prepod

Путь к Файлу: /медицина / ПАТОФИЗИОЛОГИЯ ВЕРТЕБРОГЕННОЙ РАДИКУЛОПАТИИ.Концепт модель.doc

Ознакомиться или скачать весь учебный материал данного пользователя
Скачиваний:   0
Пользователь:   prepod
Добавлен:   04.05.2015
Размер:   126.0 КБ
СКАЧАТЬ

ПАТОФИЗИОЛОГИЯ ВЕРТЕБРОГЕННОЙ РАДИКУЛОПАТИИ.

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ

А.И. Продан, О.А. Перепечай, В.В. Подпинцев, А.Г. Чернышев

ГУ "Институт патологии позвоночника и суставов им. проф. М.И. Ситенко АМН Украины" (Харьков)

 

В последние 10-15 лет произошли коренные изменения представлений о патофизиологии вертеброгенных радикулопатий. В свое время понятие пояснично-крестцового радикулита, как воспаления спинномозговых корешков сменилось понятием компрессионного корешкового синдрома, связанного только, или преимущественно, с механическим сдавлением или натяжением и деформацией корешков.

Долгие годы механическая гернаогенная гипотеза радикулопатии доминировала в представлении о патогенезе корешкового синдрома. Но еще в клинических экспериментах M.Smith и V.Wright [79] установлено, что при компрессии нормального корешка возникают парестезии, нарушения чувствительности и даже двигательные расстройства, но типичной радикуляной боли нет. Компрессия же воспаленного нерва, вдобавок к признакам нарушения его проводимости, вызывает сильную радикулярную боль.

В середине 70-х годов прошлого века L.L. Marshall et al. [38] на основании данных экспериментальных исследований высказали гипотезу о "химическом радикулите", связанного с ирритацией нервных корешков биологически активными продуктами дегенеративных изменений межпозвонковых дисков. Эти химические продукты обладают выраженным гистминоподобным действием и способны не только вызвать болезненное раздражение нервов и их окончаний, но и посредством раздражения вегетативных нервных волокон сосудов инициировать их спазм или парез, интраневральный отек и даже аутоиммунное интраневральное воспаление.

Однако биохимическая природа этих веществ оставалась неизвестной. Позже R.F. McCarron et al. [39] в экспериментах выявили, что имплантация пульпозного ядра в эпидуральное и периневральное пространство вызывает аутоимунное пери- и интраневральное воспаление.

В дальнейшем теория механической, химической и воспалительной природы радикулопатии развиваются параллельно. Сведения о механизмах радикулопатии рассеяны во множестве публикаций, а полной синтетической модели патогенеза до сих пор нет.

Цель нашей работы - анализ научно-медицинской информации и синтез концептуальной модели патогенеза вертеброгенной радикулопатии.

Материалом исследования послужили рефераты из базыданных национальной медицинской библиотеки США (Medline), статьи в специализированных периодических изданиях за последние 10-15 лет.

Результаты исследования и их обсуждение. Очевидным следствием механической компрессии спинномозговых корешков представлялось нарушение микроциркуляции. С первых работ R.Rydevik et al. [71, 72, 73] и B.Lind et al. [37] началась и продолжаются экспериментальные и клинические исследования компрессионной дисциркуляции.

K.Olmarker и др. [51-53] и S.Garfin и др. [17] и другие авторы [7, 66, 89] изучали эффект дозированной компрессии конского хвоста в эксперименте. Оказалось, что компрессия в течение двух часов давлением, равным величине минимального (диастолического) артериального давления, приводит к репродуцирующейся альтерации двигательных и чувствительных потенциалов (у свиней АД=70/100 мм Hg). Компрессия давлением от 75 до 100 мм Hg приводит к постепенному снижению двигательной и чувствительной проводимости. Компрессия в 200 мм Hg (т.е. выше систолического АД) вызывает быстрое падение проводимости, почти без восстановления эфферентной проводимости и лишь с 30-40 % восстановлением проводимости афферентных волокон. При удвоении времени сдавления (до 4 часов) при 100 мм Hg процесс восстановления протекает значительно дольше. Чем выше давление и чем быстрее оно нарастает, тем больше отек корешков и нарушение их трофики. Компрессия давлением 10 мм Hg приводит к прогрессивной компрессии венул, затем капилляров (при давлении 30 мм Hg) и, наконец, при давлении 60 мм Hg, артериол [71, 72]

Кровоснабжение корешков конского хвоста обеспечивается двумя источниками: радикулярными веточками спинальных артерий, идущих от центра к периферии в каудальном направлении и радикулярными ветвями позвоночных артерий, идущих в краниальном направлении. Некоторые исследователи считают, что эти две артериальные системы не анастомозируют друг с другом, поэтому между их бассейнами имеется участок корешка, кровоснабжение которого снижено. Сдавление или спазм любой из двух артерий приводит, по мнению авторов, к нарушению кровоснабжения и трофики корешка [66, 86, 90].

Однако M.Kobayashi et al. (2000) показали в экспериментах in vivo на собаках, что клиппирование восходящей или нисходящей радикулярных артерий кровоснабжение в полной мере обеспечивается одной из некомпремированных артерий, что свидетельствует об их анастомозировании. Более того, отходящие от радикулярных артерий внутренние ветви корешковых нитей делятся каждая на восходящие и нисходящие веточки. Столь изощренно устроенная артериальная система спинномозговых корешков позволяет авторам работы утверждать, что обструкция толстостенных и с высоким давлением радикулярных артерий при компрессии грыжами или в результате стеноза позвоночного канала не может предшествовать обструкции венозной системы, которая значительно менее устойчива к компрессии. Фактически, за переполнением венозной системы следует нарушение перфузии как в капиллярах, так и в венулах, что вызывает и ишемию, и интраневральный отек, разрушающий гистоматический барьер.

