если в первые годы после Великой Отечественной войны экскурсии в музее проводились только по одной теме, к 60-м гг. количество экскурсионных тем увеличилось до десяти[41]. Среди тем экскурсий, которые музей предлагал посетителям были: «История русского флота до 1917 г.», «Боевые традиции Советской Армии и Военно-Морского Флота», «История развития и боевое использование подводного флота нашей Родины», «Великие географические открытия русских моряков» и т. д.[42]. Разнообразная тематика экскурсий позволяла экскурсоводу выбрать наиболее нужную с учетом специфики посетительской аудитории.

Отбор нужной темы начинался на стадии знакомства с группой. Встречающий выяснял качественный состав, интересы посетителей, после чего определялась тема и экскурсовод, который мог ее осветить. При проведении экскурсий с различными категориями военнослужащих учитывались их качественный состав (генералы, адмиралы, офицеры, курсанты ВУЗов, сержанты и старшины, солдаты и матросы) и военная специальность (подводники, минеры, артиллеристы, авиаторы и т.д.). В соответствии с этим экскурсовод включал в свой рассказ те или иные экспонаты и исторические факты.

Следует отметить, что сотрудники Центрального военно-морского музея, работающие с посетителями, старались творчески подходить к своему делу. В середине 60-х гг. ими был внесен ряд изменений в методику подготовки экскурсий. Если до этого по всем темам составлялись единые тексты экскурсий, служившие пособием для экскурсоводов, что приводило к шаблону в экскурсионной работе, то впоследствии они были заменены методическими пособиями, которые разрабатывались опытными методистами и  экскурсоводами[43]. Эта мера позволила экскурсоводам творчески подходить к подготовке экскурсий. Пользуясь методическим пособием как основой, экскурсовод получал возможность разработать индивидуальную экскурсию. Периодически, в связи с изменениями в экспозиции, методические пособия пересматривались и обсуждались на совместных заседаниях экскурсоводов и научных сотрудников музея.

В музее утвердилась такая форма работы с посетителями, как встречи с ветеранами флота, старыми коммунистами, Героями Советского Союза, которые наравне с экскурсоводами участвовали в проведении экскурсионной работы. Так, летом 1963 года, в Центральном военно-морском музее состоялась встреча посетителей с председателем судового комитета и первым комиссаром крейсера «Аврора» А. Белышевым, который провел экскурсию по материалам экспозиции, посвященным событиям октября 1917 года, произошедшим в Петрограде и участию в них революционных моряков[44]. Участие ветеранов в экскурсионной работе ЦВВМ явилось причиной создания ряда новых форм патриотического воспитания военнослужащих. Так, экипаж каждого построенного в г. Ленинграде боевого корабля перед выходом в море являлся в полном составе в филиал музея –  крейсер «Аврору», принимал участие в экскурсии по кораблю и там же давал клятву с честью хранить и продолжать боевые традиции ветеранов войны и революции[45].

Значительное место в работе с посетителями отводилось экскурсионной работе с военнослужащими. Для офицеров, курсантов высших военно-морских училищ, матросов проводились обзорные и тематические экскурсии. Большое значение придавалось экскурсиям, связанным с проведением различных форм политической подготовки. В ряде случаев политические занятия и семинары проводились непосредственно в музее[46].

Большой популярностью Центральный военно-морской музей пользовался у учащихся средних школ. До 1959 года экскурсии для школьников составляли  43 % от общего числа экскурсий[47].  Для них проводились экскурсии двух видов: учебные, связанные с изучением истории СССР в школе, и массовые, не связанные с учебной программой.

Ведя школьные группы по залам музея, экскурсоводы практиковали ссылки на произведения художественной литературы, рекомендуя учащимся прочитать ту или иную книгу[48]. Например, в экскурсии по отделу истории русского флота для старших классов, рассказывая о подвиге           И. Рябова и Д. Борисова в Северной войне, экскурсоводы напоминали школьникам о книге Ю. Германа «Россия молодая»; у стендов, посвященных Крымской войне 1853-1855 гг., указывали на произведение А. Борщаговского «Русский флаг»; в разделе Великой Отечественной войны останавливали внимание ребят на книге В. Рудного «Гангутцы». Для оживления экскурсии часто практиковалось использование в рассказе отрывков из поэтических произведений[49].  

Творческий подход сотрудников Центрального военно-морского музея отразился на количественных показателях экскурсионной работы – из года в год они росли. Так, в 1971 г. в музее было проведено 6054 экскурсии, в 1972 –    7124[50], в 1973 – уже 16745[51].

Достаточно творчески и плодотворно проводилась экскурсионная работа в Военно-медицинском музее МО СССР. В музее организовывались обзорные и тематические экскурсии для военнослужащих и гражданских посетителей. Их главной целью было создание у посетителей правильного представления об исключительной заботе Советского государства по отношению к раненым и больным, о труде медицинских работников, успехах медицины в послевоенные годы. Темами экскурсий были: «Грипп и его профилактика в войсках», «Профилактика авитаминоза в войсках» и т. д.[52]. Кроме этого, в музее проводились учебные экскурсии со слушателями Военно-медицинской академии по вопросам организации военно-медицинской службы, военно-полевой хирургии, военной терапии, гигиены, истории военной медицины[53]. Экскурсии проводили опытные музейные сотрудники, специально приглашенные военные медики, специалисты в той или иной области медицины. Наглядность экскурсиям обеспечивали медицинские инструменты и оборудование, находившиеся в музейной экспозиции[54].

Значительную помощь в повышении эффективности экскурсионной работы в Военно-медицинском музее МО СССР оказал нештатный методический кабинет музея по санитарному просвещению, созданный в феврале 1956 года[55].             

Творческий подход к делу, поиск новых, нетрадиционных форм и методов работы с посетителями, стало четвертой характерной особенностью экскурсионной работы военных музеев в 1918 – 1991 гг.   

В 50 – 60-е гг. XX века, особенно в 20-ю годовщину празднования победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., возросла посещаемость военных музеев.  Так, если в 1948 году Центральный музей Красной Армии всего посетило 117 650 чел.[56], то в 1966 году музей посетило 1 млн. 40 тыс. чел.[57]. Возросшая посещаемость музейных экспозиций повлекла за собой рассмотрение вопроса об увеличении штата экскурсоводов, пересмотра положения об оплате их труда, привлечения дополнительных сил для работы с посетителями.

В отчете о массово-пропагандистской работе Центрального музея Вооруженных сил СССР за 1966 год, в частности, было указано: «Не всегда удавалось достичь высокого научного уровня… в экскурсионной работе. Среди экскурсоводов наблюдалась большая текучесть, что отчасти объяснялось низкой заработной платой. Средний уровень заработной платы сотрудников, ведущих экскурсионную работу в музее, значительно ниже, чем в других музеях Москвы»[58]. Для того, чтобы решить указанные проблемы предлагалось распространить действие инструкции Министерства культуры СССР «Об оплате труда экскурсоводов и организаторов экскурсий» на экскурсионно-лекторское бюро ЦМВС СССР. Существовавшая в то время оплата труда военных экскурсоводов – твердый оклад в 80 рублей в месяц – не стимулировала его на проведение большего числа экскурсий. Предпочтительной представлялась оплата труда за каждую проведенную экскурсию, что и разрешалось указанной инструкцией Министерства культуры СССР[59].

Вскоре вопросы увеличения количества штатных экскурсоводов и введения гибкой системы оплаты их труда были решены положительно, что позволило заметно повысить научный и методический уровень работы с посетителями музея.

Повышению качества экскурсионной работы в ЦМСА так же способствовало распоряжение ГПУ СА и ВМФ от 26 апреля 1952 года о предоставлении права руководству музея принимать на работу внештатных экскурсоводов[60]. Это решение в значительной степени снизило нагрузку на штатных музейных экскурсоводов, что позволило увеличить время на подготовку к экскурсиям.

В 60 – 70-е гг. продолжала совершенствоваться система профессиональной подготовки экскурсоводов военных музеев.

В Центральном музее ВС СССР для проведения занятий по повышению деловой квалификации экскурсоводов отводился один день в месяц. В качестве выступавших перед музейными сотрудниками привлекались известные специалисты в области музейного дела, военные историки, опытные военачальники, конструкторы военной техники и оружия, редакторы военных газет и журналов, ветераны гражданской и Великой Отечественной войн.

Необходимо отметить, что профессиональная подготовка давала сотрудникам, работавшим с посетителями, не только обширные знания в области музееведения и военной истории, но и вооружала их методологией научного познания, способствовала выработке навыков самостоятельного изучения и анализа фактов истории, жизни страны и Вооруженных сил. Проблемы научного познания и творческого подхода к осмыслению исторических явлений зачастую находили свое отражение в тематике проводимых занятий. Так, в апреле 1969 г. перед сотрудниками музея с темой «Логика военно-научного исследования  и психология научного творчества» выступил М. Галкин. Тема вызвала живой интерес и обсуждение среди присутствующих[61].

Успешно использовалась такая форма профессиональной подготовки экскурсоводов, как занятие на экспозиции. Как свидетельствуют отчетные документы отдела пропаганды и массовой работы ЦМВС СССР, только за 1971 г. в музее было проведено 48 подобного рода занятий[62]. Как правило, их проведение поручалось опытным специалистам в области экспозиционной работы, которые могли грамотно и доходчиво разъяснить творческий замысел, положенный в основу экспозиции, а так же дать информацию о каждом экспозиционном комплексе, размещенном в музее. Это давало возможность обеспечить экскурсоводов необходимыми знаниями и материалами, необходимых, как для наиболее полного рассказа об исторических предметах, содержащихся в музейной экспозиции, так и для ответов на вопросы, которые могли возникнуть у посетителей, касаемых принципов построения и содержательной части экспозиции.

В Центральном музее ВС СССР в рамках повышения деловой квалификации экскурсоводов регулярно проводились военно-научные конференции, которые впоследствии стали называться научно-практическими. На них рассматривались и обсуждались не только теоретические вопросы работы с посетителями, но и пути и формы внедрения полученных научных знаний в практику экскурсионной работы. Особое значение приобретали научно-практические конференции, которые были посвящены юбилейным датам победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941– 1945 гг., ее крупнейшим битвам[63].

Важную роль в обеспечении высокого качества работы с посетителями играли методические разработки экскурсий, которые необходимо было составлять по каждой теме экскурсии, проводимой в военном музее. К их разработке привлекались наиболее опытные научные сотрудники, экскурсоводы, работники музейных библиотек, ветераны войн и Вооруженных сил. Перед тем, как экскурсовод выходил к посетителям, текст его методической разработки проходил обязательное рассмотрение и обсуждение. В Центральном музее Советской Армии обсуждение методических разработок экскурсий происходило на заседаниях научной части музея, а так же экскурсионно-массового отдела. Так, на заседании научной части музея от 17 апреля 1957 г. была заслушана и обсуждена методическая разработка экскурсии по теме: «Боевой путь Советской Армии»[64]. В адрес ее содержания был высказан ряд критических замечаний, которые послужили основой для принятия решения о доработке текста экскурсии и ее повторном прослушивании. Повторное обсуждение методической разработки экскурсии «Боевой путь Советской Армии» состоялось 17 мая 1958 г.[65].

В 1961 году на заседаниях экскурсионно-массового отдела ЦМСА было заслушано и обсуждено 6 экскурсий[66], в 1964 году – 8 экскурсий[67], в 1971 г. – уже 35 экскурсий[68]. Это позволило выявить и устранить имевшиеся недостатки, повысить качество научной и содержательной составляющих экскурсий.

Практика предварительных заслушиваний и обсуждений экскурсий получила свое развитие и в других военных музеях страны. Так, в отчете о пропагандистской работе Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи за 1971 год было отмечено, что за истекший период в музее было предварительно заслушано 32 экскурсии[69]. В отчете о работе Центрального военно-морского музея за 1973 год было зафиксировано, что за отчетный период было проведено 25 прослушиваний. Это делалось с целью контроля за качеством проводимых в музее экскурсий[70].

Важную роль в деле упорядочения экскурсионной работы в ЦМВС СССР сыграл соответствующий приказ по музею № 58 от 9 апреля 1969 г. Он содержал следующие положения.

Во-первых, приказом была установлена месячная норма экскурсий для различных категорий сотрудников музея (научные сотрудники экскурсионно-лекторского бюро должны были проводить 36 экскурсий в месяц, методисты указанного бюро – по 12, старшие научные сотрудники, научные сотрудники, хранители фондов – по 6 и т. д.).

Во-вторых, была определена продолжительность экскурсий, проводимых в музее  – обзорная экскурсия по музею для взрослых должна длиться в пределах от 1 ч. 30 мин. до 2-х ч.,для школьников – не более 1 ч. 30 мин., тематическая или обзорная экскурсия по какому-либо разделу экспозиции – в пределах от 1 ч. до 1 ч. 30 мин.[71].

В-третьих, разрешалось увеличивать количество проводимых экскурсий в те месяцы, когда посещаемость музея была повышенной, но без превышения общей годовой нормы экскурсионной нагрузки работников. После каждой проведенной экскурсии сотруднику должен быть предоставлен 30-минутный перерыв для отдыха с зачетом в рабочее время[72].

В-четвертых, было принято решение о зачете таких форм работы с посетителями, как лекции и тематические вечера, в общую норму экскурсионной нагрузки. В отдельных случаях экскурсионная работа могла быть заменена руководством музея другими формами пропагандистской работы (консультации, дежурства на экспозиции и выставках и т. д.)[73].

В-пятых, приказ закрепил нормы подготовки к работе вновь прибывших в музей экскурсоводов. Для их предварительного прослушивания начальником музея была образована комиссия в составе – заместителя начальника музея по научной части (председатель комиссии), начальника научно-экспозиционного отдела, начальника отдела пропаганды и массовой работы, старшего методиста и методиста отдела пропаганды и массовой работы (члены комиссии)[74].

До прослушивания экскурсии на указанной комиссии научные сотрудники-авторы частей экспозиции обязаны были принять у вновь принятых на работу сотрудников зачет по знанию ими материалов экспозиции, размещенных в их залах.

По мнению автора, указанный документ придал экскурсионной работе, с одной стороны, нормативный, а с другой стороны – гибкий характер. Это способствовало внесению в работу с посетителями разнообразных форм деятельности, которые, однако, не должны были выходить за определенные рамки, стимулированию сотрудников к повышению качественных и количественных показателей экскурсионной работы.

Вступление Советского Союза в Международный совет музеев (ИКОМ) в 1957 г. повлекло за собой увеличение посещаемости иностранными гражданами советских музеев. Этот процесс коснулся и военно-музейной сети. Так, если за 7 месяцев 1965 г. ЦМВС СССР посетили 14 783 иностранца, то только за 22 дня, с 16 июля по 8 августа 1980 г., когда в Москве проводились летние Олимпийские игры, музей принял 12 425 иностранных спортсменов и журналистов, с которыми было проведено 235 экскурсий[75].

В связи с посещением военных музеев иностранцами остро встал вопрос о совершенствовании профессиональной подготовки экскурсоводов, работавших с данной категорией посетителей. Указанный процесс шел по двум направлениям – пересмотр содержания методических разработок ряда экскурсий и дополнительное изучение сотрудниками иностранных языков.

В ЦМВС СССР для улучшения качества экскурсионной работы с зарубежными участниками и гостями летней Олимпиады 1980 г. специально были разработаны рекомендации по использованию в экскурсиях материалов, раскрывающих участие наших соотечественников в движении Сопротивления европейских стран в годы II Мировой войны, деятельность интернационалистов в борьбе за Советскую власть в годы гражданской войны, а так же материалов, рассказывающих о воинах-спортсменах стран-участниц летних Олимпийских игр.

