prepod

Путь к Файлу: /индустриально-экономический колледж / Поэма.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   0
Пользователь:   prepod
Добавлен:   16.04.2015
Размер:   85.0 КБ
СКАЧАТЬ

             Поэма «Андрей Полисадов» (1979) А.Вознесенского, положенная в основу одноименной кантаты А. Новикова, содержит в себе образы-репрезентанты стиля поэта, его целостный мир, ведущую тему которого М.Пьяных охарактеризовал как «…тема распада связей времен, разрыва духовно-нравственных связей между людьми, поколениями, эпохами» [Сл.ч.1,304]. Именно с этого произведения, по словам исследователя, в творчестве поэта становятся весьма существенными неохристианские мотивы.

             «Андрей Полисадов» - поэма-дума. «Найдя в истории свою точку отсчёта, - пишет Е.Попова, - поэт словно бы соприкасается с вечностью. Судьба каждого человека – вечность, но не каждому дано ощутить это. Дата рождения - это начало жизни, а где начало судьбы? В отце? В прадеде? Чем дальше к истории, тем глубже тайна. И не окончится судьба датой смерти, потянутся нити в будущее. Вечность. Она испокон веков тревожила философов и поэтов. «Люди, каждый в своей судьбе, хотят осмысления, ищут корни, первопричину» - так поэт подводит читателя к своей поэме…» [Поп,157].

             Поэма повествует о жизни священнослужителя – прапрадеда поэта. Отдельные главы своего сочинения А.Вознесенский начинает с документальных эпиграфов, взятых из архивных материалов. Муромский  собор Благовещения реален, Андрей Полисадов – живое лицо эпохи. Документальные фрагменты обогащают исторический колорит поэмы, единый и разноголосый. Сюжет поэмы намечен судьбой Андрея Полисадова, но на ней не замыкается. Через всю поэму «красной нитью» проходит поэтическая модель мира А.Вознесенского – собор. Она создается путем сцепления образов, обусловлена их целесообразностью. Путь к постижению художественной поэмы лежит через осознание модели мира поэта.

             Текст поэмы «Андрей Полисадов» символичен и эту символику еще более усилил А.Новиков в своей одноименной кантате. Из семнадцати глав поэмы для своего сочинения композитор отобрал четыре, которые представляют собой монологи поэта, размышляющего о судьбе России. Вся история жизни священнослужителя Андрея Полисадова осталась за кадром повествования. В содержательную цепь своего сочинения композитор включил стихотворение А.Вознесенского «Безотчетное»1, которое завершает развитие духовно-нравственной темы сочинения.

             В основу поэтического текста первой части кантаты А.Новикова положена вторая глава поэмы А.Вознесенского – Молитва. Это своего рода «мощная лирическая волна» поэмы, которая прерывает связанное хроникальное повествование, нарушает его временные границы.

 

                             «Господи, услышь меня, услышь мя, господи!..

 

На границе Горьковской и Владимирской области

                              я стою без голоса, в неволю отданный,

                              родина, услышь меня, услышь мя, родина!

                             Назови по имени, пошли горных коз пасти.

  Ты ж сама без голоса. Услышь её, господи…»

 

             Молитва поэмы, - пишет Е.Попова, - даёт почувствовать нам как Дух Полисадова прорастает в А.Вознесенском, его страдания бьются в груди поэта – они единое» [Поп,159]. Здесь отчетливо проявляется характерное для А.Вознесенского смещение временного плана повествования. Чувство погружения во время у поэта неразрывно связано с чувством Родины.

             Поэтическим источником второй части кантаты А.Новикова послужила одиннадцатая глава поэмы «Андрей Полисадов», начинающаяся со слов - «Как Россия ела!» В этой проводится одна из сквозных тем творчества А.Вознесенского, затрагивающая проблемы глобальных социальных конфликтов, бездуховности общества, античеловечности и мещанского благополучия в XX веке. На эту линию его поэзии указывают многие исследователи. Среди них – литературовед В.Новиков, который пишет, что «произведения поэта не внешне, а, по сути, сопряжены с самыми важными и болезненными вопросами сегодняшнего человечества» [Нов, 250]. Исследователь С.Чупринин отмечает: «Вознесенский распахивает свою поэзию всем бедам и мукам века. Он готов ощутить себя «Главболью», необыкновенным ретранслятором человеческих страданий» [Чупр.А.Возн,170]. По наблюдениям З.Паперного - «…тревога за судьбу человека в супертехническом, сверхьядерном   XX веке –  не просто «тема» для Вознесенского, она у него в крови, это природа его мировосприятия» [Папер,248].