Установлено, что сосуды спинномозговых корешков некомпремированных и компремированных в течении недели давлением в 10 мм рт. ст. по разному реагируют на введение серотонина: диаметр сосудов некомпремированных корешков существенно увеличивается, а в компремированных корешках диаметр сосудов значительно уменьшается как в условиях продолжающейся компрессии, так и после ее устранения [77]. Вазодилятация в некомпремированных корешках и вазоконстрикция в компремированных в ответ на введение серотонина позволяет предполагать, что эффект в спинномозговых корешках связан не только с механической компрессией, но и с действием биологически активных веществ.

Венозный стаз и интраневральный отек приводит к раскрытию артериоло-венулярных шунтов, что еще более нарушает венозный отток и увеличивает интраоссальный отток и увеличивает интраневральный отек.

К внешнему давлению на корешок, неспособному вызвать артериальную недостаточность, при интраневральном отеке значительно возрастающее интерстециональное давление [89]. Суммарное давление может достигать величин, достаточных для блокирования артериального притока крови.

Еще одним фактором дисциркуляции и нарушения трофики спинномозговых корешков служит формирование кровяных сгустков и тромбоз пери- и интрарадикулярных сосудов. Медиаторами слипания и агрегации тромбоцитов служат медиаторы перирадикулярного и интраневрального воспаления при грыжах, протрузиях и спинальном стенозе.

Кровяные сгустки в периневральных сосудах выявляются более, чем в половине случаев острой радикулопатии и в 77 % - хронической [19]. Aoki Y. et al. показали в экспериментальной модели стеноза ПК, что при введении антикоагулянтов (цилостазол) скорость проводимости нервов и кровоток в нервах значительно больше, чем после компрессии конского хвоста без применения антикоагулянтов. В свою очередь, при активации тромбоцитов высвобождаются фосфолипаза А2 и арахидоновая кислота. Последняя является трансмиттером боли, а фосфолипаза А2 служит амплификатором местного и системного воспаления [11, 67, 75], так как высвобождает из мембранных фосфолипидов жирные кислоты, которые в свою очередь конвертируются в простагландины и лейкотриены – важные медиаторы воспаления. Образуется порочный круг: медиаторы воспаления активируют агрегацию тромбоцитов, а активированные тромбоциты служат источником образования воспалительных медиаторов. Заметим, что одним из факторов лечебного действия перирадикулярного введения стероидных препаратов является ингибирование активности фосфолипазы А2 [34].

Компрессия спинномозговых корешков в течение суток приводит к нарушению тока аксоплазмы с накоплением нейротрансмиттеров (субстанции Р и соматостатина) дистальнее места компрессии. В ганглиях задних корешков снижается количество позитивно окрашенных к нейротрансмиттерами нейронов, а компрессия в течение недели вызывает уменьшение числа волокон, содержащих субстанцию Р и соматостатин в задних рогах спинного мозга. Нарушение метаболизма нейротрансмиттеров может быть первичной причиной нарушения функции корешков [30].

При компрессии, продолжающейся 3 недели, появляются между демиелинизированными нервными волокнами Т-клетки и макрофаги, что свидетельствует об интраневральном аутоиммунном воспалении. Макрофаги содержат воспалительные цитокины (интерлейкин 1b, фактор некроза опухоли альфа), повышается синтез оксида азота и циклооксигеназы-2, то есть биохимические вещества, служащие источниками радикулярной боли [31].

Компрессия корешка в течение 1 недели приводит к центральному хроматолизу в двигательных нейронах спинного мозга, а при компрессии в течении 3 недель наблюдается апоптоз нейронов передних рогов спинного мозга, что может привести к необратимым изменениям двигательной функции или к длительной задержке ее восстановления [32].

Таким образом, компрессия корешков из-за компрессионной дисциркуляции вызывает каскад структурных и функциональных изменений, вплоть до интраневрального аутоиммунного воспаления, бели аксонов и даже нейронов и спинного ганглиев задних корешков и спинного мозга.Этот механизм развития радикулопатии возникает, например, при различных вариантах спинального стеноза.

В последние годы в серии экспериментальных и клинических исследований подтверждается оригинальная гипотеза L.L.Marshall et al. [38] о "химическом радикулите", то есть о структурных и функциональных изменениях спинномозговых корешков под влиянием биологически активных веществ, продуцируемых дегенерирующим диском и дугоотростчатыми суставами, играющими ключевую роль в патогенезе вертебральной радикулопатии.

Клетки пульпозного ядра могут продуцировать простагландины (PG), интерлейкины (IL), фосфолипазу А2 и факторы некроза опухоли (TNFα) [65]. IL-6 служит важным медиатором острого воспаления. Комплексы IL-6 и солюбированного IL-6R действуют как агонисты, играя протективную роль в метаболизме хряща и действую как ингибиторы металлопротеаз. IL-6 сенситизирует нервные окончания и нейроны [80]. Концентрация IL-6 коррелирует с тяжестью радикулопатии. Установлено, что в кокультуре клеток диска и макрофагов продукция IL-6 значительно больше, чем в тканевых культурах клеток диска и макрофагов отдельно. Миграция макрофагов и инфильтрация ими дегенерирующих дисков служит пусковым механизмом выработки IL-6 и неврологической симптоматики при остеохондрозе [82].