Наибольшей популярностью среди иностранцев пользовались такие экскурсии, как «ЦМВС СССР – сокровищница реликвий боевой славы», «Всемирно-исторические победы Советских Вооруженных сил», «Боевое содружество армий социалистических стран», «Боевые традиции СА и ВМФ»[76].

Как свидетельствуют материалы политического донесения об итогах приема в ЦМВС СССР участников и гостей Олимпийских игр в Москве в период с 16 июля по 8 августа 1980 г., большинством зарубежных гостей экскурсии были восприняты благожелательно, однако со стороны отдельных посетителей (из ПНР, ГДР, Финляндии) имели место действия и вопросы открыто недружественного характера. В них просматривалось стремление продемонстрировать и навязать свою точку зрения на отдельные события военной истории, например, таких как начало II Мировой войны, советско-финляндская война 1939-40 гг., потери СССР в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг., положение немецких военнопленных в СССР и т. д.[77]. В данной непростой ситуации экскурсоводы музея проявили выдержку, такт и умение разоблачать измышления вражеской идеологии.  Это явилось следствием того, что руководство музея чутко реагировало на подобного рода возможные идеологические провокации, постоянно анализировало ситуацию и прогнозировало ее развитие.

Как свидетельствуют документы, хранящиеся в центральных архивах и научных архивах военных музеев, начиная с периода конца 70-х – начала 80-х гг. XX века в экскурсионной работе стали наблюдаться такие явления, как шаблонность, схематизм, заорганизованность, отсутствие стремления в поиске и использовании новой научной информации о военной истории в работе с посетителями.

В мае 1978 года в ЦМВС СССР, который был головным среди военных музеев, работала комиссия Главного политического управления СА и ВМФ. Члены комиссии изучали фондовую, научно-исследовательскую, экспозиционную и массово-пропагандистскую работу, одной из форм которой были экскурсии. По итогам работы комиссия высказала ряд существенных замечаний в адрес экскурсионной работы музея. Среди них отмечались такие как чрезмерное увлечение обзорными экскурсиями и недооценка тематических экскурсий, неудовлетворительное оформление методических пособий к экскурсиям, узость музейной тематики экскурсий, отсутствие стройной системы учебы научных сотрудников[78].  Комиссия ГПУ СА и ВМФ пришла к выводу о том, что и музейная экспозиция и экскурсионная работа в значительной степени устарели, не в полной степени отвечают современному состоянию СА и ВМФ, а так же требованиям современного музееведения[79].

Определенный импульс экскурсионной работе военных музеев СССР придали решения апрельского (1985г.) Пленума ЦК КПСС, провозгласившие курс на перестройку всех сфер жизни советского общества. Выдвинутые партией принципы демократизации и гласности позволили ослабить влияние органов военной цензуры на процесс открытия новых экспозиционных комплексов, составления методических разработок экскурсий, способствовали расширению доступа научных сотрудников к закрытым ранее архивным фондам, изучению источников зарубежной и эмигрантской литературы военно-исторического характера. В этой связи на научных сотрудников музеев, экскурсоводов ложилась огромная ответственность по исследованию, осмыслению и доведению до посетителей новых фактов и событий в области военной истории нашего государства.

Рассмотрению и обсуждению форм и методов работы военных музеев с посетителями в новых социально-политических условиях способствовало проведение научно-практических конференций. Так, 30 мая 1989 г. в ЦМВС СССР была проведена научно-практическая конференция на тему: «Военный музей и современное научной мышление»[80]. Доклад, научные сообщения, выступления и дискуссии помогли формированию новых подходов в отражении отечественной военной истории. Они заключались, прежде всего, в отказе от классового подхода, как единственно верного, при изучении событий, касающихся истории развития отечественных вооруженных сил на различных этапах государственности, в принятии во внимание основных положений цивилизационного подхода при анализе исторических фактов, в наличии нескольких точек зрения на то или иное событие, что предполагало дискуссионный характер работы экскурсовода с посетителями.

В целях совершенствования теоретической и методологической подготовки экскурсоводов, разъяснении сути происходивших в стране событий, начиная с 1988 г., стала практиковаться их учеба на месячных курсах при Всесоюзном институте повышения квалификации работников культуры. Это в определенной степени помогло повысить уровень работы с посетителями военных музеев.

Однако, во второй половине 80-х гг. XX века в экскурсионной работе стали проявляться негативные тенденции, связанные с атмосферой известного разочарования людей в идеях перестройки, снижением жизненного уровня, антиармейскими настроениями.

Заметно сократилась посещаемость военных музеев. Так, если средняя посещаемость ЦМВС СССР в 1980 – 1985 гг. ежегодно в среднем составляла 1200 тыс. чел., то в 1986 – 1990 гг. этот показатель снизился до 900 тыс. посетителей. В 1991 г. музеем было обслужено всего 600 тыс. человек[81]. На сокращение числа посетителей влияли пришедшая в аварийное состояние материальная база, закрытие ряда залов в связи с реэкспозицией, недальновидная политика государственных органов в отношении использования военных музеев, текучесть экскурсоводческих кадров, неудовлетворенность посетителей содержанием ряда тем экскурсий, особенно тех, которых касались советского периода военной истории.

В отчете о деятельности ЦМВС СССР за 1986 г. говорилось, что уменьшение числа посетителей по сравнению с предыдущим годом объяснялось тем, что, начиная с октября 1986 г., музей был вынужден принимать лишь экскурсионные группы в связи с аварийным состоянием потолка 23 зала[82]. В ежегодном отчете музея за 1987 г. было отмечено, что на снижение посещаемости повлияло то, что, во-первых, Госкомтурист осуществил определенную переориентировку экскурсионного обслуживания иностранных туристов с военных музеев на гражданские, а, во-вторых, закрытие большинства залов Великой Отечественной войны в связи с их реэкспозицией[83].

В качестве одной из мер, которая могла бы приостановить отток лучших кадров экскурсоводов, поднять их материальный уровень, музейное руководство видело во включении военных музеев в число учреждений культуры, оказывающих платные услуги населению. Это было реализовано приказом МО СССР № 10 от 10. 01. 90 г. «О переводе культурно-просветительных учреждений, драматических театров и концертных организаций СА и ВМФ на новые условия хозяйствования», который в числе прочего разрешил военным музеям устанавливать платный вход и проводить обслуживание посетителей на договорной платной основе. Так, Центральный музей ВС СССР установил плату за вход с 15 октября 1990 г.[84]. Эти меры вызвали неоднозначные оценки как в гражданской, так и в военной среде, однако они способствовали накоплению опыта работы в новых рыночных условиях. 

Таким образом, экскурсии являлись важной формой культурно-массовой работы, проводимой военными музеями в период с 1918 по 1991 г. Главной целью экскурсионной работы было приобщение воинов армии и флота, гражданских посетителей к предметам и коллекциям отечественной военной истории, коммунистическое, патриотическое и воинское воспитание. В ходе ее организации и проведения был накоплен богатый опыт, который может быть учтен в современных условиях. 

 

§ 2. Организация выставочной деятельности военных музеев

 

Не менее значимой формой культурно-массовой работы военных музеев в исследуемый период были стационарные и передвижные выставки.

Следует отметить, что выставка представляет собой ту же музейную экспозицию, только ее отличиями являются, во-первых, более узкая тематическая направленность представленных в ней исторических предметов, а, во-вторых, непродолжительность существования.

Характерными чертами выставки являются компактность и  мобильность. Компактность заключается в том, что заданность темы выставки и ограниченность ее по размерам позволяют наполнить содержание наиболее ценными и значимыми экспонатами. Мобильность выставки проявляется в возможности ее перемещения по запланированному маршруту за пределами музея.  

Указанные черты во многом определили популярность музейных выставок среди военнослужащих и гражданского населения.

Решение о создании первой выставки, после образования Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Рабоче-Крестьянского Красного Флота, было  принято 23 декабря  1919 г. и объявлено в приказе РВС Республики № 2207. Она получила название Выставка-музей «Жизнь Красных Армии и Флота» и имела целью проиллюстрировать жизнь Красных Армии и Флота как на фронте, так и в тылу во всех ее формах и видах[85]. Всю работу по сбору, хранению и размещению экспонатов Выставки-музея возглавило специально созданное Организационное бюро[86].

Первоначально предполагалось, что в Выставке-музее будет два раздела – первый должен был быть посвящен подвигам героев гражданской войны, а второй – жизни тыла Красных Армии и Флота. В соответствии с этим замыслом на фронтах стали собираться исторические предметы, которые затем доставлялись в Оргбюро Выставки-музея. Впоследствии количество разделов Выставки-музея увеличилось до четырех – отдел фронта, отдел тыла, отдел общий и гражданских учреждений и подсобных учреждений[87].

В мае 1920 г. на основе экспонатов, поступивших в адрес Выставки-музея «Жизнь Красных Армии и Флота», была организована первая передвижная выставка в истории советской военно-музейной сети. Она была развернута в помещении Полевого штаба РВСР на Знаменке для делегации английских рабочих. Как свидетельствовали очевидцы, выставка была небольшой. Центральное место в ней занимало знамя – дар Советской Республике от III-его Интернационала. Под ним лежали трофейные знамена и оружие белогвардейцев, а сверху поместили огромную карту фронтов гражданской войны[88].

В результате напряженной работы во второй половине июля 1920 г. Выставка-музей «Жизнь Красных Армии и Флота» была открыта. Ее открытие было приурочено к началу работы Второго конгресса Коминтерна. Разместилась Выставка-музей на двух линиях торговых рядов в здании, в котором сейчас располагается ГУМ. До наших дней дошел краткий путеводитель по Выставке-музею. Из него следовало, что в центре, при входе поставили бюсты деятелей революционного движения –  К. Маркса, В. Ленина, Л. Троцкого, Г. Зиновьева. Вдоль стен и поверху были развешаны лозунги и приветствия делегатам конгресса. Далее, в бывших магазинах располагались отделы центральных управлений военного ведомства. Почти везде прослеживалась общая схема экспозиции – отчеты управлений о проделанной работе посредством диаграмм и таблиц, и экспонаты, иллюстрирующие данную   работу[89].

Наиболее содержательный и интересный раздел выставочной экспозиции был подготовлен сотрудниками ПУР РККА. В одном из помещений магазина торговых рядов был оборудован образцовый красноармейский клуб, в который входили кинозал, библиотека, школа, художественная студия и комната культпросветработы. Вдоль стен были развешены многочисленные плакаты, таблицы, схемы, фотографии, а на столах были разложены образцы агитационной литературы[90].

Выставка-музей «Жизнь Красных Армии и Флота» функционировала в течение 5 месяцев, ее посетило около 120 тыс. человек[91].  

14 июля 1921 года приказом РВС Республики № 1452 Выставка-музей «Жизнь Красных Армии и Флота» была преобразована в Музей Красных Армии и Флота, ставшим впоследствии головным среди военных музеев советского государства[92].

Таким образом, Выставка-музей «Жизнь Красных Армии и Флота» явилась первой ступенью на пути приобретения опыта организации выставочной деятельности в рассматриваемый период.

Следующим шагом в создании системы выставочной работы военных музеев явилась Юбилейная выставка, посвященная 5-летию РККА. Она была развернута на базе музея Красных Армии и Флота[93].

Юбилейная выставка была открыта 23 февраля 1923 г. и работала с небольшими перерывами на ремонт до 1 ноября. Экспозиция выставки состояла из 7 залов.

В центральном зале выставки был размещен специальный раздел под названием «Поезд председателя РВСР Л. Троцкого». Его значительную часть занимала карта-схема рейсов поезда, общий пробег которого составил 232 тыс. верст. Штабную деятельность поезда демонстрировали вывешенные приказы и директивы председателя РВСР. Ряд оригинальных экспонатов показывали работу радио и телеграфа во время движения состава. Агитационно-пропагандистская деятельность передвижного штаба РВСР была представлена речами и листовками, а так же материалами газеты «В пути», редакция которой размещалась в одном из вагонов поезда. Возглавлял газету известный пролетарский поэт Д. Бедный. В разделе были представлены знамя поезда, списки награжденных бойцов, а так же 11 альбомов с фотографиями, которые наглядно демонстрировали работу поезда на различных фронтах гражданской войны, портретами членов экипажа, погибших в боях[94].

Большой раздел выставочной экспозиции был создан работниками ПУ РВСР (ПУРа) и посвящен партийно-политической и политико-просветительной работе в войсках. Центральное место в нем занимал передвижной театр политуправления 1-й армии Туркестанского фронта, который прошел вместе со своим соединением от Волги до Кушки, дав бойцам более 400 спектаклей. Весило театральное оборудование 60 пудов, перевозилось на 6 двуколках и собиралось за 3, 5 часа пятью рабочими. Помимо театра в разделе был помещен образцовый Красный уголок казармы, состоявший из библиотеки и комнаты для занятий. На столах Красного уголка экспонировались игры, призванные оживить работу политкружка: политрулетка, политлото, политшахматы[95]. Однако, как отмечали очевидцы, несмотря на усилия сотрудников ПУРа, раздел политработы получился слабым. «Куда девались тысячи газет, плакатов, листовок, рукописных журналов, лозунгов, издававшихся дивизиями, армиями, фронтами? Почти все проходят мимо, не обращая совсем внимания на уголок политрука (имелся в виду Красный уголок). Уголок непригляден, но очень значителен по своим выводам», – писала газета «Победа», издававшаяся в период работы выставки[96].

Наибольшее внимание посетителей привлек раздел, посвященный карательным органам. Военная коллегия Верховного суда СССР и Особый отдел ГПУ прислали на выставку более тысячи экспонатов. Среди них были представлены трофейные материалы – знамена, фотографии вождей Белого движения, бюст   А. Колчака, сделанный по его заказу, халат барона Р. Унгерна, плакаты и листовки. Отдельно была показана «перчатка»-кожа, снятая с руки красноармейца в одном из «дворов пыток», которая до сих пор хранится в ЦМВС. Под рубрикой «Бандитизм» в разделе были представлены предметы и материалы крестьянских восстаний, уголовного мира – фото главарей восстаний и банд, оружие, инструменты грабителей, самогонщиков и фальшивомонетчиков[97].

Во дворе выставки на открытой площадке экспонировались три танка – «Рикардо», «Рено» и «Русский Рено», два бронеатомобиля – «Остин Кегресс» и «Гарфорд», а так же 10 орудий, одно из которых демонстрировалось вместе с тягачом.

При всем положительном, что продемонстрировала юбилейная выставка главными ее недостатками явились парадность и показуха. Герой гражданской войны В. Примаков в своем отзыве написал: «Выставка очень ярка и внешне блестяща. Хорошо представлено снабжение – лучше, чем на местах в армии… Мало от настоящего, боевого, не чувствуется связи с частями, не полон отдел трофеев…»[98]. Это был серьезный упрек организаторам выставки.  

Так же не были до конца решены некоторые вопросы организационного обеспечения работы выставки и, в частности, охраны экспонатов. Настоящим бичом стал поток мелких краж. Тащили все, что плохо лежало и попадалось под руку – шприцы, гальваноскоп, гантели, брезентовое пальто, детали с трактора и даже прибитые гвоздями к стене брюки и рубашку всевобучника[99].

Автор полагает необходимым отметить, что постоянная забота партийно-государственного и военного руководства о вопросах организации выставок явилась характерной особенностью выставочной деятельности военных музеев в рассматриваемый период.