Обратившись к одиннадцатой главе поэмы «Андрей Полисадов» А.Вознесенского, А.Новиков тем самым резко противопоставляет образу духовной России, - Россию, погрязшую в предельно низменных желаниях «плотских наслаждений души». Первые же строки стиха воссоздают яркую картину дерзкого натурализма со сладострастным перечислением всевозможных роскошных блюд.

Как Россия ела! Семга розовела,

луковые стрелы, студень оробелый,

 

красная мадера в рюмках запотела,

 в центре бычье тело корочкой хрустело,-

 

как Россия ела! – крабов каравеллы,

смена семь тарелок – все в один присест,

 

Перед нами образ предельно сытой, предающейся чревоугодию России. Дерзкий натурализм прерывается А.Вознесенским эмоционально-смысловой кульминацией всего стиха, с ясно выраженной в ней авторской позицией.

 

а кругом гарниры – господи, храни их! –

сонмы душ без имени…

                                           позабывши перст,

 

ест дворянский округ, а в окошках мокрых

вся Россия смотрит, как Россия ест.

 

             Из всего натуралистического потока эти строки являются ключевыми, в низ содержатся главный авторский вывод, завершающий весь стих. Используя в этом фрагменте эмфатический верлибр, поэт тем самым, старается подчеркнуть и противопоставить его предыдущим строкам стиха.

            Как тоска по духовному, звучит здесь взывающая фраза поэта – «Господи, храни их!».  Немаловажное образное значение имеет в кульминации метафорическая фраза – «а в окошках мокрых», водящая контрапунктом еще один скорбно-драматический (плачевой смысл стиха) план2.

                        Эта броская, оригинальная неожиданная метафора выступает у поэта как содержательная основа стихотворения3.

                        Взяв за основу второй части кантаты поэтический текст одиннадцатой главы поэмы А.Вознесенского, А.Новиков тем самым  обнажает духовно-нравственный кризис России, напрямую связанный с отходом людей от религии и церкви, с переориентацией их сознания и морали на ценности «материального порядка», потребительства, приобретательства. Перечисление в поэтическом тексте поэта А.Вознесенского сладострастных блюд символизирует смерть людской души4. Включение композитором категории духовности в драматургическую канву кантаты – наиболее яркая образно-драматургическая антитеза цикла, вызвавшая к жизни необходимость усиления нравственно-философского потенциала в дальнейших разделах сочинения.

             Третья, четвертая и пятая части сочинения А.Новикова – это общий, единый микроцикл, в котором мощно, ярко звучит философско-этическое начало.

             Поэтическое содержание третьей части кантаты составляет двенадцатая глава поэмы «Андрей Полисадов», которая содержит в себе строки из раздела Ветхого завета библии – «Песнь песней»5. Поэт переосмысливает библейские мотивы и раскрывает для современника их поэтический потенциал. Мудрость памятника выходит за рамки своей эпохи, так как сущность человека во все времена одна: он за всё ответственен – «…за ложь и кровь, за позор и стон; он всему венец, его светлый гений не знает предела» [Поп.,156]:

…ставя храм Нерли, возводя Хорезм,

человек за всех осеянен есмь.

             Осмысление духовной сущности человека, подчеркивает А.Вознесенский, началось там, глубоко в истории, и дошло до нас песнями Соломона.

Я твою читаю за песнью песнь:

«Паче всех человек окаянен есмь».

 

             Подхватив мелодию древней песни, А.Вознесенский выразил тревогу за человека и надежду на него: в нем погибель и в нем спасение. Песнь Вознесенского современна, наш сегодняшний день – мгновение вечности, и мы ответственны за него.

             Девятая глава поэмы «Андрей Полисадов» составляет тестовую основу четвертой части кантаты. Уже в первых строках стиха заявлена одна из сквозных тем творчества А.Вознесенского – тема «связи времен».

Реставрируйте купол в историческом кобальте

 

             В этих словах слышится призыв поэта к воскрешению духовно больной и разобщенной России, к воскрешению национально-духовных норм, заложенных нашими предками. Образ времени, отраженный в поэтических строках А.Вознесенского, - это ценности в нем сложившиеся или им низвергнутые. И чуткий к требованиям нашего времени поэт говорит о необходимости их восстановления, иначе разрушится связь эпох. Он призывает к реставрации купола – символа небесного свода, всеединства России, соборности русского народа, который является отличительной чертой русского православия6. Выдающийся русский философ В.Соловьев писал об этой стороне русской духовности так: «Если есть у нас что-нибудь особенное и поистине святое в преданиях народной мысли, то это именно смирение, жажда духовного равенства, идея соборности сознания»7. «Реставрируйте новое, что живое пока еще!» - восклицает поэт в финале.