Аппликация аутологичного пульпозного ядра и экзогенного фактора некроза опухоли α (TNF- α) оказывают одинаковое влияние на гистологические, функциональные и биохимические изменения в нервных корешках и спинномозговых узлах [22, 58, 59].

Аппликация TNF- α к спинномозговому узлу показывает, что его концентрация существенно влияет на порог механической и термальной стимуляции, вызывает аллодинию и гипералгезию, степень которых, коррелирует с концентрацией TNF- α [44]. Местное введение TNF- α к спинномозговым корешкам спустя 5 часов увеличивает содержание фосфолирированной экстрацеллюлярной регуляторной киназы в нейронах ганглиев задних корешков [84].

Межпозвонковый диск и биохимические продукты его дегенерации не единственные источники биологически активных веществ, участвующих в патогенезе радикулопатии. Воспаление дугоотростчатых суставов (спондилоартрит) вызывает в эксперименте на крысах механическую аллодинию, инфильтрацию воспалительных клеток в эпидуральное пространство, существенно повышается количество TNF α‑иммуннореактивных нейронов в ганглиях задних корешков, преимущественно мелких ноцицептивных клеток [48, 81]. Значительная концентрация простагландинов наблюдается в дугоотросчатых суставах при спондилоартрозе [88].

Биологически активные вещества, в том числе простангландины и противовоспалительные цитокины, продуцируемые клетками дегенерирующих тканей дисков и дугоотросчатых суставов легко диффундируют, особенно при повышении внутридискового давления и давления в дугоотросчатых суставах, в эпидуральное и периневральное пространство, быстро проникают интраневрально, непосредственно синтезируя ноцептивные рецепторы и чувствительные нейроны, нарушают функцию проводимости эфферентных волокон, активность мотонейронов, а также опосредованно, за счет индукции периневрального и интраневрального воспаления, вызывают структурные и функциональные изменения спинномозговых корешков, то есть "химическую" радикулопатию. Этот механизм радикулопатии может встречаться при дегенеративном стенозе, спондилоартрозе и спондилоартрите и при протрузиях межпозвонковых дисков без нарушения целости наружных слоев фиброзного кольца и задней продольной связки.

При экструзиях (грыжах) дисков кроме компрессионной дисциркуляции и действия химических биологически активных веществ, действует третий фактор, вызывающий радикулопатию.

Пульпозное ядро относится к числу немногих аваскулярных структур. Лишившись прямого контакта с иммунной системой на раннем этапе дифференциации, эти ткани обладают аутоантигенными свойствами. Пульпозное ядро, выпадающее при грыжах дисков непосредственно в эпидуральное и периневральное пространство, вызывает воспалительную реакцию, индуцируя каскад биохимических, функциональных и морфологических изменений в спинномозговых корешках и узлах, в спинном мозге и в других элементах нервной системы [8, 9, 53, 55-60]. Экспозиция пульпозного ядра в подкожную клетчатку вызывает такую же воспалительную реакцию, как и при аппликации в эпидуральное пространство, что однозначно свидетельствует об аутоиммунной природе такого воспаления [18].

Уже через 3 часа после периневральной аппликации пульпозного ядра, появляются признаки воспалительной реакции, повреждения аксонов и швановских клеток, что показывает связь острой радикулопатии с воспалением и действием химических веществ, содержащихся в пульпозном ядре [10]. В более поздние сроки, наряду с прогрессированием перирадикулярного воспаления (отек клетчатки, лейкоцитарная инфильтрация, нарушение гемодинамики со стазом и тромбозом пери- и интрарадикулярных сосудов) выявляются вакуолизация и атрофия аксонов, отек и дистрофия швановских клеток, что приводит к снижению скорости проводимости [59, 62], а затем и к интраневральному воспалению.

Продукты воспаления и биоактивные химические компоненты пульпозного ядра вызывают сенситизацию нервных окончаний, афферентных аксонов и нейронов спинномозговых узлов, что вызывает аллодинию и температурную гипералгезию, болевые поведенческие реакции экспериментальных животных [41, 44, 60, 62, 63]. Экспозиция ткани диска вызывает спонтанную выработку металлопротеаз, оксидов азота, интерлейкинов и простагландина Е2 [27]. Оксиды азота служат медиаторами боли, вызывают нитратизацию протеинов аксонов и их дисфункцию [8, 35].

В телах нейронов ганглия задних корешков выявляется TNF-α уже через сутки после аппликации пульпозного ядра. Высокое содержание этого противовоспалительного цитокина сохраняется до 14 дня, но с постепенным уменьшением [41]. Высокое содержание противовоспалительных цитокинов и других биомаркеров воспаления обнаружено в ливоре [9, 15].

В пролиферативной фазе воспаления образуется грануляционная ткань формируется интраневральный, периневральный, перидуральный и арахноидальный фиброз [33, 40]. Известно, что ликвор принимает важное участие в трофике спинномозговых корешков и спинного мезга. Rydewik B et al. [74] показали, что снабжение конского хвоста глюкозой осуществляется на 58 % ликвором и только на 35 % питающими сосудами. При экспериментальном арахноидальном фиброзе диффузия глюкозы из ликвора уменьшается на 28 % от нормального уровня, а снабжение глюкозой корешков конского хвоста из питающих сосудов возрастает до 153 % от нормы [40]. Ясно, что совместно дисцикуляторные нарушения и арахноидальный фиброз вызывают выраженные изменения трофики корешков конского хвоста и спинного мозга. Формируется хроническая радикулопатия.

Таким образом, воспаление, химическое или механическое повреждение нервных волокон может сентизировать ноцицепторы путем высвобождения медиаторов боли (простагландины, лейкотриены, гистамин, брадикинин, серотонин, субстанция Р, TNFa, и др.). Биохимические компоненты моделируют периферические, спинальные элементы сенсорной системы [16].