Начиная с середины 20-х гг. XX века военными музеями регулярно стали организовываться передвижные выставки, которые направлялись в войска.

Тематика их была самой разнообразной. Так, Центральный музей Красной Армии в период с 1926 по 1933 г. организовал в частях и на кораблях следующие выставки – «Гражданская война и Красная Армия», «Плакат и листовка гражданской войны», «Конфликты на КВЖД и ОКДВА», «Планы новой интервенции против СССР», «Интернациональные части РККА», «РККА на страже     СССР» и т. д.[100]. В 1934 году Артиллерийский исторический музей развернул в Петергофе выставку «Война и техника» с 6-ю отделами. В рабочие дни выставка обслуживалась одним постоянным экскурсоводом-консультантом, а в выходные дни – двумя. В дни особого наплыва посетителей число экскурсоводов увеличивалось до 4-х человек[101].

Как видно из названий выставок они имели целью разъяснение личному составу сути происходивших событий в стране и за рубежом, роли техники в войне, воспитание военнослужащих на зарождавшихся традициях Красных Армии и Флота.  

 Несомненным достоинством передвижных выставок была оперативность.  Так, выставка, посвященная конфликту на КВЖД в 1929 г., была организована и отправлена в Особую Дальневосточную армию в кратчайшие сроки, где работала по горячим следам событий[102]. Недостатком первых передвижных выставок было наличие в их составе только плоскостных материалов – документов, плакатов, фотографий, что влияло на качество восприятия информации посетителями.

Начиная с середины 30-х гг. ХХ века вопросами создания передвижных выставок в военных музеях стали заниматься созданные в их структурах научно-экспозиционные отделы. Это придало выставочной работе плановость и организованность. 

Проходившие в 30-40-х гг. XX века процессы идеологизации всех сторон жизни советского общества затронули работу военных музеев, что непосредственно отразилось на характере выставочной деятельности.

Во-первых, подверглась пересмотру тематика организуемых стационарных и передвижных выставок. Упор был сделан на показ роли партии большевиков и лично И. Сталина в социалистическом строительстве, укреплении обороноспособности СССР. Из тем выставок были убраны всякие упоминания о событиях I Мировой войны, о белогвардейских частях и их лидерах, воевавших против Красной Армии в годы гражданской войны, о Л. Троцком, С. Каменеве и других «врагах народа». Подверглись пересмотру темы, касавшихся действий  1-й Конной армии, событий обороны Царицына, роли комсомола в гражданской войне. Этим самым как бы расчищалось поле для работы по созданию культа личности И. Сталина с помощью музейных средств.

Во-вторых, идеологизация музейной работы сильно отразилась на составе фондов – материальной основе любой выставки.

Из фондов военных музеев стали убираться «непрофильные материалы», представлявшие собой предметы церковной утвари, документы по истории царской армии, Белого движения, вещи репрессированных партийных, государственных и военных деятелей.

В максимально очищенных музейных фондах остались материалы общего характера, а так же предметы лиц, превращенных пропагандой в хрестоматийных героев, – И. Сталина, С. Буденного, К. Ворошилова,                 М. Фрунзе, В. Чапаева и т. д. Как свидетельствовали очевидцы, фонды и экспозиции ЦМКА на долгие десятилетия стали иллюстрацией к «Краткому курсу истории ВКП (б)», из которого были вычеркнуты имена большинства известных участников гражданской войны[103].

В 20-30-е гг. под давлением властей в Центральном военно-морском музее было уничтожено большое число предметов, так или иначе связанных с домом Романовых, дворянскими фамилиями. Эти потери оказались невосполнимыми[104].

Иногда чрезмерная идеологизация музейной работы приводила к фактам притупления бдительности, попыткам возродить аполитичный характер экспозиций и выставок. Так, в конце 30-х гг. в Артиллерийском историческом музее среди тематических выставок были такие как «Эволюция палки и камня», «Дуэль в пушкинское время»[105]. Это приводило к снижению эффективности выставочной работы.

Зависимость выставочной работы от идеологической и политической конъюктуры в обществе явилась второй характерной особенностью деятельности военных музеев по организации выставок в рассматриваемый период.

Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг. оказала существенное влияние на выставочную работу военных музеев. Она была направлена на воспитание воинов, всего советского народа  в духе патриотизма, дружбы народов, показ справедливого характера войны, героизма на фронте и в тылу.

На начальном этапе войны на ведение выставочной работы в войсках накладывали отпечаток два обстоятельства – отсутствие у большинства музейных коллективов достаточного опыта ведения подобной работы в боевой обстановке и недооценка со стороны ряда командиров как выставочной, так и музейной работы в целом. Однако по мере повышения количественных и качественных показателей работы по организации выставок указанные факторы постепенно утратили свое значение.

Следует отметить, что выставочной деятельности придавалось большое значение со стороны ГПУ РККА. Работа военных музеев по организации стационарных и передвижных выставок в годы войны стала неотъемлемой частью всей политико-воспитательной работы, проводимой политическими органами в войсках.

С выставками музейные сотрудники выезжали на передовую, где работали в самых различных местах – в госпиталях, на призывных пунктах, вокзалах, через которые следовали воинские эшелоны, в помещениях, где проводились совещания командного состава, партийные и комсомольские собрания.

В конструктивном плане передвижные выставки были малогабаритными и представляли собой несколько сборных отдельных щитов, на которых крепились ватманские листы. На ватмане помещались плоскостные материалы – документы, фотографии, листовки, плакаты и др. Такая форма выставки была удобной как при работе на открытом пространстве, так и при разворачивании в закрытом помещении, например, в землянке[106].

Красной нитью через тематику передвижных выставок проходила идея патриотизма, веры в победу, ненависти к врагу.

В августе 1941 г. ленинградская команда Артиллерийского исторического музея (такое название было получено из-за того, что эвакуация сотрудников и имущества музея предусматривала отправку трех эшелонов из Ленинграда в Новосибирск: два было отправлено, а третий нет, так как немцы перерезали железную дорогу) при содействии трофейного отдела Артиллерийского управления Северного фронта организовала выставку «Трофеи Великой Отечественной войны», которая имела огромный успех у ленинградцев[107]. Советские люди стали понимать, что как бы ни был силен враг, его можно бить и побеждать. Впоследствии выставка Артиллерийского исторического музея «Трофеи Великой Отечественной войны» предстала перед посетителями в несколько другом виде. В 1943 году по договору с Дорпрофсожем Томской железной дороги музей разместил указанную выставку в специальном вагоне, приспособленном под клуб. В течение 1943 года вагон-выставка совершила 3 рейса, обслужив около 35 тыс. человек, полностью оправдав свое предназначение[108].

В августе-сентябре 1941 г., оставшиеся в Ленинграде сотрудники Центрального военно-морского музея (как известно, в годы Великой Отечественной войны основные экспозиции и фонды ЦВММ были эвакуированы в г. Ульяновск), создали свою первую за военные годы передвижную выставку под названием «Военно-Морской флот в Великой Отечественной войне». На ней посетителям были показаны наиболее яркие эпизоды действий ВМФ СССР, боевые подвиги моряков в первый период войны, образцы трофейного оружия, полученные музеем. В их числе были немецкий пулемет МГ – 15, электромагнитный компас и личный жетон летчика со сбитого моряками 11 августа 1941 г. бомбардировщика Ju-88. Выставка проработала до 20 марта 1942 года, ее посетило свыше 12 тыс. человек[109].  

В июне 1942 г. ЦМКА организовал для работы в войсках следующие выставки: «Разгром немецких захватчиков на подступах к Москве», «Первомайский приказ тов. Сталина в действии», «Красная Армия гонит врага на Запад»[110]. Главными требования к подобного рода выставкам были злободневность, высокая эмоциональная насыщенность и доступность для широкой аудитории.

Помимо героико-патриотического воспитания передвижные выставки несли так же и информационную нагрузку. Так в 1942 г. коллектив ЦМКА для обслуживания частей резерва и войск Московского военного округа организовал выставку «Как использовать оружие врага в бою», которая пользовалась большой популярностью среди командиров и бойцов Красной Армии.

Следует отметить, что музейные сотрудники работали в очень тяжелых условиях. Не хватало людей, подручных материалов, продовольствия, помещения плохо отапливались, часто подвергались обстрелу и бомбежке. Особенно страдали сотрудники военных музеев, не успевшие эвакуироваться из блокадного Ленинграда. Так, в первую блокадную зиму от голода умерло 10 сотрудников Артиллерийского исторического музея. К весне 1942 года из всей ленинградской команды музея трудоспособным остался один человек[111]. За годы войны здание Кронверка, в котором размещались экспозиции и фонды музея, испытало на себе 27 прямых попаданий снарядов и бомб, что принесло ему значительный ущерб[112].

Начиная с 1942 г. стала расширяться география и степень охвата выставочной работы военных музеев. В 1942 – 43 гг. ЦМКА работал с выставками на Брянском, Волховском, Карельском, Ленинградском, Донском, Западном, Южном и Калининском фронтах. Если в 1942 г. музей обслужил передвижными выставками 33 тыс. чел., то за 9 мес. 1943 г. – 44 тыс. чел.[113]. Повышение количественных и качественных показателей выставок повлекло за собой дополнительную нагрузку, которая легла на плечи их организаторов. От сотрудников музеев потребовались помимо профессионализма крепкое здоровье, мужество, самоотверженность, умение быть мастером на все руки.

Старейший сотрудник ЦМВС М. Назарова в своих воспоминаниях о годах работы ЦМКА в годы Великой Отечественной войны 1941 – 45 гг. писала: «Больше месяца я работала с выставкой. Из одного подразделения меня перевозили вначале на машине, потом на подводе, а затем из землянки в землянку сопровождали автоматчики. Только по петлицам определяла у кого я, какой род войск… Меня как по эстафете передавали из одного подразделения в другое. Утром я не знала, где буду вечером. Однажды я везла выставку на машине генерала, кажется, это был начальник политуправления Западного фронта. Запомнила ту поездку по уроку, который преподал мне генерал. Когда мы проезжали район Можайска, я спросила: «Куда Вы меня везете?» Ответ был: «Девушка, таких вопросов больше не задавайте»[114].

Выставочная работа в действующей армии была сопряжена с большим риском для жизни тех людей, которые принимали в ней участие. В воспоминаниях музейных сотрудников сохранилось немало фронтовых эпизодов, когда они попадали в сложные ситуации, но не теряли стойкости и присутствия духа. Не случайно, как вспоминает М. Назарова, на вооружении работников ЦМКА, сопровождавших работу выставок в действующей армии, находились не только пистолеты, но и автоматы.

По мере развития успехов Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны в 1944 – 45 гг. выставочная работа в действующих частях стала более интенсивной. Она была подчинена задачам пропаганды героизма советского солдата, его исторической миссии по освобождению народов Европы от фашизма. Новые задачи нашли свое воплощение в названиях выставок – «Героическая оборона Сталинграда», «Исторические победы Красной Армии в Великой Отечественной войне 1941 – 45 гг.», «Освободим Европу от фашистского ига», «Зверства фашистов на оккупированных территориях», «Историческая миссия Красной Армии» и др.

Одной из форм выставочной работы, появившейся в годы войны по инициативе сотрудников ЦМКА, стала тематическая фотовыставка. Только за период с июня 1942 по май 1943 г. музеем совместно с работниками ЦДКА было разработано 12 фотовыставок, которые тиражом в 1 400 экземпляров были отправлены в действующие части[115].

Большим спросом в войсках пользовалась серия небольших фотовыставок, каждая из которых включала в себя 15 – 20 сюжетов. Среди них можно выделить такие как – «Беспощадно истребим кровожадного врага», «Что несет гитлеризм советскому народу», «Мастера боя», «Уничтожай танки врага», «Героический Сталинград», «Героическая борьба на Кавказе», «Мужество, доблесть и любовь к Родине – вековые военные традиции русского народа, «Мы можем и должны очистить советскую землю от гитлеровской нечисти» и др.

Значительный след в истории выставочной работы в период Великой Отечественной войны оставила выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев (1941 – 45 гг.), работавшая в Москве с 1943 по 1948 г.

Идея создания подобной выставки принадлежала сотрудникам Центрального музея Красной Армии. Выезжая в многочисленные командировки на фронты в целях сбора трофеев, они пришли к выводу о том, что доставшиеся немецкие вооружение и техника представляют собой огромную историческую ценность. Она заключалась в том, что собранные предметы должны были наглядно продемонстрировать советскому народу, какой сильный враг ему противостоял.

Первый показ-выставка трофеев войны был организован в Москве на площади им. Свердлова в конце июля 1941 г. Жителям столицы для обозрения был выставлен немецкий самолет Ju-88, сбитый зенитчиками батареи лейтенанта А. Туркало[116].

Постановлением ГКО СССР от 7 мая 1943 г. № 3295 22 июня 1943 г. в Москве в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького была открыта выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев. По мере увеличения поступлений трофейных экспонатов, приобретения опыта работы с посетителями стала складываться организационная структура выставки. В 1946 году она состояла из следующих отделов: артиллерийского, бронетанкового, автотранспортного, военно-инженерного, интендантского, военно-санитарного, химии, связи, авиационного[117]. Одновременно с организационной структурой складывалась и оптимальная штатная численность сотрудников выставки. По состоянию на 1. 02. 1948 г. в штате выставки состояло: офицеров – 50 чел., сержантов и рядовых – 19 чел., вольнонаемных – 33 чел.[118].

Помимо предметов вооружения и техники вермахта, в фонд выставки поступали трофеи, захваченные у армий стран-сателлитов фашистской Германии. В числе наиболее интересных предметов можно выделить – японскую автобронемашину «Сумида», способную передвигаться по железным и шоссейным дорогам, финские танкетки-торпеды, образцы немецкой эрзац-обуви, эрзац-костюмов с утеплителями из бумаги, полевую переносную клиническую лабораторию вермахта, германский траншейный огнемет «Гроф», химическую дегазационную машину завода Хеншель и пр. Всего по состоянию на август 1946 г. на выставке экспонировалось более 6 500 экспонатов[119].

Главной оценкой работы выставки образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев, явилась ее посещаемость. Как сообщалось в докладной записке на имя председателя СНК СССР тов. И. Сталина о реорганизации выставки в музей Великой Отечественной войны от 26. 01. 1946 г., выставку посетило около 5, 5 млн. человек, причем среднемесячная посещаемость в военное время составила 180 тыс . человек, а в мирное – 100 тыс. человек[120]. К 1948 году выставку посетило уже около 7 млн. человек[121].

Выставка обслуживала не только советских, но и иностранных посетителей, среди которых были представители военных ведомств своих государств. Трофейные предметы вооружения и техники, представленные на выставке, служили для них не только объектами ознакомления, но и тщательного изучения с целью выработки рекомендаций по выработке мер эффективного противодействия их поражающему воздействию. В Центральном архиве МО РФ сохранилось дело о работе офицеров американской армии капитана Бэрка и капитана Барона на выставке с 20. 05. по 15. 06. 1944 г. по изучению образцов трофейного вооружения. Всего американскими офицерами было изучено 63 предмета вооружения и боеприпасов германской армии[122]. Впоследствии по итогам работы офицеров на выставке в Вашингтоне был издан каталог «Материал по вражескому оружию», один экземпляр которого капитан Бэрк в сентябре 1944 г. передал с благодарностью руководству выставки[123].