             Тема духовного, национального, находит свое яркое, кульминационное продолжение в пятой части кантаты, которая вся пронизана чувством Родины. Поэтической основой финальной части А.Новикова послужило стихотворение А.Вознесенского «Безотчетное». Под «безотчетным», поэт понимает «тайное отечество», которое «есть в душе у каждого». В своих поэтических строках А.Вознесенский воспевает «…чувство родины – России – генетическое свойство нации, историей проверенное, кровью омытое»8, которое необходимо каждому человеку, и без которого не могут сложиться и существовать национальные духовные ценности. «Дайте света белого, дайте хлеба черного и еще отечество безотчетное!» - восклицает в конце поэт, обращаясь ко всему человечеству. Эти строки становятся не только главной мыслью финальной части кантаты, но и выходят на уровень общечеловеческих, философских проблем, логически подытоживая все развитие произведения.

             Поэтическая драматургия цикла выстроена по законам поэмности: все части не связаны единой логикой развития сюжета, а представляют собой этапы развития основной идеи. Продвижение этой идеи осуществляется через экспонирование двух контрастных драматургических сфер – Духовность и Бездуховность. Утверждение нравственных норм времени, в котором мы живем и в котором необходимо сохранить все лучшее, идет через утверждение таких ярких поэтических знаков-символов, как – купол, собор и Родина.

             Музыкальная драматургия пятичастного цикла кантаты строится на основе системы значений, символов, реализуемых в поэтической драматургии. В ее движении утверждается главная мысль А.Новикова – необходимость духовного преображения современного мира.

             Весьма самобытно историко-культурная перспектива произведения композитора, его образно-символический смысл. В начале ХХ века «русская душа», в предчувствии своего крестного пути невероятно концентрирует в духовной музыке силу добра и любви. У А.Новикова эта душа отпевает «Русь уходящую», тоскует по утраченной святости и страстно желает ее нового обретения.

           Все части кантаты представляют собой различные этапы поэмного повествования. Антитеза Духовное – Бездуховное, ярко заявленная во второй части цикла образует зону «интонационного отчуждения». А.Новиков подчеркивает этот драматургический контраст всем комплексом средств и, прежде всего сменой темпа. Вторая часть – единственная в цикле, которая идет в быстром темпе.

             Принципы темпового контраста в сочинении А.Новикова подчиняются общим законам драматургической формы, возникающей в этой крупномасштабной композиции. Медленные темпы в крайних разделах кантаты обусловлены значимостью каждого произнесенного слова, его символичностью, метафоричностью; особым качеством лирико-философской концепции, тяготеющей к размышлению, думе о Родине, ее будущем.

             Первая часть – исток концепции, пятая – ее итог. Драматургия цикла – это восхождение от тихой и кроткой молитвенности первой части к торжеству света и радости пятой части.

 

I

 

= 144

      II                        III

  Animato

       = 120                  = 104

IV                    V

       Moderato

           = 88                  = 63

 

             В центре композиции находится две части с ярко выраженным темповым убыстрением. Именно здесь сосредоточена основная драматургическая антитеза – третья часть «Песнь песней», воспевающая мудрость и красоту древне-поэтического памятника, является своего рода «ответом» на картину духовной смерти, возникающей во второй части.

             С четвертой части начинается кульминационная зона цикла. Замедление темпа в ней связано с формированием идеала соборности, утверждением таких ее качеств, как всеединство и всечеловечности.

           В медленной, мерной ритмической поступи пятой части величаво звучит «итоговая» тема, как бы воплощающая растворение индивидуального сознания в общезначимой национальной идее.

             Подобная устремленность кантаты к финалу создает ярко выраженный динамический профиль всей крупномасштабной формы.

 

           I                                 II             III                                  IV          V

 

экспонирование            зона обнаружения                  кульминационная зона

основной темы                    конфликта

 

 

 

 