Одним из механизмов сенситизации спинальных центров боли служит глиальная реакция [21]. Повреждение нерва вызывает экспрессию TNFa, и TNFa-рецепторов в глиальных клетках, астроцитах, нейронах ганглиев и в спинном мозге [46, 47]. При экспериментальном моделировании грыж диска и стеноза позвоночного канала T.Ito et al. [24] выявили активацию глии, которая вырабатывает цитокины, в том числе фактор некроза опухоли (TNF a) и интерлейкины, играющие важную роль в патогенезе дегенерации нейронов и нервных аксонов. Цитокины форсфорилируют протеин 38 (Р38), который в свою очередь, служит трансмиттером боли и участвует в патогенезе дегенерации нервной ткани. Авторы обнаружили фосфорилирование Р38 в микроглии и швановских клетках конского хвоста, ганглиев задних корешков и в задних рогах спинного мозга при моделировании грыжи диска и стеноза позвоночного канала, а субарахноидальное введение специфического ингибитора Р38 существенно уменьшает механическую аллодинию, гипалгезию и перемежающуюся моторную дисфункцию при грыжах дисков и стенозе позвоночного канала [25]. В более ранней работе H.Hashizume et al. [29] показано, что нейропластичность и нейроиммунные процессы являются главными факторами появления и поддержания хронической радикулярной боли после прямой компрессии и (или) химического повреждения корешка.

Глиальная активность и экспрессия интерлейкина 1b (IL1b) в спинном мозге после повреждения корешков поддерживают центральный нейроиммунный компонент генерации хронической поясничной и радикулярной боли, а специфические иммуносупрессоры или имунносупрессоры общего действия могут быть эффективными средствами лечения радикулопатии. Rutkowski M.D. et al. [70] изучили центральную нейроиммунную активацию и нейровоспалительную реакцию в эксперименте на гибридных крысах с моделированием механической компрессии нервных корешков. Авторы выявили экспрессию иммунных мембранных гликопротеинов и молекул, вызывающих адгезию клеток в спинном мозге. Эти молекулы в сочетании с микроглиальной и эндотелиальной активацией обнаружены в ноцицептивных элементах задних рогов спинного мозга.

Появление макрофагов в ЦНС в ответ на повреждение нервных корешков также подтверждает индукцию и поддержание нейровоспалительной иммунной реакции, сенситизирующих спинальные центры сенсорной системы.

Важную роль в сенситизации периферических, спинальных и супраспинальных элементов сенсорной системы играет вегетативная нервная система [45].

Аппликация пульпозного ядра к спинномозговым корешкам и спинномозговым узлам вызывает с одной стороны, апоптоз (гибель) нейронов в ганглии задних корешков [41, 43], повреждение аксонов с высокой интенсивностью эктопических потенциалов, и повышением механосенситивности корешка [12]. С другой стороны, пульпозное ядро индуцирует регенерацию афферентных нервных волокон [3, 4, 26] C.Inoue et al. выявили значительное увеличение в ганглиях задних корешков количества иммунно-реактивных нейронов как к маркеру поврежденного нерва (ATF3), так и к маркеру аксонального роста (CAP 43). Эти исследования показали, что патогенетические факторы радикулопатии инициируют и сопровождаются саногенетическими механизмами. Важную роль в саногенезе радикулопатии играют цитокины группы факторов роста [1, 4, 23, 64, 68, 69, 85].

Особенно важен трансформирующий фактор роста (TGF β), васкулярный эндотелиальный фактор роста (VEGF) и фактор роста нервов (NGF).

TGF β продуцируется хондроцитами и эндотелиальными клетками, стимулирует образование грануляционной ткани, процессы репарации, индуцирует синтез коллагена и фибронектина. Последний сообщает хемоаттрактивные свойства клеткам, и обеспечивает их миграцию в участок повреждения, способствуя репарации и васкуляризации ткани [80].

Гипоксия ткани индуцирует продукцию VEGF, вызывающий васкуляризацию ее [87], а противовоспалительные цитокины стимулируют продукцию NGF, который не только повышает выживаемость нейронов и регулирует активность сенсорных ноциптивных нервных клеток, но и стимулирует рост коллатеральных отростков аксонов [1, 4, 23, 64].

Новые данные о патофизиологии вертеброгенных радикулопатий способствуют формированию корректных представлений о механизмах лечебного действия кортикостероидных препаратов, нестероидных противовоспалительных средств, в том числе ингибиторов циклооксигеназы-2 [5, 14, 34, 54, 59, 67]. На основе новых знаний разрабатываются новые перспективные методики лечения радикулопатии с применением ингибиторов некоторых киназ [25], селективных ингибиторов TNFα [42, 61], анти-TNFα антител [6, 67], дериватов простагландина Е1 [78], ингибиторов нейротрансмиттеров, в том числе субстанции Р [36, 49].

Заключение. Таким образом, патофизиологически вертеброгенные синдромы радикулопатии связаны с механической компрессией и дислокацией нервных корешков, дисциркуляторными нарушениями их трофики, с химическими продуктами дегенерации межпозвонковых дисков и дугоотросчатых суставов, с аутоиммунной воспалительной пери- и интральной реакцией, с нейроимунными и нейровоспалительными процессами в ганглиях задних корешков и в спинном мозге.

Важнейшую роль в генезе любой, в том числе радикулярной боли играет целостная сенсорная система организма, обладающая механизмами как ингибиции боли, так и ее сенситизации, то есть повышения возбудимости сенсорных нервных окончаний, нейронов узлов задних корешков спинальных нервов, задних рогов спинного мозга, подкорковых центров и коры головного мозга.