Автор полагает необходимым отметить, что в работе выставки имелись не только достижения, но и недостатки. Среди них можно выделить: недостаточно высокую профессиональную подготовку отдельных экскурсоводов; нарушения сотрудниками правил воинской и трудовой дисциплины, которые проявились в случаях неприбытия или опоздания на службу, несоблюдения правил ношения формы одежды, ухода с работы раньше положенного времени и т.д.; недостаточные усилия по сохранности предметов, находящихся на выставке, что влекло за собой факты воровства и порчи отдельных экспонатов. Однако указанные недостатки не умаляли самоотверженного труда работников выставки по решению поистине государственной задачи – ознакомление широких масс с трофейными образцами вооружения и техники поверженного врага.

Приказом Министра ВС СССР № 46 от 14. 08. 1948 г. во исполнении Постановления Совета Министров СССР № 2942 от 7. 08. 1948 г. выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев, в г. Москве с 1 октября 1948 г. была закрыта[124].

В первые послевоенные годы выставочная работа военных музеев была направлена на увековечение подвига Красной Армии, всего советского народа, победивших фашизм. По-прежнему большой популярностью на местах пользовались выездные фотовыставки, которые как одна из форм выставочной работы появились в период Великой Отечественной войны. Так, Центральный музей Красной Армии в период со второй половины 1945 по конец 1949 г. направил в войска следующие фотовыставки: «Решающий год Великой Отечественной войны», «Исторические победы Красной Армии в Великой Отечественной войне (1941-1945)», «На страже Родины (к 30-летию СА и ВМФ)»[125]. По заявкам Домов офицеров сотрудники музея подбирали и высылали фотоподборки для выставок о Великой Отечественной войне, которые пользовались успехом у посетителей[126]. Центральный военно-морской музей в период с 1951 по 1961 г. организовал фотовыставки по темам: «Военно-Морской флот Союза ССР», «Боевые награды советских военных моряков», «Подводный флот нашей Родины»[127].

Значительное место фотовыставки занимали в санитарно-просветительной деятельности Военно-медицинского музея. В целях изготовления наглядных пособий и экспонатов для них в 1953 году в штате музея был создан специальный отдел[128]. За 5 пять лет его работы (с 1953 по 1957) число изготовленных комплектов фотовыставок по актуальным вопросам санитарного просвещения выросло вдвое: с 3353 до 6167[129].

Определенный импульс развитию выставочной работы военных музеев в послевоенное время придало совещание начальников военных музеев и заместителей по научной части, которое прошло в марте 1956 г. в Ленинграде.

В своем докладе на совещании «Задачи научной и политико-просветительной работы военных музеев» начальник отдела культуры и школ ГПУ МО СССР полковник Е. Востоков коснулся выставочной деятельности как одного из направлений политико-просветительной работы советской военно-музейной сети. Он, в частности, отметил, что несмотря на то, что фонды 5 крупнейших военных музеев (Центрального музея Советской Армии, Центрального военно-морского музея, Артиллерийского исторического музея, Военно-медицинского музея МО СССР, Центрального исторического военно-инженерного музея) содержали 527 2000 экспонатов, наблюдался схематизм в построении экспозиционных и выставочных комплексов, неглубокий показ музейных памятников[130].

В решениях, принятых на совещании, был намечен ряд мероприятий по улучшению качества научной и политико-просветительной работы военных музеев в современных условиях, которые в числе прочего предполагали повышение уровня обслуживания войск передвижными выставками.

Как отмечалось выше, 17 мая 1956 г., при Центральном музее Советской Армии был создан научно-методический совет по вопросам музейной работы в СА и ВМФ, на который было возложено, в частности, обсуждение важнейших вопросов методики выставочной работы военных музеев[131]. По-существу, указанный орган стал координационным центром в организации выставочной деятельности военно-музейной сети.

Изучение автором протоколов заседаний научно-методического совета по вопросам музейной работы в СА и ВМФ, хранящихся в научном архиве ЦМВС, показало, что вопросы выставочной работы военных музеев были широко представлены в повестках дня совета. На своих заседаниях члены совета регулярно заслушивали отчеты научных сотрудников об итогах работы передвижных выставок, с которыми они выезжали в войска, обсуждали актуальные проблемы выставочной работы, принимали решения и рекомендации по повышению ее эффективности. Так, только за 1957 г. на заседаниях совета были заслушаны отчеты: ИО старшего научного сотрудника ЦМСА Н. Прониной об итогах работы передвижной выставки «Советский военный плакат» в группах советских войск в Польше и Германии[132]; заведующего сектором истории гражданской войны ЦМСА           Н. Ильбитенко об итогах работы передвижной выставки «Советская Армия в изобразительном искусстве» в частях Туркестанского военного округа [133]; научных сотрудников ЦМСА о командировке с художественной выставкой «Произведения советских художников» в Забайкальский, Дальневосточный военный округа и на Тихоокеанский флот[134]. В декабре 1957 г. состоялось заседание научно-методического совета по вопросам музейной работы в СА и ВМФ, посвященное обсуждению итогов Октябрьского (1957) Пленума ЦК КПСС и выработке задач по улучшению научной и пропагандистской работы ЦМСА[135]. На заседании широко обсуждались проблемы ведения выставочной деятельности как одного из направлений пропагандистской работы музея.

Следует отметить, что передвижные выставки, организуемые коллективами военных музеев в войсках, привлекали внимание не только офицеров, рядового состава, членов семей военнослужащих и гражданского персонала, но и видных военачальников и политических деятелей. Так, например, в 1955 году в Группе Советских войск в Германии сотрудники ЦМСА экспонировали выставку «Подарки Советской Армии от трудящихся ГДР». С материалами выставки ознакомились главнокомандующий ГСВГ Маршал Советского Союза А. Гречко, генерал армии И. Петров, заместитель премьер-министра ГДР Вилли Штоф, Председатель комиссии по иностранным делам Народной Палаты ГДР Петер Флорин[136]. Это свидетельствовало о том, что передвижные выставки стали приобретать не только историческое, но и политическое значение, которое заключалось в демонстрации миру, с одной стороны, миролюбивой политики Советского государства, а, с другой стороны, – могущества его Вооруженных сил.

Политическое значение, которое стали приобретать выставки, начиная с 50-х гг. XX века, стало третьей характерной особенностью выставочной работы военных музеев.

В 1957 году по распоряжению Главного политического управления СА и ВМФ коллективом научных сотрудников ЦМСА была создана передвижная документально-реликвийная выставка «Боевой путь Советской Армии». Она включала более 700 экспонатов: боевые и шефские знамена частей и соединений, боевое оружие, личные вещи участников гражданской и Великой Отечественной войн, документы, фронтовые листовки, фотографии.

Выставка «Боевой путь Советской Армии» побывала в самых отдаленных военных гарнизонах Забайкальского и Дальневосточного военных округов, частях и кораблях Тихоокеанского флота. За период с января по май 1958 г. она развертывалась 6 раз в таких городах, как Владивосток, Промысловка (район Находки), Хабаровск, Благовещенск, Белогорск, Чита, проделав общий путь более 10 тыс. км. За 102 рабочих дня выставку посетило более 100 тыс. чел. Среди них были генералы, офицеры, рядовой состав, рабочие и служащие, студенты и школьники. Поток посетителей не прекращался с раннего утра и до позднего вечера. По просьбе офицеров, старшин и матросов Тихоокеанского флота работа выставки в частях флота была продлена на 15 дней[137].

В 50-60-е годы ХХ века тематика передвижных выставок, организуемых военными музеями, была расширена. Она стала касаться не только событий минувшей Великой Отечественной войны 1941-45 гг., боевого пути советских Вооруженных сил, но и затрагивать вопросы исторического прошлого нашей Родины, боевого содружества армий социалистических государств, истории создания и развития видов и родов Вооруженных сил, культурного воспитания военнослужащих.

Так, в 1954-55 гг. Центральный исторический военно-инженерный музей организовал выставки под названием «Полтавская битва» и «История отечественного минно-подрывного дела». Выставку «Полтавская битва», посвященную генеральному сражению между русской и шведской армиями близ г. Полтава в Северной войне в 1709 году, за 2 недели работы посетило более 3 тыс. человек[138]. Большим успехом у посетителей пользовалась выставка, посвященная истории отечественного минно-подрывного дела, которая позволила не только восполнить пробел в знаниях людей, интересующихся данной областью военной техники, но и способствовала популяризации и распространению военно-инженерных знаний, воспитанию национальной военной гордости[139].

В 1954 году сотрудники Центрального военно-морского музея организовали передвижную выставку «Русские художники-маринисты второй половины XIX века». На ней были представлены специально отобранные 42 картины и 20 графических произведений таких художников, как И. Айвазовского,  А. Боголюбова, А. Блинова и др.[140]. Выставка экспонировалась в Ленинграде, Таллине, Кронштадте, Полярном, Североморске, Мурманске, Калининграде и Балтийске. В 1957 году она была развернута в Москве в Центральном Доме Советской Армии имени М. В. Фрунзе. Всего за 4 года работы (с 1954 по 1957) выставку посетило 178 830 человек[141]. Выставочная экспозиция способствовала росту культурного уровня посетивших ее военнослужащих и членов их семей.  

Активную выставочную деятельность в конце 50 – начале 60-х гг. XX века проводил Военно-медицинский музей МО СССР. Главными темами его стационарных и передвижных выставок были: санитарное просвещение личного состава армии и флота; история создания и развития отечественной военно-медицинской службы; памятные даты отечественной и зарубежной медицины. В указанный период музеем были организованы выставки – «Лучевая болезнь и комбинированные поражения», «Жизнь и деятельность И. Павлова», «1000-летие со дня рождения Авиценны», «175-летие со дня организации одной из первых в России рабочих больниц – Обуховской больницы в Ленинграде» и др. На выставках демонстрировались музейные предметы – медицинский инструментарий, рукописи, письма, фотографии, личные вещи знаменитых людей[142].  

В начале 60-х гг. ХХ в. Центральный музей Советской Армии совместно со своими коллегами из военных музеев Польши, Болгарии, Венгрии, ГДР, Румынии организовал и провел выставку под названием «Боевая дружба армий социалистических стран». На выставке присутствовало множество экспонатов, присланных из указанных стран и рассказывающих о буднях их вооруженных сил. В частности, на экспозиции были представлены фотостенды, рассказывающие об истории и современной жизни Войска Польского[143].

Необходимо отметить, что музейные сотрудники, обслуживающие работу передвижных выставок в войсках, не ограничивались только проведением экскурсий по экспозиции.          Пользуясь случаем непосредственного контакта с военнослужащими, работники выставок применяли разнообразные формы популяризации военно-исторических знаний, боевых традиций армии и флота – лекции, беседы, доклады, тематические вечера, консультации, методические занятия и встречи с ветеранами.

Так, в отчете научных сотрудников на заседании научно-методического совещания ЦМСА 12. 03. 1960 г. о работе передвижной выставки «Боевой путь Советской Армии» в Северной группе войск и на Краснознаменном Балтийском флоте было отмечено, что в частях, дислоцируемых в Германии, помимо 375 экскурсий было проведено 18 тематических вечеров[144]. Большинство из них прошли в масштабах бригад и дивизий, что явилось новой формой партийно-политической работы среди военнослужащих. В ходе проведения тематических вечеров музейные работники на основе экспонатов – знамен, оружия, наград, моделей и т. д. – рассказывали о героической истории Советских Вооруженных сил. Зачастую мероприятия заканчивались коллективными клятвами личного состава о поддержании боевой готовности частей и подразделений на должном уровне.

В ходе работы передвижной выставки «Участие инженерных войск в революционном движении 1905 – 1907 гг.», организованной сотрудниками Центрального исторического военно-инженерного музея в Военно-инженерной академии, московском и ленинградском инженерных училищах в 1956 году, было сделано 7 докладов[145].

За период с 1954 по 1957 г. в ходе работы передвижных выставок, организуемых Артиллерийским историческим музеем, было проведено более 4 тыс. консультаций[146].

Интересную форму работы передвижных выставок предложили сотрудники отдела фондов и отдела пропаганды и массовой работы, подразделений, непосредственно занимавшихся организацией выставочной работы,  Центрального военно-морского музея. Она получила название «Дни революционных традиций» и была призвана приобщить участников к героическим традициям моряков-балтийцев, проявленных в годы гражданской и Великой Отечественной войн. Для проведения подобного мероприятия музейные работники подбирали соответствующие экспонаты, формировали выставку, разрабатывали маршрут похода (он обязательно должен предусматривать посещение крейсера «Аврора»), приглашали ветеранов революции, армии и флота[147].

Использование в процессе выставочной деятельности различных форм и методов культурно-массовой работы с посетителями, явилось четвертой характерной чертой работы военных музеев по организации выставок.

Определенный отпечаток на выставочную работу отечественных военных музеев наложило вступление Советского Союза в Международный Совет Музеев (ИКОМ) в 1956 году. В 1957 году было положено начало установлению контактов между военно-историческими музеями СССР и соответствующими музеями стран-участниц ИКОМ, что реально проявилось в участии советской делегации в работе первого Конгресса музеев вооружения и военной истории (ИАМАМ), проходившего с 22 по 25 мая 1957 года в г. Копенгагене.

В работе Конгресса приняли участие около 100 представителей военно-исторических музеев из 18 государств – СССР, Австрии, Бельгии, Великобритании, Голландии, Дании, Италии, Испании, Норвегии, Польши, Таиланда, Турции, ФРГ, Франции, Швеции, Швейцарии, США, Югославии [148].      

По итогам работы форума его участники единодушно пришли к выводу о том, что необходимо расширять связи между военно-историческими музеями, обмениваться отдельными экспонатами, что предполагало расширение географии действия передвижных выставок.

Эта мысль была подтверждена на совещании начальников военных музеев социалистических стран Европы, проходившего в сентябре 1962 г. в г. Варшаве. По итогам работы данного совещания руководитель советской делегации полковник Н. Немиров, начальник Центрального музея Советской Армии, в докладной записке на имя начальника ГПУ СА и ВМФ генерала армии А. Епишева сообщил о предложениях и рекомендациях, призванных улучшить качество музейной работы в странах социалистического лагеря и членов ИКОМ. К их числу относились: расширение практики обмена передвижными выставками, составленных из экспонатов военных музеев; включение в состав участников заграничных командировок в социалистические страны работников военных музеев; разрешение центральным военным музеям СССР бесплатно высылать в военные музеи социалистических стран свои каталоги и печатные издания [149]. Указанные меры должны были послужить действенным средством пропаганды боевых традиций Советских Вооруженных сил, обмену и изучению опыта ведения выставочной работы.

Справедливости ради необходимо отметить, что предложения по поводу расширения международных контактов советских военных музеев во многом носили декларативный характер, что объяснялось экономическим, политическим и идеологическим противостоянием со странами капиталистического лагеря. Это привело к тому, что, несмотря на многочисленные разговоры о необходимости более интенсивных контактов с зарубежными коллегами, в СССР не было создано законодательной базы для международной деятельности отечественной военно-музейной сети. Только в 1981 году с принятием «Положения о Центральном музее ВС СССР», в котором появился пункт о международных контактах музея, этот пробел стал восполняться.

Широкий размах международная выставочная деятельность советских военных музеев приобрела в 1985 году. В этом году отмечались 40-летие победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг., 30-летие Организации Варшавского Договора, юбилейные даты создания армий братских социалистических стран.