             Единство концепционного пространства сочинения обеспечивается интонацинно-образным качеством тематизма. В цикле не содержится такой характерной приметы эпической драматургии, как тематические арки, которые подразумевают повтор. Интонационная сторона не концентрированна в структурно-законченной теме. Перед нами некий моноинтоационный процесс. Его основой служит два конструктивных интервала – секунда и терция, сцепление и развертывание которых дает различные смысловые варианты, развертывающихся в художественной системе целого. Появившееся в Молитве первой части кантаты, эти смысловые единицы, пронизывают всё сочинение подобно методу тематического развертывания,  реализуемого в рамках всей композиции. Тем самым преодолевается доминирование сюитного принципа, так ярко «звучащего» в кантатно-ораториальном жанре. Конструктивно0смысловое единство цикла обусловлено поступательным развитием моноидеи: русский народ, сама личность становятся символом высшей духовности, Этоса, Красоты, Гармонии. Соборность, как важный стилеобразующий принцип сочинения, обусловил жанрово-стилевое единство тематического материала кантаты. В связи с концепцией сочинения А.Новиков обращается к воспроизведению некоторых особенностей национальной специфики русской музыкальной речи. В кантате «Андрей Полисадов» композитор ориентируется на русский мелос, русскую музыкальную речь, как целостное явление, в силу чего он «приходит» к архаичным пластам национальной культуры. Этическая, нравственная идея находит здесь свое выражение в народном, древнем, а значит и исконном.

             «Древнее» здесь это, прежде всего духовная монодия – сфера, непосредственно связанная с культовыми мотивами, таящими в себе вековую мудрость народного миросозерцания. Во всех частях кантаты господствует особый интонационный строй, восходящий к знаменному пению. Отметим, что тяготение к древним пластам русской музыки, знаменном распеву, как материалу творчества получило особое распространение в 70-х годах ХХ столетия. «Утрачивая свое изначальное религиозное значение,-  пишет Л.Раабен,– знаменный распев воспринимается сейчас как явление, несущее в себе вековую народную мудрость, целомудренную чистоту духа» [Рааб, Сов.пробл., 8].

             Художественные приметы древнерусской культуры в кантате А.Новикова являются своего рода «мостом» между прошлым и настоящим, который обеспечивает культурную память поколений. Растворенные в современном музыкальном контексте знаменные элементы окрашивают все произведение глубоким национальным, музыкально-поэтическим и музыкально-религиозным звукосозерцанием. Не прибегая к конкретным обиходным распевам, он по-новому воспроизвел типические черты знаменной мелодии, особенности ее ладоинтонационного строя и развития.

             Тяготение к древним слоям русской музыки - общая тенденция отечественного искусства времени. «Во многих сочинениях  70– 80-х годов, - пишет Л.Никитина, - связь времен. Показательно при этом обращение к искусству древности, его песнопениям и инструментам. Простота и мудрость древнего искусства, проявляясь в современном, подчеркивает стоящую над веками духовность» [Ник., 225]. Человек и искусство всё больше осознаются звеньями общеисторической цепи. Понимание своих национальных истоков заставляют остро чувствовать ответственность человека перед прошлым и будущим.

             В открывающем цикл начальном хоре «Господи, услышь меня...»  псалмодирование тенора (священнослужителя) и строгие аккордовые последовательности отзывающегося хора (паства) сразу погружают в атмосферу храмового пения, являя тем самым точный образ сценической ситуации моления.

             Для создания в первом номере кантаты духа особого исповедального моления композитор использует интересный драматургический прием –антифонное пение, благодаря чему возникает антитеза: соборное – личное, духовное – душевное, идеальное – чувственное, Бог – человек.

             Поручая исполнение молитвы хору, композитор добивается настроения, когда душа обращена к Богу в общем соборном песнопении, пение же солиста ассоциируется с голосом души одинокого человека, как «зов на краю пропасти». Вся часть цикла выдержана в традиции православного пения a cappella с печатью церковной архаики, культа. Хор представлен здесь нормативно9, классическим составом, включающим четыре хоровые партии: сопрано, альт, тенор, бас без divisi.

             Музыкально-интонационное развертывание первого номера подчинено речевой интонации текста. Она обусловила применение различных типов монодийного интонирования в данной части, то распевного чтения, то напротив – экспрессии сильной ораторской речи. Так, например, близок распевному чтению сдержанно-уравновешенный тип монодийного интонирования на фоне хоровых педалей.

Пример №1:

 

 

               Для передачи особого молитвенного настроения композитор вводит типично церковный приём – псалмодирование тенора, которое представляет собой речитацию на звуке одной высоты и выступает в контексте всей первой части как некий символ ритуала.

Пример №2:

 

 

 

          Всё интонационное развитие части отталкивается от начальной простейшей формулы, заключенной в первом такте.

Пример №3:

 

Основным конструктивным элементом этого тезиса является нисходящая секунда – «плачевная интонация». Она становится основным конструктивным и выразительным элементом первой части кантаты, как бы стержнем её « интонационного действия». Секунда, введенная в сетку темперации, наименьший высотный сдвиг, семантика которого – воплощение вздоха, стона  –  стала исторически стойкой интонационной  моделью. В скользяще – секундовых «сдвигах» исех голосов композитор воплощает скорбные стенания молящихся, воспроизводя жанроиые признаки плача – причета10 .