Новые знания о патогенезе радикулопатии позволяют раскрыть механизм лечебного действия некоторых лечебных средств и разработать принципиально новые методы лечения радикулопатии, в том числе с использованием ингибиторов некоторых киназ цитокинов, специфических иммунносупрессоров и других препаратов.

 

Литература

1. Abe Y., Akeda K., An H. et al. Proinflammatory cytokines stimulate the expression of nerve growth factor by human intervertebral disc cell // Spine. - 2007. - № 32 (6). - P. 635-642.

2. Aoki Y., Kikuchi S., Konno S., Olmarker K. Effect of antiplatelet treatment of nerve roots subjected to chronic experimental compression // Eur. spine. - 2001. - № 10 S. - P. S12.

3. Aoki Y., Ohtori S., Ino H. et al. Disc inflammation potentially promotes axonal regeneration of dorsal root ganglion neurons innervating lumbar intervertebral disc in rats // Spine. - 2004. - № 29 (23). - P. 2621-2626.

4. Aoki Y., An H., Takahashi K. et al. Axonal growth potential of lumbar dorsal root ganglion neurons in an organ culture system: response of nerve growth factor-sensitive neurons to neuronal unjury and an inflammatory cytokine // // Spine. - 2007. - № 32 (8). - P. 857-863.

5. Arai I., Otani K., Konno S. et al. Indomethacin blocks the nucleus pulposus-induced changes in nerve conduction and nerve blood flow in experimental disc herniation // Int. Society for thestudy of the lumbar spine. - Singapore. - 1997.

6. Becker C., Heidersdorf S., Drewlo S. et al. Efficacy of epidural perineural injections with autologous conditioned serum for lumbar radicular compression: An investigation-initiated prospective, double-blind, reference-controlled study // Spine. ‑ 2007. ‑ Vol. 32, № 17. ‑ P. 1803-1808.

7. Bedowitse R., Garfin S., Massie J. et al. Effects of magnitude and duration of compression on spinal nerve root conduction // Spine. - 1992. - № 17. ‑ P. 194-199.

8. Brisby H., Byrod G., Olmarker K. et al. Nitric oxide as a mediator of nucleus pulposus-induced effects on spinal nerve roots // J. Orthop. res. - 2000. - № 18.- P. 815-820.

9. Brisby H., Olmarker K., Larsson K. et al. Proinflammatory cytokines in cerebrospinal fluid and Byrod G., Rydevik B., Nordborg, Olmarker K. Early effects of nucleus pulposus application on spinal nerve root morphology and function // Eur. spine. - 1998. - № 7. - P. 445-449.

10. Byrod G., Rydevik B., Nordborg, Olmarker K. Early effects of nucleus pulposus application on spinal nerve root morphology and function // Eur. spine. - 1998. - № 7. - P. 445-449.

11. Chen C.Y., Cavanaugh J.M., Ozaktay A.C. et al. Effects of phospholipase A2 on lumbar nerve root structure and function // Spine. - 1997. - № 22. - P. 1057-1064.

12. Chen C., Cavanaugh J., Song Z. et al. Effects of nucleus pulposus on nerve root neural activity, mechanosensitivity, axonal morphology, and sodium channel expression // Spine. - 2004. - № 29 (1). - P. 17-25.

13. Cornefjord M., Olmarker K., Rydevik B., Nordbord C. Mechanical and biochemical injury of spine nerve roots. A morphological and neurophysiologic study // Eur Spine. – 1996. – № 5.- P.187-192.

14. Cornefjord M., Olmarker K., Otani K., Rydevik B. Nucleus pulposus-induced nerve root injury: effects of diclofenac and ketoprofen // Eur. Spine J. - 2002. - № 11. - P. 57-61.

15. Cornefjord M., Nyberg F., Rosengren L., Brisby H. Cerebrospinal fluid biomarkers in experimental spine nerve root injuri // Spine. - 2004. - № 29 (17). - P. 1862-1868.

16. DeLeo J.A. Basec science of pain // J. Bone & J. Surg. - 2006. - № 88-A. - P. 58-62.

17. Garfin S., Rydevik B., Brown R. Compressive neuropathy of spinal nerve roots. A mechanical or biological problem? // Spine. - 1991. - № 16. - P. 162-166.

18. Geiss A., Larsson K., Rydevik B. et al. Autoimmune properties of nucleus pulposus: an experimental study in pigs // Spine. - 2007. - № 32 (2). - P. 168-173.

19. Habtemariam A., Gronblad M., Verri J., Korkala O. Blood clits in vessels surrounding symptomatic nerve roots in disc heriation patients: a pilot studt // Eur. Spine J. - 2002. - № 11. - P. 447-451.

20. Hashizume H., DeLeo J., Colburn R., Weinstein J. Spinal glial activation and cytokine expression after lumbar root injury in the rat // Spine. - 2000. - № 10. - P. 1206-1217.

21. Hubbard R.D., Winkelstein B.A. Transient cervical nerve root compression in the rat induces bilateral forepaw allodynia and spinal glial activation: mechanical factors in painful neck injuries // Spine. - 2005. - № 30 (17) - P. 1924-1932.

22. Igarashi T., Kikuchi S., Shubayev V, Myers R. Volvo award in basic science studies. Exogenous tumor necrosis factor-alpha mimics nucleus pulposus-induced neuropathology - molecular, histologic, and behavioral comparisons in rats // Spine.- 2000. - № 25. - P. 2975-2981.