Как свидетельствует отчет о работе ЦМВС СССР за 1985 год, музеем было создано 26 стационарных и передвижных выставок, в которых было задействовано около 5 500 экспонатов. Ряд выставок, например, такие как «40-летие Победы», «Партизанское движение», «30-летие Варшавского Договора», «40-летие освобождения Югославии», были развернуты в пресс-центре Министерства иностранных дел СССР для широкого доступа советским и иностранным журналистам[150].

В середине 70-х гг. ХХ века по мере накопления опыта выставочной деятельности стали появляться методические разработки и рекомендации по созданию и организации работы стационарных и передвижных выставок. Вот как выглядел алгоритм работы над выставкой, составленный старшим научным сотрудником ЦМВС СССР Е. Пахомовой:

- определение темы выставки, создание ее научной концепции;

- разработка тематической структуры выставки;

- отбор материалов в фондах и собирание экспонатов (по необходимости);

- создание тематико-экспозиционного плана выставки одновременно с графическим решением;

- монтаж выставки;

- написание текста (сопровождает все этапы работ)[151].

Завершалась работа над созданием выставки ее обсуждением на научно-методическом совете и научной части музея. Выставка подлежала отправлению в войска после ее приема комиссией отдела культуры Главного политического управления СА и ВМФ[152].

После создания выставки начинался не менее ответственный этап – ее работа в войсках. Для сопровождения выставки, как правило, выезжали 2 научных сотрудника музея на срок от 15 до 30 дней. Обычно выставочные экспозиции разворачивались в помещениях Домов офицеров гарнизонов. После развертывания выставки она передавалась во временное пользование материально ответственному лицу, которое несло полную ответственность за сохранность выставочных экспонатов. Поскольку на выставках зачастую присутствовали реликвийные экспонаты (знамена, оружие, награды и т. д.), то была необходима организация круглосуточной охраны. После окончания работы выставки, она разбиралась, упаковывалась в отдельные ящики, и отправлялась в следующую часть. Отправку выставки в следующий пункт назначения осуществляла та воинская часть, в которой она была развернута.

Перед началом работы передвижной выставки научный сотрудник совместно с политработником составляли график ее посещения личным составом и гражданским населением.

Главной формой работы на выставке выступает экскурсия. Ее продолжительность должна быть около часа. Особое значение при проведении экскурсии по выставке должны придать материалы, которые непосредственно связаны с историей округа, флота, соединения, части, на территории которой она развернута. Поскольку география передвижных выставок достаточно обширна, на них не всегда присутствуют материалы такого плана. Для того, чтобы восполнить данный пробел, организаторы выставки на месте создают запасной стенд из материалов, собранных на месте[153].

Важным элементом, показывающим степень восприятия посетителями материалов выставки, является книга отзывов. Она должна присутствовать для каждой выставки. Записи посетителей, которые оставляются в ней, по содержанию условно делятся на отзыв-благодарность, отзыв-оценку, предложения, критические замечания, отзыв-эмоциональное впечатление[154].

Указанные методические рекомендации по созданию и работе выставок были приняты к руководству всеми военными музеями страны[155]. Впоследствии они вошли в состав сборника «Военный музей Проблемы музееведения в Советской Армии и Военно-Морском Флоте», вышедшем в 1989 г.

Методическое обеспечение выставочной работы явилось пятой характерной чертой деятельности военных музеев по организации выставок.

Вторая половина 80-х гг. ХХ века оказала серьезное влияние на выставочную деятельность военных музеев СССР. Во-первых, кризис коммунистической идеологии, советской исторической науки, обострившиеся межнациональные отношения потребовали пересмотра тематики выставок. Во-вторых, вхождение страны в новые экономические условия, что, в частности, выразилось в уменьшении объемов финансирования военных учреждений культуры со стороны государства, привело к снижению количества организуемых выставок.

Из общей тематики планируемых во второй половине 80-х гг. ХХ века выставок постепенно стали исчезать темы, связанные с вкладом различных государственных и партийных деятелей в строительство советских Вооруженных сил (В. Ленина, М. Фрунзе, С. Буденного, К. Ворошилова и т. д.), развитием и укреплением боевого содружества армий братских социалистических стран, военными преступлениями империализма.

В связи с межнациональными конфликтами на территории СССР, усилением сепаратистских настроений руководства ряда союзных республик сотрудниками военных музеев стали создаваться выставки, призванные дать посетителям информацию о сути происходивших событий. Так, в 1990 году ЦМВС СССР организовал стационарную выставку «К событиям в Баку», которая экспонировалась в ГПУ СА и ВМФ, передвижные выставки «Прибалтика 1939-40-х гг. События и документы», «Реликвии воинов-казахстанцев»[156].

Вовлечение военных музеев в рыночные отношения, потребовало от руководства музеев пересмотра плановых показателей в отношении количества организуемых выставок. Повышение тарифов на транспортные перевозки, низкий уровень оплаты командировочных расходов при нахождении сотрудников с выездом в войсках, увеличившаяся плата за аренду помещений для развертывания выставок повлияли на то, что количество стационарных и передвижных выставок, организуемых военными музеями, стало сокращаться. Так, если Центральный музей Вооруженных сил в 1980 году организовал 7 выездов научных сотрудников с передвижными выставками[157], то в 1987 году подобных мероприятий было запланировано 4[158].

Для того, чтобы продолжить работу по популяризации военно-исторических знаний, воспитанию воинов армии и флота на лучших традициях отечественных вооруженных сил необходимо было искать нетрадиционные формы выставочной работы, которые бы не шли вразрез с общими принципами рыночной экономики.

В 1990 году в ЦМВС СССР была опробована новая форма выставочной работы, которая получила название коммерческой выставки. Первые подобные выставки были организованы и развернуты в городах Тольятти и Луганске. Введение платного входа на выставку, оказание платных услуг по обслуживанию посетителей, продажа музейной печатной продукции вызвали неоднозначные оценки у людей. Однако это был первый опыт выставочной работы в условиях рынка. В 1991 году музеем было запланировано развертывание коммерческих выставок в городах Винница, Черкассы и Житомире[159].

В 1991 году сотрудниками Центра социальных и психологических проблем при Главном военно-политическом управлении ВС СССР был проведен социологический опрос начальников военно-исторических музеев, которые собрались на научно-методический семинар, проходивший 28-31 мая в г. Ленинграде. Из 50 опрошенных участников семинара 64 % отметили, что выставленная в военно-исторических музеях экспозиция не полностью соответствует исторической правде, приукрашивает ее[160].

Отводя ведущее место экскурсионной работе, начальники военно-исторических музеев предложили активнее использовать такие формы работы с посетителями, как организация и проведение передвижных выставок, … выездных экспозиций… Для более эффективного проведения выставочной работы участники опроса предложили ввести в штат музеев должности инструктора по работе с выставками в войсках[161].

Результаты социологического опроса показали, что, во-первых, выставочная деятельность, по-прежнему, оставалась одной из популярных и востребованных форм работы военных музеев с посетителями, а, во-вторых, ее содержание, формы и методы требовали перемен в соответствии с реалиями времени.

Однако распад Советского Союза и его военно-музейной сети в декабре 1991 года помешали планам реорганизации выставочной работы военных музеев.

Таким образом, выставки были достаточно значимой формой культурно-массовой работы военных музеев в период с 1918 по 1991 г. Они обладали определенными преимуществами перед другими формами, главными из которых были компактность и мобильность. Главной целью выставки было оперативное ознакомление военнослужащих, других категорий посетителей с музейными историческими предметами, что существенно повышало эффективность патриотического и воинского воспитания.

 

§ 3. Общественно-массовая и поисковая работа военных музеев

 

Важными формами культурно-массовой работы военных музеев в рассматриваемый период были различные общества, кружки и клубы, функционировавшие при музеях, а так же деятельность музейного руководства, штатных сотрудников, активистов-общественников по розыску реликвийных исторических предметов, реконструкции отдельных событий отечественной военной истории. Автор полагает нужным отметить, что указанные формы определили главное содержание общественно-массовой и поисковой деятельности военных музеев.

При организации общественно-массовой и поисковой работы руководство военных музеев молодой Советской Республики, в известной степени, опиралось на опыт аналогичной работы военных музеев императорской России. В конце XIX – начале XX в. в России был создан ряд научных обществ и официальных учреждений общественно-исторического характера, которые активно сотрудничали с коллективами военных музеев в деле собирания, хранения и пропаганды предметов отечественной военной истории. Среди указанных организаций можно назвать: Общество ревнителей военных знаний (год создания 1896), Русское военно-историческое общество (1907), Комиссию по описанию боевых трофеев русского воинства и старых русских знамен при Военно-походной канцелярии Его Императорского Величества (1911).

Первый опыт создания общественных военно-исторических организаций при советских военных музеях был зафиксирован в конце 20-х гг. XX века. В 1928 году при Центральном музее Красной Армии организационно оформились «землячества» – общественные группы участников гражданской войны, созданные по территориальному и войсковому признаку[162]. В их числе были Дальневосточное, Среднеазиатское, Западно-Сибирское, Урало-Башкирское, Морское, 1-й Конной армии, женщин-участниц войны, интернационалистов и т.д.[163].

В январе 1930 года вышли в свет Положение о земляческих группах содействий участников гражданской войны при Центральном музее РККА и Инструкция секретарям земляческих групп содействия по истории гражданской войны, которые заложили правовые основы деятельности указанных общественных организаций.

Положением были определены цели, задачи и организация земляческих групп.

В качестве основной цели земляческих групп выступала активная помощь и общественное содействие Центральному музею РККА в его работе по изучению истории Красной Армии и гражданской войны, а так же сбор, разработка и систематизация исторических материалов и сохранение боевых традиций Красной Армии. Так же земляческие группы в порядке общественной работы должны были оказывать активное содействие дальнейшему строительству музея и популяризации истории Красной Армии[164].

Задачами земляческих групп являлись: сбор, разработка и систематизация материалов гражданской войны; содействие возможно полному выявлению истории и освещению боевой деятельности Красной Армии; популяризация истории Красной Армии путем организации вечеров-воспоминаний, изданий своих трудов и организации военно-исторической работы[165].

Общее руководство работой земляческих групп должно было осуществляться со стороны отдела местных Истпартов при Институте Ленина и агитационно-просветительного отдела Политического управления РККА через начальника Центрального музея Красной Армии[166].        

В Инструкции секретарям земляческих групп было зафиксировано положение о том, что секретари должны были вести всю организационно-техническую работу группы и нести за нее полную ответственность перед начальником музея[167].

В 1931 году сотрудниками Центрального музея РККА при активном содействии членов земляческих групп была составлена Инструкция по собиранию и обработке материалов по «Истории гражданской войны». Данный документ предусматривал создание в областных, краевых и республиканских центрах специальных комиссий, которые должны активно содействовать написанию и изданию «Истории гражданской войны»[168].

Практическая деятельность земляческих групп при Центральном музее РККА в первой половине 30-х гг. XX века строилась в соответствии с принятым Положением 1930 г. и включала в себя следующие формы:

- подготовка и чтение докладов, посвященных различным аспектам гражданской войны, на заседаниях групп. Так, в 1934 году были сделаны доклады: на заседании земляческой группы 12 Армии – «Борьба за Киев и на польском фронте»; Сибирского землячества – «Партизанское движение в Томской губернии»; Уральского землячества – «Борьба с чехословаками и восстание Южно-Уральских заводов», Интернационального землячества – «Интернационалисты на Румынском фронте»[169].

- проведение вечеров-воспоминаний участников гражданской войны. В 1934 году были проведены вечера воспоминаний бойцов 3-й и 42-й дивизий, организованный землячеством 13-й Армии, бывших командиров, политработников, бойцов, красногвардейцев, москвичей, находившихся в частях, отрядах, формируемых в Москве и боровшихся на Восточном фронте, организованный Московским землячеством. Кроме этого, члены Московского землячества при участии сотрудников Центрального музея РККА организовали и провели вечер под названием «Октябрь в Москве»[170].

- издание сборников и статей, посвященных событиям гражданской войны. Так, в 1934 году коллективом Сибирского землячества была написана статья «15-летие освобождение Сибири», членами Дальневосточного землячества был издан сборник под названием «Партизанская борьба в Прибайкалье»[171]. 

В 1932-33 гг. земляческие группы приняли участие в написании статей, посвященных истории гражданской войны, для Советской военной энциклопедии. Так, коллектив Уральского землячества подготовил 1 статью, коллективы Сибирского, Астраханского и Оренбургского  землячеств – по  3 статьи. Наибольшую активность проявили Дальневосточное и Среднеазиатское землячества, написав, соответственно 9 и 10 статей, за что были удостоены особой благодарности от редакционного совета энциклопедии[172].

Следует отметить, что землячества творчески подходили к организации своей практической деятельности и не ограничивалась рамками вышеперечисленных форм работы. Так, члены Сибирского землячества в 1934 году на своих заседаниях организовали читку книги тов. Яковенко о боевых действиях Тасеевских партизан, а члены Интернационального землячества в том же году провели вечера празднования, посвященные очередным годовщинам РККА, Парижской Коммуны и Советской Венгрии[173]. 

За годы работы землячества собрали ценнейший материал по истории гражданской войны, который впоследствии пополнил фонды военных музеев, отечественных и зарубежных учреждений и организаций. В этой связи представляет интерес перечень архивного материала Интернационального землячества, который был передан в 1936 году в качестве дара из архива Центрального музея РККА в архив Коминтерна. В число передаваемых предметов, в частности, вошли: империалистическая и капиталистическая пресса, издаваемая в годы гражданской войны (93 газеты, 8 журналов, 6 брошюр); листовки иностранных коммунистических организаций на 12 языках (391 экземпляр); пресса, изданная организациями военнопленных и контрреволюционными организациями международного империализма (63 газеты, 5 листовок, 3 брошюры); списки заложников из военнопленных и узников Советской Венгрии (наркомов, командующими войсками, членов правительства и советских работников)[174].

В 1936 году землячества, созданные при Центральном музее Красной Армии, были упразднены и прекратили свою деятельность. 

В 1957 году на основе опыта деятельности земляческих групп была образована официальная общественная организация – Военно-научное общество при Центральном доме Советской Армии им. М. В. Фрунзе. Общество было создано в соответствии с приказом Министра обороны СССР № 181 от 9 ноября 1956 года «О создании военно-научных обществ в Вооруженных силах СССР». В указанном приказе было отмечено, что создаваемые добровольные военно-научные общества должны способствовать развитию и распространению военных и технических знаний среди генералов, адмиралов и офицеров ВС СССР[175].

19 сентября 1957 г. решением собрания участников Октябрьской революции, ветеранов гражданской и Великой Отечественной войн было учреждено Военно-научное общество при Центральном музее Советской Армии[176]. Задачи и принципы организации указанного общества были изложены в Положении о Военно-научном обществе при ЦМСА, утвержденном 2. 04. 1958 г.

Основной задачей Военно-научного общества явилось содействие развитию и улучшению собирательской, экспозиционной, научной и пропагандистской деятельности ЦМСА, расширению его связей с воинскими частями, предприятиями, колхозами и учебными заведениями, повышению роли музея в воспитании советских воинов, трудящихся и учащейся молодежи на боевых традициях советского народа и его Вооруженных сил[177].

Членами Военно-научного общества при ЦМСА могли быть как военнослужащие, так и гражданские лица, независимо от места жительства, проявляющие интерес к изучению истории советских Вооруженных сил и изъявляющие желание активно содействовать развитию военно-музейной работы. 

Члены Общества должны принимать участие в сборе для музея материалов по истории советских Вооруженных сил в воинских частях, учреждениях, предприятиях и у отдельных лиц, в выявлении и учете активных участников строительства и боевых действий Советской Армии и Военно-Морского флота, в экспедициях музея и научной обработке собранных материалов[178].