Музыкальро – интонационное развитие Молитвы А.Новиков подчиняет речевой интонации текста, благодаря чему мелодика приобретает декламационные черты. В основу её организации положен силлобический принцип – слог равен ноте. При этом диапазон каждого голоса в хоровой партитуре на протяжении всей части не превышает терцового интервала. Такое качество мелодических фраз моления сближает его с речитативными формами древнего мелоса.

В музыкальной ткани первой части находит своё воплощение и такой стилистический элемент знаменного распева – как мономерная11 ритмическая организация: основной временной единицей Молитвы является восьмая длительность12. Присутствие единой меры придаёт некую органичность временному течению всего музыкального материала. При этом акцентировкой музыкальной ткани руководит смысл, а не сетка. Поэтому А. Новиков принципиально отказывается от обозначения размера, редко ставит тактовые черты, в основном намеченные пунктиром. Эта система временной организации столь убедительна и естественна, что позволяет при минимуме средств достигать невероятного ритмического напора.

Универсализированное ритмическое однообразие («мономерность») мелодики, соединяясь с непрерывностью интонационного процесса, создаёт ощущение постоянного развёртывающегося темпо – временного плана, что придаёт всей первой части характер пребывания в постоянном лирико-психологическом, процессуально – активном движении. Единая ритмоинтонационная формула, нагнетающая одно настроение, внушающая основные идеи текста пронизывает всю композицию номера. Внутри неё можно выделить три раздела. В основе данной трехраздельности формы целого лежит принцип строфичности, что обусловлено совпадением границ музыкальных строф с границами поэтических. В соотношении текста и музыки наблюдается вариантность, как принцип подобия, когда данная в начале музыкальная структура при каждом последующем проведении изменяется и чем дальше проведение отстоит от начальной фразы. Тем больше изменений в нем накапливается. «Именно этим приёмом и обеспечивается «струение» музыкального образа»[Ручь.Круч,132]. Подобный принцип формообразования, изначально свойственный древнерусскому музыкальному искусству возникает в вариантно – строфической форме первой части кантаты. Схема соотношения поэтического и музыкального рядов этого номера может быть представлена следующим образом:

 

поэтический ряд         А       В              С            Д              Е                  А

музыкальный ряд       А        В             А1           В1             А               В

 

                                     cis       cis       h – g – c     d       d – b – cis            cis

                               

                                    хор     соло       хор        соло         хор              соло 

                                   

 

Музыкальная композиция номера построена на антифоном чередовании сольных и хоровых эпизодов. В их последовании четко прослеживаются закономерности вариантной строфичности: новый материал поэтической строфы соответствует музыкальному варианту. Так, в основе первой хоровой строфы «А» лежит исходная секундовая попевка. В третьей строфе, сохраняя своё значение как конструктивно – смыслового центра, она расширяет своё «интервальное поле» - от секундового к терцовому. Её следующий вариант (пятая строфа) как бы отталкивается от секундово – терцовой попевки, создавая новые качества интонационности благодаря повышению уровня громкости и тесситуры.   

Пример №

 

 

 

 

 

 

Интонационность сольных эпизодов более стабильна. Варьирование сольной строфы ограничивается лишь повышениеь высотного уровня попевки. Вместе с тем А.Новикову удается найти очень значительный драматургический приём, показывающий новое качество драматической процессуальности данной вариантно – строфической формы. В заключительной строфе поэтический текст «Господи,  услышь меня…», открывающий хоровую партию и являющийся голосом «коллективного сознания», становится голосом автора, лирического героя и интонируется солом тенора13.  Такое перенесение текста из начала кантаты в окончание не только закругляет и замыкает форму части. Нот имеет глубокое смысловое значение, способствует утверждению её главенствующего настроения.

Немаловажным фактором в объединении формы целого служит принцип симметрии. Так, например, в партию хора из первого раздела в третий переносится пение «закрытым ртом» на звуках последнего протянутого аккорда, благодаря чему возникает некая «тематическая арка» и обрамление всей формы14. Подобное звучание хора приобретает здесь смысловое метафорическое значение. Это – как бы безмолвное пение души, полная погруженность в себя.

Принципы симметрии четко реализуются и в логике ладотонального развертывания строфической формы. Нестабильность центра, смена ладовых устоев второго серединного раздела формы, обрамляется ладотональным единством начальных и заключительных стоф.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

Яндекс.Метрика