23. Inoue G., Ohtori S., Aoli Y. et al. Exposure of the nucleus pulposus to the outside of the annulus fibrosus induces nerve injury and regeneration of the afferent fibers innervating the lumbar intervertebral discs in rate // Spine.- 2006. - № 31 (13). - P. 1433-1438.

24. Ito T., Ohtori S., Hata K. et al. Rho kinase inhibitor improves motor dysfunction and hypoalgesia in a rat model of lumbar spinal canal stenosis // Spine. - 2007. - № 32 (19). - P. 2070-2075.

25. Ito T., Ohtori S., Hata R. et al. Rho kinose inhibitior improves motor dysfunction and hypoalgesia in a rat model of lumbar spine canal stenosis // Spine. ‑  2007. ‑ Vol. 32, № 19. ‑ P. 2070-2075.

26. Johnson W., Sivan S., Wright K. et al. Human intervertebral disc cells promote nerve growth over substrara of human intervertebral disc aggrecan // Spine. - 2006. - № 31 (11). - p. 1187-1193.

27. Kang J.D., Georgescu H.I., McIntyre-Larkin L. et al. Herniated lumbar intervertebral discs spontaneously produce matrix metalloproteinases, nitric oxide, interleukin-6, and prostaglandin E2 // Spine. - 1996. - № 21. ‑ P. 271-277.

28. Kayama S., Konno S., Olmarker K. et al. Incision of the annulus fibrosus induces nerve root morphologic, vascular and functional changes. An experimental study // Spine. - 1996.- № 22. - P. 2539-2543.

29. Kobayashi S., Yoshizawa H., Nakai S. Experimental; study on the dynamics of lumbosacral nerve root circulation // Spine. - 2000. - № 3. - P. 298-305.

30. Kobayashi S., Kokubo Y., Uchida K. et al. Effect of lumbar nerve root compression on primary sensory neurons and their central branches: changes in the nociceptive neuropeptides substavce P and somatostatin // Spine. - 2005. - № 30 (3). - p. 276-282.

31. Kobayashi S., Baba H., Uchida K. et al. Effect of mechanical compression on the lumbar nerve root: localization and changes of intraradicular inflammatory cytokines, nitric oxide, and cyclooxygenase // Spine. - 2005. - № 30 (15). - P. 1699-1705.

32. Kobayashi S., Uchida K., Yayama T. Motor neuron involvement in experimental lumbar nerve root compression: a light and electron microscopic study // Spine. - 2007. - №  32 (6). - P. 627-634.

33. Kroin J., Buvanendran A., Cochran E., Tuman K. Characterization nof pain and pharmacologic responses in an animal model of lumbar adhesive arachnoiditis // Spine 2005. - № 30 (16). - P.1828-1831.

34. Lee H.-Mo, Weinstein J.N., Meller S.T. et al. The role of steroids and their effects on phospholipase A2 // Spine. - 1998. - № 23. - P. 1191-1196.

35. Lee S., Han T., Hyun J. et al. Electromyographic findings in nucleus pulposus-induced radiculopathy in the rat // Spine. - 2006. - № 31 (18). ‑ P. 2053-2058.

36. Lee J., Fink D., Mata M. Vector-mediated gene transfer to express inhibitory neurotransmitters in dorsal root ganglion reduces pain in a rodent model of lumbar radiculopathy // Spine.- 2006. - V/ 13, № 14.- P. 1555-1558.

37. Lind B., Massie J., Lincoln T. et al. The effects of indused hypertension and acute graded compression on impulse propagation in the spine nerve roots of the pig // Spine. - 1983. - № 18. ‑ P. 1550-1555.

38. Marshal L.L., Trethewie E.R., Curtain C.C. Chemical radiculitis // Clin. Orthop. - 1977. - № 129. - P. 61-67.

39. McCarron R., Wimpee M., Hudkins P., Laros G. The inflammatory effect of nucleus pulposus. A possible element in the pethogenesis of low-back pain // Spine. - 1987. - № 12. - p. 760-764.

40. Miaki K., Matsui H., Nakano M., Tsuji H. Nutritional supply to the cauda equine in lumbar adhesive arachnoiditis in rats // Eur Spine J. - 1999. - № 8. - P. 310-316.

41. Murata J., Onda A., Rydevik B. et al. Distribution and appearance of tumor necrosis factor-[alpha] in the dorsal root ganglion exposed to experimental disc herniation in rate // Spine. - 2004. - № 29 (20). - P. 2235-2241.

42. Murata J., Onda A., Rydevik B. et al. Selective inhibition of tumor necrosis factor-[alpha] prevents nucleus pulposus-inducedv histologic changes in the dorsal root ganglion // Spine. - 2004. - № 29 (22). - P. 2477-2484.

43. Murata J., Nannmark U., Rydevik B. et al. Nucleus pulposus-induced apoptosis in dorsal root ganglion following experimental disc herniation in rats // Spine. - 2006. - № 31 (4). - P. 382-390.

44. Murata J., Onda A., Rydevik B. et al. Changes in pain behavior and histologic changes caused by application of tumor necrosis factor-alpha to the dorsal root ganglion in rats // Spine. - 2006. - № 31 (5) - P. 530-535.

45. Murata J., Olmarker K., Takahashi I., Takahashi K., Rydevik B. Effects of lumbar sympathectomy on pain behavioral changes caused by nucleus pulposus-induced spine nerve damage in rats // Eur. Spine J. - 2006. - № 16. - P. 634-640.

46. Ohtory S., Takahashi K., Moriya H., Myers R. THF-[alpha] and TNF-[alpha] receptor type 1 upregulation in glia and neurons after reripheral nerve injure: studies in murine DRG and spinal cord // Spine. - 2004. - V. 29, № 10. - P. 1082-1088.