По рекомендации совета Общества его участники могли привлекаться к ведению пропагандистско-массовой работы музея, что предполагало: подготовку и проведение музейных экскурсий; дежурство на экспозиции в качестве консультантов; проведение встреч с военнослужащими, трудящимися и учащимися на экспозиции, в лектории музея, в воинских частях, на предприятиях, в колхозах, учреждениях и учебных заведениях; выступления с воспоминаниями на тематических вечерах и исторических чтениях; пропаганду материалов музея и опыта его работы в печати и т. д.[179].

Высшим органом Военно-научного общества при ЦМСА было общее собрание его членов, которое должно созываться не реже 2-х раз в год. Собрание избирало совет ВНО в составе председателя, двух его заместителей, секретаря и членов совета сроком на один год. Для руководства текущей работы совет избирал из своего состава бюро.

Общее руководство деятельностью Военно-научного общества при ЦМСА должен был осуществлять начальник музея через совет ВНО.

Первым председателем совета Общества был избран генерал-лейтенант запаса И. Смирнов, заместителем – генерал-лейтенант запаса И. Хижняк, секретарем М. Губельман[180].   

Члены Военно-научного общества при ЦМСА активно включились в работу по выполнению стоящих перед ними задач.

Насколько серьезные и масштабные задачи решало ВНО при ЦМСА можно было увидеть, ознакомившись с планирующими и отчетными документами Общества, хранящихся в научном архиве Центрального музея Вооруженных сил.

Так, план работы Военно-научного общества при Центральном музее Советской Армии на март-апрель-май-июнь 1958 г. предусматривал выполнение следующих мероприятий: дежурство членов ВНО у экспозиций в качестве консультантов; обсуждение на общем собрании ВНО материалов 4-го тома «Истории гражданской войны в СССР»; подготовку и проведение военно-исторических чтений по темам «В. И. Ленин и Красная Армия», «15 лет Курской битвы»; участие во встречах с военнослужащими, рабочими и школьниками, посвященных Дню Победы; проведение заседания Совета ВНО с повесткой дня, посвященной участию членов Общества в пропагандистской работе и т. д.[181].

Для членов Военно-научного общества при ЦМСА была разработана тематика для написания монографий, брошюр, статей, которая охватывала различные аспекты истории становления и развития советских Вооруженных сил. В частности, указанная тематика предусматривала разработку следующих вопросов: Боевые действия Красной Армии на Северном Кавказе весной 1919 г.; Изгнание японцев и белогвардейцев с территории Дальнего Востока осенью 1922 г.; Оборонительные операции под Ленинградом в 1941 – 1942 гг.; Героические подвиги советских воинов в битве под Курском; Подготовка и переподготовка командных и политических кадров в высших и средних военно-учебных заведениях советских Вооруженных сил в послевоенные годы; Пропаганда боевых традиций советских Вооруженных сил в соединениях, частях и на кораблях; Работа командиров и политработников по воспитанию отличников боевой и политической подготовки Армии и Флота и др.[182].

Материалы разработанных тем, касавшихся периода гражданской войны, впоследствии легли в основу двух томов сборника «Труды Военно-научного общества», изданных в начале 60-х гг. XX века[183].    

В составе Общества были созданы и работали следующие секции:

- Боевых дружин и Красной Гвардии. Председатель – член КПСС с 1901 г. Э. Кадомцев;

- Гражданской войны. Председатель – генерал-лейтенант запаса      И. Хижняк;

- Великой Отечественной войны. Председатель – Герой Советского Союза, генерал-лейтенант запаса П. Фирсов;

- Военно-Морского Флота. Председатель – Герой Советского Союза, капитан 1 ранга Г. Терновский;

- Пропаганды и массовой работы. Председатель – генерал-майор запаса Д. Кудрявцев[184].

Члены секций вели активную работу по собиранию ценных реликвий и документов, воспоминаний и других музейных материалов по истории советских Вооруженных сил, принимали участие в обсуждении отдельных издании, посвященных истории ВС СССР, выступали в периодической печати.

Значительную помощь члены секций Общества оказали пропагандистской работе Центрального музея Советской Армии.

Так, в 1958 г. по заданию ЦК КПСС и Главного политического управления СА и ВМФ большая группа членов ВНО при ЦМСА была направлена в страны народной демократии для встреч с представителями коммунистических и рабочих партий, трудящимися, а так же в группы советских войск и во внутренние округа для проведения лекций и бесед с военнослужащими[185].

Как свидетельствуют отчетные документы, всего за период командировки в социалистические страны, округа и на флоты членами Военно-научного общества при ЦМСА было проведено свыше 600 выступлений по различным вопросам истории советских Вооруженных сил.

Наиболее активно работали члены Общества Д. Кудрявцев, П. Грязнов, Т. Кривов, Н. Измайлов, И. Еремеев, С. Уралов, каждый из которых провел от 40 до 100 и более выступлений. Генерал-майор запаса Д. Кудрявцев за отчетный период выступил 164 раза и провел 18 семинаров с офицерами – слушателями вечерних Университетов марксизма-ленинизма и партийными работниками городов. Например, в ходе проведения семинаров с офицерами в разных округах Д. Кудрявцев выступал с лекциями на темы: «Роль политорганов и партийных организаций в строительстве и организации побед Красной Армии в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции», «Звериный облик современного империализма», «Значение Нюрнбергского процесса как международного уголовного суда над главными военными преступниками»[186].

Следует отметить, что для придания своей работе наглядности и предметности члены Общества активно использовали исторические предметы и экспонаты Центрального музея Советской Армии.

Большое значение Военно-научное общество при ЦМСА уделило организации и проведении туристско-маршрутной работы в помощь школьникам, пионерам, юным краеведам и юным туристам. В этой связи в составе Общества была образована маршрутная комиссия под председательством кандидата исторических наук Б. Чистова[187]. В ее задачу входила разработка маршрутов и путеводителей по местам боев Красной Армии в годы гражданской и Великой Отечественной войн.

Для придания своей работе более целенаправленного и научного характера члены маршрутной комиссии Общества активно сотрудничали с партийными и советскими властями, воинскими частями, военно-учебными заведениями, общественными организациями.

В научном архиве Центрального музея Вооруженных сил хранятся письма-обращения к начальнику кафедры истории войн Военной академии им. М. Фрунзе и председателю советского Комитета ветеранов войны с просьбами и предложениями по оказанию помощи и объединению усилий в плане ведения туристско-маршрутной работы.

Так, обращаясь к руководству кафедры, представители музея и Военно-научного общества просили выделить им наиболее компетентных авторов, которые оказали бы содействие в разработке путеводителей на следующие темы: «По местам разгрома Красной Армией немецко-фашистских войск под Москвой»; «По местам разгрома Красной Армией немецко-фашистских войск под Сталинградом»; «По местам разгрома Красной Армией немецко-фашистских войск на Курской дуге»[188].

Как видно из перечисленного списка, география маршрутной работы была достаточно обширной.

В своем письме на имя председателя советского Комитета ветеранов войны, генерала армии запаса А. Хрулева члены Военно-научного общества при ЦМСА предложили объединить усилия в плане ведения туристско-маршрутной работы. Дело в том, что при указанном Комитете так же существовала маршрутная комиссия, которая решала задачи, аналогичные маршрутной комиссии ВНО при ЦМСА. Создавалась угроза параллелизма и распыления сил[189]. Для преодоления этого бюро Совета ВНО предложило Президиуму советского Комитета ветеранов войны проект контакта, который включал:

1. Согласование работы маршрутных комиссий обеих организаций посредством взаимного введения своих представителей в состав комиссии другой организации. В качестве первого шага бюро ВНО при ЦМСА ввело председателя маршрутной комиссии советского Комитета ветеранов войны, полковника А. Ласовского в состав своей маршрутной комиссии.

2. Создание взаимно-согласованных планов разработки маршрутов, обмен протоколами. В этой связи маршрутная комиссия ВНО при ЦМСА предложила аналогичной комиссии советского Комитета ветеранов войны разработать план создания маршрутов по местам боев Красной Армии в годы гражданской и Великой Отечественной войн.

3. Размножение разработанных путеводителей по маршрутам под объединенным грифом «Центральный музей Советской Армии, советский комитет ветеранов войны, Военно-научное общество при ЦМСА»[190]. 

В конце 50-х – начале 60-х гг. XX века общественные исторические организации стали возникать в других военных музеях страны.

В 1956 году при Центральном военно-морском музее была создана Военно-морская историческая секция. Ее работа была регламентирована специальным положением, в котором перед секцией были поставлены следующие задачи: пропаганда революционных и боевых традиций Военно-Морского флота, героических подвигов моряков, оказание помощи командирам и политработникам в воспитании у молодых воинов флота горячей любви к Родине, верности воинскому долгу, преданности Коммунистической партии;  оказание помощи музею в улучшении экспозиции, в установлении связи с моряками-участниками исторических событий, в сборе их воспоминаний, а так же реликвий и других материалов, отражающих славную историю флота; помощь музею в организации и проведении выступлений ветеранов флота в частях, на кораблях, заводах, школах[191].

Для руководства текущей работы секции ее члены избрали бюро в количестве 15 человек. В его состав, в частности, вошли такие видные участники Октябрьской революции 1917 г. и гражданской войны, как И. Вахрамеев, бывший председатель Военно-морского революционного комитета в 1917 г., С. Баранов, бывший член Законодательного совета Военно-морского комиссариата и чрезвычайный комиссар Военно-морской коллегии в 1917 г., А. Белышев, бывший председатель судового комитета и первый комиссар крейсера «Аврора» в 1917 г., Ф. Зверев, бывший член судового комитета эскадренного миноносца «Самсон» и активный участник гражданской войны, А. Воробьев, участник штурма Зимнего дворца[192].

В канун празднования 40-летних юбилеев Октябрьской революции 1917 г. и Советских Вооруженных сил секция провела в Ленинграде и Москве собрания-встречи ветеранов революции с младшим поколением моряков. По свидетельству очевидцев указанные мероприятия прошли исключительно активно и плодотворно. В Ленинграде на собрании присутствовало 120 ветеранов, из них выступили 16 человек, в Москве – 118 ветеранов, выступили 9 человек. В своих выступлениях ветераны акцентировали внимание на улучшение пропагандистско-массовой и экспозиционной работы Центрального военно-морского музея, внеся ряд конкретных предложений.

Одно из предложений касалось обращения через прессу к старым морякам с просьбой поделиться своими воспоминаниями, документами, фотографиями, другими реликвиями, связанных с историческими событиями, и прислать их в музей. В этой связи заслуживает внимания статья М. Пантюхова, напечатанная в барнаульской газете, под названием «Слово к старым морякам». Ее автор, бывший матрос, участник штурма Зимнего дворца, попросил своих коллег активизировать работу по написанию воспоминаний, вместе с тем, призвав к объективному и правдивому освещению событий[193].

Члены Военно-морской исторической секции при Центральном военно-морском музее вели кропотливую работу по розыску старых моряков, участников событий Октябрьской революции 1917 г. и гражданской войны, которых впоследствии вовлекали в работу организации. Так, член секции  П. Иванов разыскал моряков, боровшихся вместе с ним на бронепоездах против белогвардейцев на фронтах гражданской войны. Члены бюро секции И. Михальков и А. Малолетко установили связи с ветеранами Военно-Морского флота, работавших в то время в судостроительной промышленности и торговом флоте. В результате активной работы по розыску и вовлечению в свои ряды новых членов в 1960 году Военно-морская историческая секция при ЦВММ объединяла в своих рядах около 500 моряков-ветеранов[194].

Большую помощь музею секция оказала в собирании исторических предметов, которые служили материальной основой для ведения массово-пропагандистской работы. Из наиболее интересных и запоминающихся предметов, найденных и переданных членами секции Центральному военно-морскому музею в конце 50-х – начале 60-х гг. XX века можно отметить: кортик бывшего председателя Военно-морского революционного комитета И. Вахрамеева; блокнот матроса В. Захарова, делегата II съезда Советов, с записями, сделанными на форуме; мандат С. Баранова за подписями и печатями судовых комитетов девяти кораблей, и удостоверение, выданное ему ЦК большевистской партии, с полномочиями проводить агитацию за молодую Советскую власть и др.[195].

Одним из важнейших направлений деятельности членов Военно-морской исторической секции при ЦВММ было оказание помощи музею в пропагандистско-массовой работе. При этом использовались такие формы, как выступления с воспоминаниями в частях, на кораблях, заводах, колхозах и учебных заведениях, организация и проведение тематических вечеров, помощь в проведении экскурсий по музею и его филиалам.

Так, в 1957-58 гг. члены секции выступили с воспоминаниями на 196 вечерах личного состава флота, а так же рабочей и учащейся молодежи г. Ленинграда, на которых присутствовало более 100 тысяч человек[196]. Часто ветераны выступали на кораблях и в частях, дислоцированных вне Ленинграда. Подобная активная работа старых моряков не может не вызывать уважения, тем более, что многие из них к тому времени находились в весьма преклонном возрасте.

Следует отметить, что выступления членов Военно-морской исторической секции-ветеранов флота в большинстве своем воспринимались с живым интересом и находили горячий отклик у молодого поколения. Этому свидетельство ряд благодарственных писем по результатам выступлений, поступивших в музей от командиров частей и политорганов.

Автор полагает уместным привести выдержки из ряда подобных откликов. Начальник политического отдела одного из соединений написал: «Личный состав, командование и политический отдел горячо благодарят Ивана Иосифовича Михалькова за проведенные беседы и желают ему долгих лет жизни и труда на благо нашей великой социалистической Родины. Эти беседы явились хорошим средством воспитания личного состава на славных боевых традициях революционных моряков Балтийского флота»[197].

В отзыве, присланном начальником Таллинского дома офицеров, на выступление члена секции А. Воробьева перед моряками Таллинского гарнизона, в частности, было сказано: «За время пребывания Александра Ефимовича Воробьева в городе Таллине им было сделано более 10 выступлений на кораблях и в частях. В своих выступлениях он очень доходчиво и популярно раскрыл боевые и революционные традиции Краснознаменного Балтийского флота, участие моряков во взятии Зимнего дворца и разгроме банд Юденича. Где бы ни выступал Александр Ефимович, командиры и политработники выражали большую благодарность за выступление, за оказанную помощь в воспитании личного состава»[198].

Члены бюро Военно-морской исторической секции совместно с руководством Центрального военно-морского музея организовали посещение музея и его филиалов старыми моряками, проживавшими за пределами г. Ленинграда В 1957-58 гг. в музее побывали: В. Захаров, бывший первый комиссар 2-го балтийского экипажа, делегат II съезда Советов (Москва),            В. Купревич, бывший матрос с эскадренного миноносца «Самсон» (Минск), Н. Ховрин, бывший член Центробалта (Киев), А. Мокроусов, бывший матрос Черноморского флота и руководитель партизанского движения в Крыму (Симферополь) и многие другие ветераны флота[199].

В 1957 году, в 40-ю годовщину Октябрьской революции 1917 г., члены секции оказали помощь музею в посещении и проведении ряда экскурсий с 40 авроровцами, служивших на корабле в 1917 г., и 16 старыми моряками, находившихся в период революционных событий на кораблях и в частях Балтийского флота, которые в то время проживали вне Ленинграда.