47. Ohtory S., Inoue G., Koshi T. et al. Uo-regulation of acid-sensing ion channel 3 in dorsal root ganglion neurons following application of nucleus pulposus on nerve root in rats // Spine. - 2006. - № 31 (18). - P. 2048-2052.

48. Ohtory S., Kazuhisa T., Tanemichi C. et al. Phenotypic inflammation switch in ratsshown by calcitonin generelated peptide immunoreactive dorsal root ganglion neurons innervation the lumbar facet joints // Spine. - 2001.- V. 26. - P. 1009-1013.

49. Ohtory S., Inoue G., Koshi T. et al. Substance P-saporin down-regulates substance P receptor immunoreactive sensory darsal root ganglion neurons innervating the lumbar intervertebral discs in rats // Spine. - 2006. - V. 31, № 26. - P. 2987-2991.

50. Olmarker K., Lind B., Holm S. et al. Continued compression increases impairment of impulse propagation in experimental compression on the porcine cauda equine // Neuro-Orthop. - 1991. - № 11. - P. 75-81.

51. Olmarker K., Holm S., Rosenqvist A. et al. Experimental nerve root compression. A model for acute, graded compression of the porcine cauda equine and an analysis of neural and vascular anatomy // Spine. - 1991. - № 16. - P. 61-69.

52. Olmarker K., Holm S., Rydevik B. Single versus double level root compression: an experimental study on the porcine cauda with analysis of nerve impulse conducting properties // Clin. Orthop. - 1992. ‑ № 6. - P. 35-39.

53. Olmarker K., Rydevik B., Nordbord C. Autologous nucleus pulposus induces neurophysiologic and histologic changes in porcine cauda equine nerve roots // Spine. - 1993. - № 18. - P. 1425-1432.

54. Olmarker K., Berod G., Cornefjord M. et al. Effects of methyl-prednisolone on pulposus-in-duced nerve root injury // Spine. - 1994. - № 19. - P. 1803-1808.

55. Olmarker K., Blomquist J., Stromberg J. et al. Inflammatogenic properties of nucleus pulposus //Spine. - 1995. - № 20. - P. 665-669.

56. Olmarker K., Nordbord C., Larsson K., Rydevik B. Ultrastructural changes in spinal nerve root induced by autologous nucleus pulposus // Spine. - 1996. - № 21. - P. 411-414.

57. Olmarker K., Brisby H., Yabuka S. et al. The effects of normal, frozen, and hyaluronidase-digested nucleus pulposus on nerve root structure and function // Spine. - 1997. - № 22. - P. 471-475.

58. Olmarker K., Larsson K. Tumor necrosis factor alpha and nucleus-pulposus-induced nerve root injury // Spine. - 1998.- № 23. - P. 2538-2544.

59. Olmarker K., Myers R. Pathogenesis of sciatic pain: role of herniated nucleus pulposus and deformation of spine nerve root and dorsal root ganglion // Pain. - 1998.- № 78. - P. 99-105.

60. Olmarker K., Iwabuchi M., Larsson K., Rydevik B. Walking analysis of rats subjected to experimental disc herniation // Eur Spine J. - 1998. - № 7. - P. 394-398.

61. Olmarker K., Rydevik B., Selective inhibition of tumor necrosis factor-alpha prevents nucleus pulposus-induced thrombus formation, intraneural edema, and reduction of nerve conduction velicity: possible implications for future pharmacologic treatment strategies of sciatica // Spine. - 2001. - № 26. - P. 863-869.

62. Olmarker K., Storkson R., Berge O.-G. Pathogenesis of sciatic pain. A study of spontaneous behavior in rats exposed to experimental disc herniation // Spine. - 2002. - № 12. - P. 1312-1317.

63. Olmarker K., Nutu M., Storkson R. Changes in spontaneous behavior in rats exposed to experimental disc herniation are blocked by selective THF-alpha inhibition // Spine. - 2003. - № 28. - P. 1635-1642.

64. Onda A., Murata Y., Rydevik B. et al. Nerve growth factor content in dorsal root ganglion as related to changes in pain behavior in a rat model of experimental lumbar disc herniation // Spine. - 2005. - № 30 (2). - P. 188-193.

65. Ozaktay A.C., Cavanaugh J.M., Asik I. Dorsal root sensitivity to interleukin-1 beta, interleukin-6 and tumor necrosis factor in rats // Eur. Spine J. - 2002.- № 11. - P. 467-475.

66. Parke W., Watanabe R. The intrinsic vasculature of the lumosacral spine nerve roots //Spine. - 1985. - № 10. - P. 508-515.

67. Piperno M., Hellio le Graverand M.P., Reboul P. et al. Phospholipase A2 activity in herniated lumbar discs. Clinical correlations and inhibition by piroxicam // Spine. - 1997. - № 22. - P. 2061-2065.

68. Rogister B., Delree P., Leprince P. et al. Transforming growth factor beta as a neuronoglias signal during peripheral nervous system response to injury // J. Neurosci Res. - 1993. - № 34. - P. 32-43.

69. Rufer M., Flanders K., Unsicker K. Presence and regulation of transforming growth factor beta mRNA and protein in the normal and lesioned rat sciatic nerve // J. Neurosci Res. - 1994. - № 39. - P. 412-423.

70. Rutkowski M.D., Winkelstein B.A., Hickey W.F. et al. Lumbar nerve root injury induces central nervous system neuroimmune actiyation and neuroinflammation in the rat // Spine. - 2002. - № 15. - P. 1604-1613.

71. Rydevik B., Brown M., Lundborg G. Pathoanatomy and patophysiology of nerve root compression //Spine. - 1984. - № 9. - P. 7-15.

72. Rydevik B., Hansson T., Garfin S. Patophysiology of cauda equine compression // Sem. Spine Surg. - 1989. - № 1. - P. 139-142.

73. Rydevik B., Pedowitz R., Hargens A. et al. Effects of acute, graded compression of spine nerve root function and structure. An experimental study of the pig cauda equine // Spine. 1991. - № 16. - P. 487-493.

74. Rydevik B., Holm S., Brown M.D., Lundborg G. Diffusion from the cerebrospinal fluid as anutritional pathway for spine nerve roots // Acta Physiol Scand. - 1990.- № 138.- P. 247-248.

75. Saal J.S. Franson R.C., Dobrow R. et al. High levels of inflammatory phospholipase A2 activity  in lumbar disc herniations // Spine. - 1990. - № 15. - P. 674-678.

76. Sasaki N., Kikuchi S., Konno S. et al. Anti-TNF-[alpha] antibody reduces pain-behavioral changes induced by epidural application of nucleus pulposus in arat model depending on the timing of administration // Spine. - 2007. - № 32 (4). - P. 413-416.

77. Sekiguchi M., Konno S., Kikuchi S. Nerve vasculature changes induced by serotonin under chronic cauda equine compression // Eur. Spine J. - 2001. - V. 10. - P. S12

78. Sekiguchi M., Konno S., Kikuchi S.. Effects on Improvement of Blood Flow in the Chronically Compressed Cauda Equina: Comparison Between a Selective Prostaglandin E Receptor (EP4) Agonist and a Prostaglandin E1 Derivate // Spine. ‑ 2006. ‑ Vol. 31, № 8. ‑ P. 869-872.

79. Smith M., Wright V. Sciatica and the intervertebral disk // J.Bone & Joint Surg. - 1958. - № 40-A. - P. 1401.

80. Specchia N., Pagnotta A., Toesca A., Greco F. Cytokines and growth factors in the protruded intervertebral disc of the lumbar spine // Eur.Spine J. - 2002. - № 11. - P. 145-151.

81. Tachihara H., Kikuchi S., Konno S., Sekiguchi M. Does facet joint inflammation induce radiculopathy?: An investigation using a rat model of lumbar facet joint inflammation // Spine. - 2007. - № 32 (4). - P. 406-412.

82. Takada T., Nishida K., Doita M., Miyamoto H., Kurosaka M. Interleukin-6 production is upregulate by interaction between disc tissue and macrophages // Spine. - 2004. - № 29 (10). - P. 1089-1092.

83. Takahashi H., Suguro T., Okazima Y. et al. Inflammatory cytokines in herniated disc of the lumbar spine // Spine. - 1996. - № 21. - P. 218-224.

84. Takahashi H., Kikuchi S., Shubayev V. et al . TNF-[alpha] and phosphorylation of ERK in DRG and spine cord insights into mechanisms of sciatica //Spine. - 2006. - № 31 (5). - P. 523-529.

85. Takahashi H., Kazuo Y., Simpei M. et al. Distribution of the basic fibroblast growth factor and its receptor gene expression in normal and degenerated rat intervertebral discs // Spine. - 1995. - № 20. - P. 1972-1978.

86. Watanabe R., Parke W. Vascular and neural pathology of lumbosacral spinal stenosis // J. Neurosurg. - 1986. -№ 64. - P. 64-70.

87. Watanabe R., Konno S., Sekiquchi M., kikuchi S. Spinal stenosis: assessment of motor function, VEGF expression and angiogenesis in an experimental model in rat // Eur. spine J. - 2007.- V. 16, № 11. - P. 1913-1918.

88. Willburger R., Wittenberg R. Postaglandin release from lumbar disc and facet joint tissue // Spine. - 1994. - № 18. - P. 2068-2070.

89. Yabuki S., Kikuchi S., Olmarker K., Myers R. Acute effects of nucleus pulposus on blood flow and endoneurial fluid pressure in rat dorsal root ganglia // Spine. - 1998. - № 23. - P. 2517-2523.

90. Yoshizawa H., Kobayashi S., Hachiya Y., Blood supply of nerve root and dorsal root ganglia // Ortop. Clin North America. - 1991. - № 22. - P. 195-211.

 

Наверх страницы

Внимание! Не забудьте ознакомиться с остальными документами данного пользователя!

Соседние файлы в текущем каталоге:

На сайте уже 21970 файлов общим размером 9.9 ГБ.

Наш сайт представляет собой Сервис, где студенты самых различных специальностей могут делиться своей учебой. Для удобства организован онлайн просмотр содержимого самых разных форматов файлов с возможностью их скачивания. У нас можно найти курсовые и лабораторные работы, дипломные работы и диссертации, лекции и шпаргалки, учебники, чертежи, инструкции, пособия и методички - можно найти любые учебные материалы. Наш полезный сервис предназначен прежде всего для помощи студентам в учёбе, ведь разобраться с любым предметом всегда быстрее когда можно посмотреть примеры, ознакомится более углубленно по той или иной теме. Все материалы на сайте представлены для ознакомления и загружены самими пользователями. Учитесь с нами, учитесь на пятерки и становитесь самыми грамотными специалистами своей профессии.

Не нашли нужный документ? Воспользуйтесь поиском по содержимому всех файлов сайта:



Каждый день, проснувшись по утру, заходи на obmendoc.ru

Товарищ, не ленись - делись файлами и новому учись!

Яндекс.Метрика