Члены Военно-морской исторической секции постоянно оказывали помощь руководству ЦВММ в создании и руководстве деятельностью молодежных военно-патриотических клубов, которые пользовались большой популярностью среди школьников г. Ленинграда. В конце 60-х – начале 70-х гг. в городе действовало 3 подобных клуба – «Отвага», «Красный Октябрь» и «Стерегущий». Под руководством опытных музейных сотрудников, членов общества участники военно-патриотических клубов вели активную поисковую, собирательскую и воспитательную работу[200].

В апреле 1961 г. было образовано Военно-научное общество при Артиллерийском историческом музее[201].

Весной 1962 года было создано Военно-научное общество при Военно-медицинском музее МО СССР. На первом учредительном собрании, состоявшемся 24 апреля 1962 г., было выбрано организационное бюро, а 22 мая того же года состоялось избрание совета общества. Первым председателем совета Военно-научного общества при Военно-медицинском музее МО СССР стал сотрудник музея генерал-майор медицинской службы В. Ожигар[202].

Общество стало быстро пополнять свои ряды, и к концу 1962 г. в нем насчитывалось более 80 человек, почти все из них являлись участниками Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. В 1966 г. в рядах общества было уже 140 чел.

При организации пропагандистско-массовой и патриотической работы Военно-научное общество при ВММ МО СССР активно использовало опыт деятельности нештатного методического кабинета музея по санитарному просвещению (функционировал с 1956 по 1983 г.), а так же опыт участия музейных сотрудников в работе научного общества историков медицины.

Члены общества старались творчески подходить к проведению различных форм массово-пропагандистской работы – выступлений, вечеров, экскурсий.

Вот как, к примеру, прошла встреча сотрудников Военно-медицинского музея МО СССР с молодежью 11 января 1968 г. во Дворце культуры им. А. Горького, организованная Военно-научным обществом.

В начале встречи сотрудник музея и член общества Б. Белодубровский рассказал собравшимся о музее, его организации, задачах и планах работы. Затем сотрудник отдела фондов Ф. Пасюков продемонстрировал ряд реликвийных предметов, хранящихся в музейных фондах, сопроводив показ интересными комментариями. После этого своими фронтовыми воспоминаниями поделилась сотрудница музея, участница Великой Отечественной войны М. Качмина. Ее рассказ завершился показом документального фильма «Военно-медицинский музей», созданный на музейной киностудии при участии членов Военно-научного общества. В фойе Дворца культуры была развернута передвижная выставка «Военная медицина на службе здоровья воинов», которую после окончания вечера посетили присутствовавшие[203].

По такому же сценарию проходили впоследствии встречи с молодежью города в других Дворцах культуры и в медицинских учебных заведениях.

Военно-научное общество при Военно-медицинском музее МО СССР просуществовало более 25 лет. Последним его председателем был генерал-майор медицинской службы И. Дадалов[204].            

В июле 1964 г. Главным политическим управлением СА и ВМФ было разработано и учреждено Положение о работе общества содействия военному музею, которое придало новый импульс процессу взаимодействия военных музеев и массовых исторических и общественных организаций, созданных при них.

Как было указано в Положении, общество содействия военному музею предполагалось к созданию на добровольных началах из военнослужащих и гражданских лиц, желающих активно содействовать развитию научной и политико-просветительной деятельности музея.

В числе основной задачи, поставленной перед обществом, значилось способствование повышению уровня научной работы музея, расширению его связей с научными учреждениями, воинскими частями, предприятиями, колхозами и совхозами, учебными заведениями, повышению роли музея в воспитании советских воинов, трудящихся и учащейся молодежи на революционных и боевых традициях советского народа и его Вооруженных сил[205]. 

Документом были прописаны обязанности членов общества. В их круг входило: собирание для музея материалов по истории советских Вооруженных сил, выявление активных участников строительства и боевых действий Советской Армии и Военно-Морского флота, участие в экспедициях музея, в научной обработке собранных материалов; участие в научно-исследовательской работе музея, разработка справочных материалов о музейных экспонатах и коллекциях, участие в подготовке новых экспозиций, проведение научных исследований на основе хранящихся в музее материалов; ведение активной пропагандистско-массовой работы, что должно быть выражено в проведении экскурсий по музею, ведении консультационной работы, организации тематических вечеров как в музее, так и за его пределами[206].

Положение предписало обществу иметь в своем составе пропагандистско-массовую секцию и секцию сбора и научной обработки материалов по истории советских Вооруженных сил для фондов и экспозиции. В секциях должна быть сосредоточена вся практическая деятельность членов общества содействия военному музею. Для разработки коллективных, комплексных и индивидуальных тем при секциях по мере надобности можно было создавать авторские коллективы[207].

Высшим органом общества содействию военному музею должно было являться  общее собрание его членов, которое проводилось один раз в год. Собрание избирало совет общества в количестве 9-11 человек (для деловой связи с музеем в состав совета входит ученый секретарь музея), который из своего состава избирал председателя, двух его заместителей и секретаря[208].    

   Как видно, при составлении ряда положений указанного документа разработчики учли опыт деятельности военно-научных обществ, которые уже были созданы и функционировали при военных музеях.

В середине 60-х гг. XX века проходила реорганизация работы с историческими общественными организациями в Центральном музее СА и ВМФ (такое название музей получил в 1964 г.), головном среди военно-музейной сети страны.

В 1966 году в связи с перемещением музея в новое здание Военно-научное общество, созданное в 1957 г., было преобразовано в Военно-историческое общество при ЦМВС СССР, которое еще имело название Добровольного общества содействия музею. В декабре 1966 г. было утверждено соответствующее положение об Обществе, содержание которого, во многом, повторило пункты Положения о работе общества содействия военному музею[209]. Наиболее существенным дополнением в Положении о Военно-историческом обществе при ЦМВС СССР явилось то, что в составе Общества предполагалось к созданию не 2-х, а 3-х секций: к пропагандистско-массовой и научно-исследовательской добавлялась научно-экспозиционная секция[210].

Члены Общества, среди которых было немало участников гражданской и Великой Отечественной войн, ветеранов армии и флота, оказывали содействие в написании научных справок на экспонаты, хранящиеся в ЦМВС СССР, принимали участие в написании книг, монографий, статей, проводили военно-исторические научные конференции[211]. Военно-историческое общество при ЦМВС СССР просуществовало до середины 90-х гг. XX века.

В 60-80-е гг. XX века при военных музеях стали создаваться молодежные кружки и клубы, главной целью которых было вовлечение широких слоев школьников, учащихся профессионально-технических училищ, студентов в работу по поиску, собиранию и изучению материалов, представляющих интерес для музеев, воссозданию отдельных событий  отечественной военной истории.

Так, в 60-е гг. при Центральном военно-морском музее были созданы и функционировали кружки «Юный историк» и «Юный моряк»[212]. Возглавляемые опытными музейными сотрудниками члены кружков оказали большую помощь городской пионерской организации, музею при проведении эстафеты «Балтийская слава», главной целью которой было широкое вовлечение ленинградских школьников в розыск и изучение материалов о героях-моряках. При участии членов кружков «Юный историк» и «Юный моряк» была разработана и издана памятка «Красному следопыту», проводились консультации для участников эстафеты «Балтийская слава». Ряд кружковцев были прикреплены к пионерским организациям районов города[213]. Особо тесная связь была установлена с пионерской организацией Куйбышевского района г. Ленинграда. В музее на заседаниях кружков побывали пионервожатые всех школ данного района во главе с методистом Дома пионеров, в ходе которых был произведен обмен опытом и выработаны направления дальнейшей работы. Затем в одном из залов Центрального военно-морского музея был проведен сбор «красных следопытов» Куйбышевского района, на котором был дан старт эстафете «Балтийская слава».

Члены кружков «Юный историк» и «Юный моряк» приняли участие в проведении цикла тематических вечеров, прошедших в конце 60-х гг. во всех высших военно-морских училищах г. Ленинграда. Данный цикл включал в себя такие темы, как «Морская душа» (морская пехота в войне), «Атакуют подводники», «Люди высокой доблести и геройства» (военно-морская авиация в Великой Отечественной войне) и «Нас партия вела к победе», которая завершала мероприятие [214].  Мероприятия проходили во дворцах и клубах города и вызвали большой интерес у присутствовавших.

В 70-х гг. при музеях групп войск, округов и флотов стали создаваться клубы будущего воина, клубы военно-патриотического воспитания «Патриот», «Подвиг», военно-исторические клубы «Поиск», «Следопыт», клубы профессиональной ориентации «Авиатор», «Связист», «Юный артиллерист», «Космонавт», клубы «Юных друзей Советской Армии», «Патриот Родины», «Клуб интересных встреч»[215]. Участников данных клубов объединила любовь к армии, стремление к познанию отечественной военной истории, основ военных профессий. Под руководством музейных работников, ветеранов войны и вооруженных сил, офицеров частей члены клубов изучали революционные, боевые и трудовые традиции своего города, района, совершали походы по местам боевой и революционной славы, по заданию музеев вели поисковую работу, принимали участие в создании комнат боевой славы частей, ухаживали за братскими могилами, поддерживали связи и оказывали помощь семьям погибших воинов, ветеранам.     

Особое внимание в совместной работе военных музеев и общественных организаций уделялось подготовке молодежи к будущей военной службе. Так при музеях Краснознаменного Черноморского флота и Краснознаменного Прибалтийского военного округа были созданы и работали клубы будущего воина, при музее Бакинского гарнизона многие годы функционировал факультет героики и патриотизма двухгодичного народного университета. В плане-проспекте университета, выдаваемом каждому слушателю, на первой странице были написаны следующие слова: «Будущий воин! Скоро наступит для тебя торжественный день – ты встанешь вместе со своими сверстниками в ряды защитников Родины. Посещая университет, ты узнаешь о заветах В. И. Ленина о защите социалистического Отечества, о боевых традициях нашего народа и его Вооруженных сил, о солдатском долге, жизни и быте воинов. Здесь ты встретишься с людьми интересной судьбы, которые с оружием в руках отстояли честь и независимость нашей Родины»[216].

Большую помощь музею Военно-Воздушных сил оказали группы энтузиастов-поисковиков, функционировавших при музее. В поиске утраченных летательных машин ими были составлены карты-схемы обнаруженных самолетов, изучены их состояние и возможности эвакуации и восстановления. Труд энтузиастов-поисковиков принес значительную пользу музею. Так, в 70-е гг. ими были обнаружены, извлечены и восстановлены бомбардировщик ДБ-3 и бронированный штурмовик Ил-2, оба конструкции С. Ильюшина, скоростной бомбардировщик СБ, истребитель Як-9 ОКБ А. Яковлева[217]. Указанные машины заняли достойное место в музейной экспозиции.  

Интересный опыт работы по розыску и изучению исторических предметов в районе вяземского окружения и уничтожения 19-й армии Западного фронта в октябре 1941 г. был накоплен поисковой группой, созданной при Центральном музее Вооруженных сил СССР. Начало работе молодым поисковикам придала находка в 80-е гг. жителями деревни Аношино, расположенной под Вязьмой, заржавевшего типографского станка, который, как впоследствии выяснилось, явился частью типографии газеты 19-й армии «К победе!»[218]. Членами группы при участии научных сотрудников ЦМВС СССР был разработан план поисков с применением металлоискателей и других технических средств. В результате работы на месте было найдено несколько ящиков с типографскими шрифтами и клише. Наибольшей интерес для поисковиков представили клише, которые служили для переноса изображения фотографий на газетный лист, и представляли собой цинковые пластины. Среди сотен клише удалось отобрать около двух десятков, на которых более менее прилично сохранились изображения. Среди них были портреты государственных деятелей СССР, высшего командного состава Красной Армии, фотографии бойцов и командиров, отличившихся в боях и сражениях, снимки разбитой вражеской боевой техники, карикатуры на Гитлера и на фашистских захватчиков[219].

Все находки после тщательной обработки были приняты на государственный учет и хранение в фонды ЦМВС СССР для последующего научного изучения.   

В середине 80-х гг. XIX века при военных музеях страны стали возникать новые общественные организации, получившие название военно-исторических реконструкций, которые функционируют по сегодняшний день. Они объединили людей самых разных профессий и возрастов: учащихся учебных заведений, военнослужащих, историков, художников, инженеров, реставраторов, коллекционеров и т. д. Деятельность военно-исторических реконструкций была направлена на развитие общего культурного и образовательного уровня, повышение интереса к военной истории среди населения, особенно подрастающего поколения, на поднятие престижа советских Вооруженных сил[220]. Под руководством опытных музейных работников реконструкторы изучали уставы и организацию, технику и вооружение, военную форму одежды и знаки различия, военную музыку, быт армий прошлых эпох. В распоряжении ряда военно-исторических реконструкций имелись образцы техники периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Члены реконструкций при поддержке руководства военных музеев, командования соединений и частей проводили различные военно-исторические мероприятия на местах былых боев. Наибольшее количество участников военно-исторической реконструкции собиралось на ежегодном празднике, посвященном Бородинскому сражению периода Отечественной войны 1812 г. Были организованы мероприятия в Павловском Посаде, Малоярославце, Вязьме, Борисове, Багратионовске, в окрестностях г. Ленинграда, военно-исторические фестивали в Выборге, селе Душеново (Щелковский район Московской области), на Куликовом поле и других местах.

Так же группы военно-исторической реконструкции принимали участие в торжествах, посвященных государственным праздникам, дням городов, ежегодном праздновании Международного дня музеев, на открытиях выставок в военных музеях. В ходе их проведения устраивались фейерверки, участники реконструкций проводили показательные рукопашные бои, совершали торжественные марши и демонстрировали строевые приемы, имитировали стрельбу холостыми патронами с помощью копий стрелкового оружия и артиллерийских орудий, разыгрывали театрализованные сценки боев и сражений. Существовало даже направление исторического бального танца[221].

Помимо организаций мероприятий военно-исторического характера члены реконструкций проводили в музеях консультации и лекции с любителями в области оружиеведения, униформологии, фалеристики, вексиллологии.

Участниками военно-исторических реконструкций при военных музеях был накоплен известный опыт в изготовлении различных копий военно-исторических предметов былых времен, исторической миниатюры, моделей вооружения и техники. Указанные предметы неоднократно экспонировались в постоянных экспозициях и временных выставках военных музеев, использовались при съемках документальных и художественных фильмов.

В 1992 году на базе прежней военно-исторической реконструкции в Центральном музее Вооруженных сил была создана группа военно-исторической реконструкции «Лейбъ-Гренадерский полкъ», которая проводит активную работу по пропаганде среди военнослужащих, населения героического прошлого отечественной военной истории, боевых традиции армии и флота[222].  

Таким образом, общественные организации, кружки и клубы, созданные и функционировавшие при музеях, а так же деятельность музейного руководства и активистов-общественников по поиску реликвийных предметов, реконструкции отдельных событий отечественной военной истории так же были важными формами культурно-массовой работы военных музеев в исследуемый период. Их главными целями было оказание помощи военным музеям во всех направлениях деятельности, вовлечение в свои ряды любителей военной истории, патриотическое воспитание населения, подготовка подрастающего поколения к военной службе. 

 

 


[1]  См.: Кулешов И. Центральный военно-морской музей.  – Л., 1965. – С. 11.

[2]  Сектор хранения рукописей и документов ЦВММ, инв. № 29366.

[3]  РГВА, ф. 25888, оп. 2, д. 22, л. 64.

[4]  РГВА, ф. 25888, оп. 2, д. 22, л. 65.

[5]  РГВА, ф. 28360, оп. 1, д. 1, л. 41.

[6]  Научный архив  ЦМВС, оп. 1, д. 2, л. 8.

[7]  РГВА, ф. 7, оп. 5, д. 159, л. 182.

[8]  См.: Центральный военно-морской музей. Путеводитель. – Л., 1968. – С. 19.

[9]  РГВА, ф. 40386, оп. 1, д. 3, л. 5.

[10]  РГВА, ф. 28360, оп. 1, д. 3, л. 18.

[11]  См.: 80 лет на службе Отечеству Исторический очерк, посвященный созданию и становлению Центрального музея Вооруженных сил. – М.. 1999. – С. 29.

[12]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 8, л. 2.

[13]  Научный архив ЦМВС, оп. 1, д. 7, л. 113.

[14]  Полностью текст Инструкции см. в Приложении 3.

[15]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 8. л. 65.

[16]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 15/ 8, л. 1.

[17]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 15/ 8, л. 2.

[18]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 8, л. 83.

[19]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 31.

[20] Центральный музей Красной Армии в годы Великой Отечественной войны (из воспоминаний Марии Константиновны Назаровой)  // Информационно-методический сборник ЦМ ВС. – 2000. – № 5. – С. 37.

[21]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 44.

[22]  Там же. – С. 77.

[23]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 77.  

[24]  Научный архив ЦМВС, оп. 3, д. 34, л. 42.

[25]  Научный архив ЦМВС, оп. 3, д. 19/ 2, л. 25.

[26]  Научный архив ЦМВС, оп. 3, д. 19/ 2, л. 25.

[27]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев (1941-1945), оп. 276169, д. 2, л. 8.

[28]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев (1941-1945), оп. 276169, д. 2, л. 189.

[29]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев (1941-1945), оп. 276169, д. 2, л. 48.

[30]   См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 121.

[31] См.: Овчинников А., Ярош А. Пропагандистско-массовая работа музея              // Записки ЦВММ. – Вып. III. - Л., 1968. – С. 194.

[32]   Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 39, л. 64.

[33]   Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 39, л. 64.

[34]  ЦАМО РФ, Центральный исторический военно-инженерный музей, оп. 859280, д. 2, л. 35.

[35]  ЦАМО РФ, Центральный исторический военно-инженерный музей, оп. 859280, д. 1, л. 13.

[36]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 122.

[37] См.: Материалы совещания начальников военных музеев и заместителей по научной части. 27 – 31 марта 1956 г. Ленинград. – М., 1956. – С. 6–158.

[38]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 44, л. 1.

[39]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 44, л. 2.

[40] См.: Центральный военно-морской музей. Краткий справочник. – Л., 1949. –       С. 11.

[41] См.: Щербакова И. Экскурсионная работа музея // Записки ЦВММ. – Вып. II.– Л., 1960. – С. 116.

[42]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 39, л. 64.

[43]  См.: Щербакова И. Указ. соч. – С. 117.

[44]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 14, л. 221.

[45] Крейсер «Аврора» Буклет / Авторы-составители Горбунов М., Бартеев Г. – Л., 1990. – С. 8.

[46]  См.: Овчинников А., Ярош А. Пропагандистско-массовая работа музея… –          С. 195.

[47]  См.: Щербакова И. Указ. соч. – С. 118.

[48]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 39, л. 65.

[49]  См.: Щербакова И. Указ. соч. – С. 118.

[50]  См.: Туркин В. Указ.соч. – С. 141.

[51]  Архив ЦВММ. Инв. № 597 (д. 1), л. 58.

[52] См.: Шабунин А. Военно-медицинский музей 1943 – 1993. Исторический очерк. – СПб., 1993. – С. 115.

[53]  См.: Марков А. Научно-просветительная работа Военно-медицинского музея      // Сборник научно-методического совета по вопросам музейной работы в СА и ВМФ. – Вып.II. – Л., 1958. – С. 116.

[54]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 38, л. 35.

[55] Архив военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ,     ф. 2, оп. 68865, д. 2, л. 1.

[56]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 30, л. 1.

[57]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 30, л. 102.

[58]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 30, л. 93.

[59]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 30, л. 94.

[60]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 62, л. 58.

[61]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 164.

[62]  Научный архив ЦМВС, оп. 6, д. 2, л. 102.

[63]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 165.

[64]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 52, л. 12.

[65]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 52, л. 108.

[66]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 30, л. 41.

[67]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 30, л. 69.

[68]  Научный архив ЦМВС, оп. 6, д. 2, л. 103.

[69]  Архив ВИМАИВиВС, ф. 3Р, оп. 36, д. 14, л. 100 об.

[70]  Архив ЦВММ. Инв. № 597 (д. 1), л. 60.

[71]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 12, л. 127.

[72]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 12, л. 128.

[73]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 12, л. 128.

[74]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 12, л. 129.

[75]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 166.

[76]  Научный архив ЦМВС, оп. 6, д. 15, л. 115.

[77]  Научный архив ЦМВС, оп. 6, д. 15, л. 116.

[78]  Научный архив ЦМВС, оп. 6, д. 13, л. 3.

[79]  Научный архив ЦМВС, оп 7, д. 1, л. 193.

[80]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 177.

[81]  Научный архив ЦМВС, оп. 8, д. 2, л. 86.

[82]  Научный архив ЦМВС, оп. 7, д. 7, л. 119.

[83]  Научный архив ЦМВС, оп. 7, д. 8, л. 81.

[84]  Научный архив ЦМВС, оп. 8, д. 2, л. 88.

[85]  Научный архив ЦМВС, оп. 1, д. 1, л. 1.

[86]  См.: 80 лет на службе Отечеству…  – С. 8.

[87]  Научный архив ЦМВС, оп. 1, д. 1, л. 29.

[88]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 11.

[89]  Документальный фонд ЦМВС, оп. 3.67, д. 4/35585, л. 5.

[90]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 10.

[91]  Там же.– С. 11.

[92]  Научный архив ЦМВС, оп. 1, д. 1, л. 123.

[93]  Научный архив ЦМВС, оп. 1,  д. 2, л. 13.

[94]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 18.

[95]  Там же.

[96]  Победа. – 1923. – № 5.

[97]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 19.

[98]  Победа. – 1923. – № 11. 

[99]  Научный архив ЦМВС, оп. 1, д. 3, л. 10.

[100]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 11/ 4, л. 59.

[101]  Архив ВИМАИВиВС, ф. 3Р, оп. 5, д. 4, л. 32.

[102]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 28.

[103]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 36.

[104] См.: Морской музей России Центральный военно-морской музей / Под ред.          Е. Корчагина. – СПб., 2000. – С. 8.

[105] См.: Ермошин И. Артиллерийский исторический музей к 40-й годовщине ВС СССР // Сборник исследований и материалов Артиллерийского исторического музея. – Вып. II. – Л., 1958. – С. 219.

[106] См.: Центральный музей Красной Армии в годы Великой Отечественной войны (из воспоминаний Марии Константиновны Назаровой) // Информационно-методический сборник ЦМВС. – 2000. – № 5. – С. 37.

[107]  См.: Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи: История и коллекции. – СПб., 2004. – С. 25.

[108]  См.: Ермошин И. Указ. соч. – С. 220.

[109] См.: Ларионов А. Центральный военно-морской музей в годы Великой Отечественной войны // Труды ЦВММ. – Вып. I. – СПб., 1999. – С. 102.

[110]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 74.

[111] См.: Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи: История и коллекции… – С. 25.

[112] См.: Музеи России Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Спецвыпуск журнала «Артхроника». – СПб., 2005. – С. 17.

[113]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 74.

[114] Цит по: Центральный музей Красной Армии в годы Великой Отечественной войны (из воспоминаний М. К. Назаровой) … – С. 37.

[115]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 76.

[116]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 102.

[117]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев, оп. 276177, д. 6, лл. 20-28.

[118]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев, оп. 253598, д. 4, л. 9.

[119]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев, оп. 276177, д. 6, л. 14.

[120]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев, оп. 276177, д. 6, л. 11.

[121]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев, оп. 253598, д. 4, л. 12.

[122]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев, оп. 253600, д. 3, л. 6.

[123]  ЦАМО РФ, Выставка образцов трофейного вооружения, захваченного у немцев, оп. 253600, д. 3, л. 9.

[124]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 103.

[125]  Научный архив ЦМВС, оп. 3, д. 27/ 10, л. 10.

[126]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 92.

[127]  См.: Шацкий Н. От выставки к выставке (из опыта работы передвижных выставок Центрального военно-морского музея на флотах и военных округах)  // На октябрьской вахте. Сборник научных трудов сотрудников ЦВММ. – Л., 1987. – С. 104 – 105.

[128] Архив военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ,    ф. 2, оп. 46961, д. 2, л. 5.

[129] См.: Шабунин А. Военно-медицинский музей 1943 – 1993. Исторический очерк. – СПб., 1993. – С. 116.

[130] См.: Материалы совещания начальников военных музеев и заместителей по научной части. 27-30 марта 1956 г. Ленинград. – М., 1956.– С. 5-6.  

[131]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 44, л. 2.

[132]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 52, лл. 1-4.

[133]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 52, лл. 10-11.

[134]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 52, лл. 32-33.

[135]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 52, лл. 61-66.

[136]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 126.

[137] См.: Арсенин Н. О работе выставки ЦМСА «Боевой путь Советской Армии» на Дальнем Востоке // Сборник научно-методического совета по вопросам музейной работы в СА и ВМФ. Вып. 2. – Л., 1958. – С. 100.

[138] ЦАМО РФ, Центральный исторический военно-инженерный музей, оп. 859281,  д. 1, л. 96.

[139] ЦАМО РФ, Центральный исторический военно-инженерный музей, оп. 859280,  д. 3, л. 43.

[140]  См.: Акулова Т. Передвижная выставка картин Центрального военно-морского музея (русские художники маринисты второй половины XIX века) // Записки ЦВММ. – Вып. I. – Л., 1958. – С. 73.

[141]  Там же. – С. 74.

[142]  См.: Марков А. Научно-просветительная работа Военно-медицинского музея      // Сборник научно-методического совета по вопросам музейной работы в СА и ВМФ. – Вып. 2. – Л., 1958. – С. 115.

[143]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 12, л. 9.

[144]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 15, л. 83.

[145]  ЦАМО РФ, Центральный инженерный военно-исторический музей, оп. 859280, д. 4, л. 61.

[146]  См.: Бумагин А. Из опыта работы передвижных выставок Артиллерийского исторического музея // Сборник научно-методического совета по вопросам музейной работы в СА и ВМФ. – Вып. 2. – Л., 1958. – С. 103.

[147]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 14, л. 221.

[148]  См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 132.

[149]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 11, л. 125.

[150]  Научный архив ЦМВС, оп. 7, д. 6, л. 84.

[151]  Научный архив ЦМВС, оп. 6, д. 24, л. 71.

[152]  Научный архив ЦМВС, оп. 6, д. 24, л. 71.

[153]  Научный архив ЦМВС, оп. 6, д. 24, л. 74.

[154]  Научный архив ЦМВС. оп. 6, д. 24, л. 75.

[155]  Научный архив ЦМВС, оп. 7, д. 14, л. 36.

[156]  Научный архив ЦМВС, оп. 8, д. 1, л. 89.

[157]  Научный архив ЦМВС, оп. 7, д. 1, л. 17.

[158]  Научный архив ЦМВС, оп. 7, д. 18, л. 144.

[159]  Научный архив ЦМВС, оп. 8, д. 1, л. 128.

[160]  Научный архив ЦМВС, оп. 8, д. 2, л. 138.

[161]  Научный архив ЦМВС, оп. 8, д. 2, л. 140.

[162] См.: Пузырев А. Военный музей и военно-исторические объединения: опыт взаимодействия // Информационно-методический сборник ЦМВС. – 2006. – № 17. – С. 60.

[163] См.: 80 лет на службе Отечеству… – С. 27.

[164]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 1.

[165]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 1.

[166]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 2.

[167]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 3.

[168]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 5.

[169]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 10.

[170]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 14.

[171]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 9.

[172]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 19.

[173]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, лл. 11, 15.

[174]  Научный архив ЦМВС, оп. 2, д. 12/ 5, л. 82.

[175]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 88, л. 1.

[176]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 45, л. 23.

[177]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 88, л. 2.

[178]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 45, л. 23.

[179]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 88, л. 3.

[180]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 45, л. 23.

[181]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 88, лл. 130, 131.

[182]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 88, лл. 162 – 166.

[183]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 90, л. 83.

[184]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 45, лл. 23, 24.

[185]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 45, лл. 25, 26.

[186]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 45, лл. 26, 27.

[187]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 88, л. 205.

[188]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 88, л. 183.

[189]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 88, л. 204.

[190]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 88, л. 205.

[191] См.: Бельский П. Работа Военно-морской исторической секции при Центральном военно-морском музее // Записки музея. – Вып. II. – Л., 1960. – С. 142.

[192]  Там же.

[193] См.: Демидов Ф., Бельский П. Опыт работы военно-морской исторической секции при Центральном военно-морском музее. В кн. «Информационный бюллетень» № 1. – М., 1957. – С. 28.

[194]  См.: Бельский П. Указ. соч. – С. 143.

[195]  См.: Демидов Ф., Бельский П. Указ. соч. – С 29.

[196]  См.: Бельский П. Указ. соч. – С. 145.

[197]  ЦВММ, сектор хранения рукописей и документов, инв № 37587.

[198]  ЦВММ, сектор хранения рукописей и документов, инв. № 37587.

[199]  См.: Бельский П. Указ. соч. – С. 146.

[200]  Архив ЦВММ. Инв. № 597 (д. 1), л. 63.

[201]  См.: Караулов Н. Подразделение вечности // Музей военной истории и боевой славы. Сборник статей и материалов, посвященных 240-летию Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. – Вып. VII. – СПб., 1996. – С. 25.

[202]  См.: Шабунин А. Военно-медицинский музей 1943-1993. Исторический очерк. – СПб., 1993. – С. 128.

[203]  Там же.

[204]  Там же.

[205]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 27, л. 64.

[206]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 27, л. 65.

[207]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 27, л. 66.

[208]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 27, л. 67.

[209]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 90, лл. 136-140.

[210]  Научный архив ЦМВС, оп. 4, д. 90, л. 138.

[211] См.: Пузырев А. Военный музей и военно-исторические объединения: опыт взаимодействия // Информационно-методический сборник ЦМВС. – 2006. – № 17. – С. 60.

[212]  Научный архив ЦМВС, оп. 5, д. 39, л. 66.

[213] См.: Овчинников А., Ярош А. Пропагандистско-массовая работа музея               // Записки ЦВММ. – Вып. III. – Л., 1968. – С. 198.

[214]  Там же.

[215] См.: Ивлиев Ю. Массово-пропагандистская деятельность музея // Военный музей Проблемы музееведения в СА и ВМФ. – М., 1989. – С. 88.

[216]  См.: Ивлиев Ю. Указ. соч. – С. 89.

[217]  См.: Казашвили В. Создание и развитие военной авиации России Центральный музей ВВС. – Монино, 2002. – С. 8.

[218] См.: Мясников А. Они верили в победу Новые результаты поисковых работ в районе Вяземского «котла» 1941 г. // Информационно-методический сборник ЦМВС. – 2006. – № 18. – С. 46.

[219]  См.: Мясников А. Указ. соч. – С. 47.

[220]  См.: Пузырев А. Указ. соч. – С. 60.

[221]  См.: Пузырев А. Указ. соч. – С. 61.

[222]  Там же. – С. 62.

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

Яндекс.Метрика